Retrocross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » Deleted Scenes » We'll do whatever just to stay alive


We'll do whatever just to stay alive

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Well, the way I feel is the way I write,
It isn't like the thoughts of the man who lies,
There is a truth and it's on our side,
Dawn is coming,
Open your eyes,
Look into the sun as the new days rise.

We'll do whatever just to stay alive

TALIA AL GHUL, BRUCE WAYNE


Талия аль Гул всегда справляется со своими проблемами самостоятельно и никогда не зовет на помощь, даже если все выходит из-под её контроля. Но гуманные супергерои просто не могут пройти мимо, когда у дамы возникают трудности с какими-то психованными злодеями, правда?.. Даже если эта дама и сама обычно не на стороне добра.

0

2

Для Талии разграничение мира на добро и зло, привычно упоминаемое в детских сказках, всегда казалось чем-то очень забавным. Она прекрасно представляла с самого своего младенчества то, что у зла есть не менее пятидесяти или даже сотни оттенков, при чем они все необязательно находятся в серо-черной гамме. Дочь лидера Лиги Теней никогда не была в стане борцов за "добро" и поэтому не представляла, есть ли какие-то споры или разногласия между стороной света (условно), но зато она отлично понимала, что на ее стороне, которая, вроде бы, называлась в остальном мире "злом", есть не просто споры, а целые войны, которые часто заканчиваются подлыми и совершенно нечестными уловками, которые Талия сама никогда бы себе не позволила.
Пытаясь оторваться от погони, она выруливает на одну из оживленных улиц Готэма. Мимо проносятся автомобили, по большей части все они движутся ей навстречу, а поэтому ей приходится выкручивать руль то вправо, то влево, объезжая обычных городских жителей, которые не нарушая правил дорожного движения хотят просто попасть этим вечером домой. Наверное, в представлении большинства населения этого города истинные злодеи перли бы напролом, снося все машины, попадающиеся навстречу, наверное, для пущей убедительности и устрашения прохожих и случайных свидетелей погони, наверное, ради лишней и необоснованной крови, но Талия не следует привычным и устоявшимся в сознании людей канонам истинных злодеев. Она маневрирует между автомобилями, потому что не хочет лишних жертв именно сейчас, потому что для всего населения Готэма уготовлена более справедливая и массовая расправа, а скрываясь между машинами проще оторваться от погони.
Но не от этой.
Те, кто сегодня ее преследуют, следуют всем правилам, которые кто-то когда-то за них придумал - они мчатся напролом, отправляя всё на своем пути в долгий путь за пределы автомагистрали, вылезают из окон и стреляют по автомобилю Талии и не вовремя вышедшим из дома прохожим, кричат и что-то нелепо гогочат. Ей нужно оторваться от погони, но больше всего сейчас ей хочется вылезти и разобраться с ними, заткнуть их наконец. Они позорят ее имя перед всеми представителями Лиги Теней - подумать только, дочь их лидера не может расправиться с какими-то шавками! Но этих шавок в машине пятеро, а Талия - одна. К тому же, она давно не была в Яме Лазаря, ее иммунитет и силы ослабли и сейчас она не справится и с тремя такими идиотами.
Она резко выруливает с шоссе в какой-то переулок и старается ездить так юрко и проворно, как только умеет. Но ее путь резко обрывается, при чем не тупиком, что было бы очень зрелищно, а парой метких пуль из дула автомата одного из преследующих. Ее машину заносит в повороте, уши закладывает от звука скрипящей о землю резине, не привыкшей к таким нагрузкам, Талия старается не выпускать руль из рук и крепко его держать, чтобы ее не занесло еще сильнее и не перевернуло кверху дном. Тогда она точно не сможет вылезти быстро и очень технично сбежать - сейчас она еще планирует поступить именно так.
Но планы рушатся уже через минуту, когда она выскакивает из автомобиля и понимает, что те ребята быстрее нее и что с трассы не следовало сворачивать, и что ей сейчас, наверное, конец, и что не помешал бы какой-нибудь затерявшийся в окраинах Готэма суперзлодей, который решит сегодня встать на ее сторону. Но пусть это и разборки между "злом", поддержки ей в этом городе не найти.
- Ребята, а где же ваша честность? Позорите звание злодеев... - говорит она с усмешкой, пятясь назад и упираясь спиной в забор из проволочной сетки. Цепляется за него пальцами, смотрит на пятерых вышедших из машины и на мусорный бак рядом, пожарную лестницу, подоконник не самого лучшего жилья в Готэме... Снова переводит взгляд на нападающих, на тех двух первых, которые больше остальных рвутся в бой, - Бам! - произносит резко, все так же улыбаясь и делая резко несколько шагов вперед. Ударяет одного из этих двоих в живот и держится за него, размахиваясь для удара ногой второго, потом не дожидаясь, пока остальные подойдут - разбегается и запрыгивает на мусорный бак, потом цепляется за пожарную лестницу и перепрыгивает на забор. Пули свистят где-то рядом, но слишком поздно, Талия уже очень цепко держится пальцами за сетку и уже почти чувствует землю под ногами с той стороны. Она делает рывок вверх, чтобы наконец перелезть через этот все-таки появившийся "тупик", но ее хватают за щиколотку и резко тянут вниз, она руками пытается цепляться за проволоку, но обдирает пальцы и теперь чувствует жгучую боль содранной местами кожи.
- Бам! - говорят ей сверху с издевкой, передразнивая ее же интонацию, и поднимают на ноги, чтобы не бить лежачую.
Какая-никакая, а честность.

Отредактировано Talia al Ghul (17.06.2016 12:43:49)

+2

3

    Многим кажется, что жизнь супергероя полна бесконечных битв и боев. Это так, но лишь отчасти. Во-первых, Брюс не считает себя супергероем. Какой он, к черту, «супер»? Обычный человек с пагубной тягой к боевым искусствам и театральности. Во-вторых, прежде, чем ввязаться в драку, эту драку надо сначала найти.
    Да, именно так, жизнь ночного героя проста и незамысловата: сначала ты сидишь где-нибудь высоко, затаившись около горгульи, и обозреваешь город гордым взглядом, пытаясь сложить плащ так, чтобы ветер не лупил тебя им по боку или, упаси Господь, по лицу, и хорошо, если ты уже бывалый защитник Готэма и у тебя есть бинокль. Потому что даже хорошее зрение Бэтмена не хорошо настолько. А потом — в хорошую ночь — удается заметить что-нибудь, например, полицейскую машину с мигалками, спешащую куда-нибудь в другую сторону от небоскреба с горгульей. Или усталый голос Альфреда, когда ему случается ложиться спать позже обычного, сообщит в его ухе, что по новостям передают что-нибудь об очередной перестрелке. Иногда Бэтмен просто спускается на крыши пониже и гуляет по ним, пока не наткнется на какое-нибудь дело, стоящее его внимания.
    Хочешь быть героем — придется запастись терпением.
    Одна крыша сменяется другой, и Бэтмен занимается любимым развлечением — отрабатывает технику паркура. Главное — не зацепиться за какую-нибудь неудачно торчащую железяку плащом и не забывать смотреть по сторонам. В конце концов, он здесь не тренировки ради, а на миссии. Бэтмен ловко перепрыгивает нагромождение труб, уворачивается от антенны, больше похожей на растопыренную лапу инопланетянина, и вдруг замирает на самом краю крыши и смотрит вниз. Когда он решил двигаться в этом направлении, ему казалось, что он слышал крики и выстрелы. Кричащих и стреляющих внизу нет. Есть кое-что другое.
    За один взгляд ему удается считать всю необходимую информацию. Две машины, одна более громоздкая и потертая — эта явно принадлежит преследователям. Вторая в гораздо лучшем состоянии, не считая простреленных колес — очевидно, машина преследуемой. Значит, была погоня, значит, загнали сюда — здесь сетка, не совсем тупик, но она помешает девушке выбраться. Пятеро мужчин, один из которых поднимает свою жертву с асфальта — явно не самого моралистического толка. Рядом — баки, пожарная лестница, подоконники дома, за окнами которого царят предусмотрительные темнота и тишина. Никто никогда не хочет ввязываться в чужие разборки. Поэтому у Готэма есть он.
    С легким свистом бэтаранг рассекает воздух — прямо к руке мужчины, держащего девушку. Может просто поцарапать, а может и сухожилия рассечь, но Бэтмен не тратит времени на то, чтобы дожидаться результата: прыгает следом, прямиком на другого незнакомца рядом с девушкой, эффективно сшибая его с ног. Несколько десятков килограмм Бэтмена в полной амуниции — это вам не шуточки.
    Перекат, подъем, разворот — и вот он уже вновь на ногах, готовый к драке. Пятеро на одного — не самое худшая ситуация, в которой ему приходилось оказываться, да и тем более, что эти конкретные ребята вряд ли держат с десяток тузов в рукаве. Пистолеты, может, представляют опасность. С перочинным ножом, найдись он у кого-то из присутствующих, Бэтмен справится без особого труда. Тем, кто рискнет сразиться на кулаках, точно не повезет. В общем и целом, обычная ночь.
    Хотя, разумеется, нельзя упускать из виду тот факт, что совсем обычные преступники не гонятся за своей жертвой через половину Готэма на машине. Даже самые отчаянные фанаты группового секса или одержимые любители чужих кошельков предпочтут найти другой объект воздыханий в таком случае. Времени разбираться нет: незнакомцы узнают его, тянут что-то насмешливо, как и всегда.
    В следующее мгновение Бэтмен ударяет стоящего ближе всех. Вскипает драка.

+1

4

Самые неприятные ситуации для наследницы Лиги Теней - это те, которые выходят из-под ее, Талии, контроля. Вот и теперь, когда казалось бы еще не случилось ничего непоправимого, Талия уже не получает удовольствия от происходящего. Погоня, попытки сбежать, даже неудача этих попыток и стаскивание обратно на землю - это было весело, всем спасибо, всем хорошего вечера и до новых встреч, занимательно было снова вспомнить то, каково быть слабее своих противников, но пора прекращать этот спектакль.
И когда Талия решает его наконец прекратить, случается странное - она осознает, что не в ее власти освободиться или разделаться с напавшими, чтобы все поскорее закончилось. Они поднимают ее на ноги, даже отпускают ее руки, не держа вывернутыми за спиной и не связывая веревкой, а просто отпускают, давая ей попробовать ответить им, ответить на их удары. Только происходит это как-то странно - один из напавших хватается за руку и отходит в сторону, а в следующий миг на другого из них уже валится кто-то сверху.
- Что за... - говорит она вслух, не понимая, как вышло так, что она даже не заметила появления кого-то еще в этом закоулке.
Напавшие же, в отличии от нее, сразу признают в появившемся "герое" Бэтмена, и в голове Талии все встает на свои места: это человек, который когда-то почти смог победить ее отца, человек, который опозорил их семью и теперь почти смог обдурить и ее, человек, которого она меньше всех хотела бы видеть в роли своего спасителя когда-либо. Даже не так. Это последний человек в мире, чью помощь она сейчас смогла бы принять. Она смотрит на происходящее немного со стороны, Бэтмен нейтрализовал одного из напавших, свалившись на него сверху, другому рассек руку какой-то своей летающей железной штукой, но не вывел этого второго из строя. На него нападают сразу двое из тех, кто стоял подальше, они перевешивают автоматы за спину на ремень, доставая из-за пазухи припасенные кинжалы и теперь нападая с ними на человека-летучую мышь.
Талия смотрит на происходящее с усмешкой, какой все-таки этот супергерой самонадеянный, если думает, что сможет справиться с теми, от кого пыталась сбежать дочь самого Рас аль Гула. Да, того самого.
Но через несколько секунд Талию отвлекают от  лицезрения кровавой (она надеялась, что кровавой) битвы тем, что нападают и на нее саму. Оставшийся пятый, а затем и тот, с окровавленной рукой, нападают на нее с двух сторон, также вооружаясь кинжалами. Талия не может вспомнить никого из врагов отца или своих врагов, кто нападал бы именно с таким оружием, это усложняют еще и постоянные атаки то справа, то слева. Ей приходится вспоминать все то, чему ее учил отец на уроках рукопашки, чтобы противостоять им и не дать вогнать один из таких клинков ей под ребра.
Она пытается выглянуть из-за плеча нападавшего, чтобы посмотреть, что происходит с Бэтменом, который сам не ведая примчался на помощь к одному из своих самых главных врагов. И у стража Готэм-сити все идет не очень хорошо - тот парень, которого он нейтрализовал с самого начала, присоединился к общему веселью и с еще большим упорством старался задеть его лезвием кинжала.
В один из моментов Талие улыбается удача - и у нее получается сделать подсечку так, что один из нападающих мужчин своим выпадом, в котором хотел задеть ее, задевает своего товарища, и в этот момент становится понятно, что с этими клинками все не так просто. На лице раненого появляется ужас и этой заминки хватает для того, чтобы его окончательно добить, уронив на землю, и громко проговорить:
- Кинжалы отравлены, - в сторону Бэтмена. Гораздо проще было бы промолчать и просто дождаться, пока его заденут хотя бы краем лезвия, но Талия всегда играет по правилам. Раненый клинком, кажется, больше не может встать, и для Талии появляется надежда на победу - с одним противником она сможет справиться, тем более подобрав клинки нейтрализованного парня. Остается разобраться только с этим, залезть в их же тачку и уехать отсюда подальше, а Бэтмен - сам разберется, верно?
Честность никогда не была ее сильной стороной и несмотря на то, что все население Готэма считает Талию злодейкой, она вовсе не желает лишний раз никому зла. Поэтому вместо того, чтобы добить этого одного и сбежать, она перемещается ближе к Бэтмену, тем более что основной целью ядовитых кинжалов должна быть именно она, а не случайно набредший на драку герой.

+1

5

    Когда обладатели огнестрельного оружия предпочитают этому огнестрельному оружию обычные кинжалы, это значит, что ничерта это не обычные кинжалы. Бэтмен привык считать, что его оппоненты — даже самые неприглядные — все-таки не дураки. Разумеется, он бы сумел увернуться от пары-тройки пуль, а остальные прочно засели бы в его непробиваемом костюме. Дальше он бы нашел укрытие. Но нет, эти люди отчего-то решают воспользоваться именно кинжалами. А всему, как известно, есть своя причина, размышлять над которой у Бэтмена сейчас совершенно нет времени.
    Двое противников с кинжалами — не самый лучший расклад. Однако держат они их чересчур сильно, как будто это не то оружие, каким им привычно пользоваться, и поэтому они опасаются выронить кинжалы. Бэтмен уворачивается от одного из ударов, ударяя плащом нападающего слева, а нападающего справа перехватывает за руку с кинжалом обеими руками, позволяя иглам-выступам на наручах больно впиться тому в кожу. Мертвой хваткой держа его на месте, он ударяет ногой, целясь в колено левому. Тот предсказуемо уворачивается, и Бэтмен, наконец, с силой выкручивает пойманному преступнику руку, заставляя выронить кинжал и практически полностью опуститься на землю. Добить его не получается: левый возвращается. А там и третий поднимается с земли, таща кинжал из-за спины.
    Жаль, что у него нет времени остановиться и хорошенько подумать о том, кто такая эта незнакомка, что столь ловко управляется со своей порцией противников? Бэтмен привычно отключает лишние мысли в такие моменты: переходит в режим тупого следования рефлексам, годами оттачиваемыми с лучшими мастерами боевых искусств. Драка с вооруженным ножом человеком, по идее, не так уж и сложна. Особенно если это не мастер боя с ножом — а эти ребята хоть и держатся хорошо, но все-таки не мастера. Скорее у них просто есть некий опыт. Это не помешает Бэтмену вырубить их одного за другим в нужный момент. Схема простая: схватить руку с ножом, выкрутить ее, а дальше добивать ногами. Если б еще у них энтузиазма поубавилось.
    И кинжалы б не были отравлены.
    Ну, это, безусловно, объясняет. Бэтмен до хруста в плече выкручивает руку особенно бойкому противнику и бьет локтем по спине, так что тот падает плашмя на землю и воет от боли. Трое против двоих. Девушка уже успела где-то разжиться кинжалом и теперь присоединяется к этой части драки. Кто же она такая? Бэтмен уворачивается от одного удара кинжала, затем от другого, хлестко пуская плащ в глаза нападающему, так что тот шипит что-то сквозь зубы. Бэтмен использует этот момент, чтобы нанести еще несколько ударов и сравнять счет с трех против двух до двух против двух.
    Вот. Вот так гораздо удобнее! Бэтмен разворачивается, пригибается, чтобы увернуться от другого нападающего, отходит на несколько шагов назад. Защищается от удара кинжалом, подставляя наруч, так что искры летят в стороны. Остался последний рывок, еще совсем чуть-чуть — вон как бойко незнакомка расправляется с другим преступником! Только вот бьет она его отравленным кинжалом, и эта мысль вдруг зажигается ярко в голове Бэтмена: нельзя, нельзя! Не убивать, только не убивать — зачем она? И в следующее мгновение он чувствует, как резко расходится болью порез на руке.
    Вновь Бэтмен отступает назад, шатаясь, и утыкается спиной в стену. Нападающий-кинжал-яд-противоядие-Альфред — вся цепочка быстро пролетает в его голове, гаснет. Растворяется. Перед глазами все плывет. Что же может действовать так быстро и так сильно? Какой яд? Бэтмен вяло пытается передвинуться в сторону по стене. Перед ним темный силуэт — не иначе счастливый нападающий. Нет сил бороться. Надо уходить. Он найдет этих преступников потом. Резкое движение перед самыми глазами заставляет его инстинктивно вскинуть руки вверх, подставляя наручи, но новый удар кинжала жалит его по лицу, и со лба вниз ползут струйки крови. Последним усилием воли Бэтмен хватает руку с кинжалом, что расплывчато маячит совсем рядом, и переваливается к стене боком, придавливая запястье преступника к равнодушному кирпичу всей своей массой. Что-то отдаленно хрустит. Бэтмен слышит, как ударяется об асфальт кинжал. Нет, нельзя уходить. Девушка. Еще одним рывком он ударяет преступника головой о стену. Не самый сильный удар, но действенный: кирпич в этом месте немного откололся, мягкий висок преступника попадает ровнехонько на скол — чистое везение — и вот он падает обессиленно. Кажется, Бэтмен и сам немного падает.

Отредактировано Bruce Wayne (01.09.2016 21:35:24)

+1

6

Если бы у Талии была хотя бы пара лишних мгновений, она бы обязательно хмыкнула и посмотрела бы на Бэтмена с сомнением: в каждом его движении она видела ощущение им собственного превосходства, даже то хладнокровие, с которым он борется со злодеями Готэма - одно только это хладнокровие выдает в нем не положительного героя.
И Талия бы даже смогла найти у них с Бэтменом какие-то общие черты - например, эту вот не стопроцентную приверженность добру или злу, но маленькая проблема - в двух сантиметрах от нее пролетает чья-то рука, зажимающая отравленный кинжал, от которого минуту назад человек упал на землю если не замертво, то около того. Она отодвигает ненужные мысли на второй план, стараясь не упускать из виду мелких деталей вроде маячущего где-то рядом супергероя, ринувшегося спасать не ту. Делает новый выпад, норовя задеть нападающего своим завоеванным в драке таким же кинжалом - и ловит на себе взгляд Бэтмена. И за этот взгляд герой сразу получает по заслугам, правда Талия не видит, как именно, потому что немного занята дракой с напавшим, но что-то вроде суперсилы позволяет ему еще простоять на ногах какое-то время.
Как раз до того момента, когда все нападающие нейтрализованы. Талия опускается на корточки рядом с ним и вглядывается в маску - нужно действовать быстро и так же быстро придумывать, что с ним делать. Варианта два: оставить здесь или утащить с собой в тачку и увезти куда-нибудь зализывать раны, и оба из этих вариантов дочь Ра’с аль Гула не устраивают своей несправедливостью. Бросить его здесь значит  поступить подло и низко, ведь он все-таки ринулся ей на помощь (пусть и не знал, кто она такая), а забрать с собой отдает предательством по отношению к родному отцу.
Но ведь отец может не узнать?..
Груда мышц и самодовольства весит целую тонну, и Талия тратит много времени на то, чтобы все-таки дотащить тело без сознания до машины преследователей. Запихивает его на заднее кресло, а сама садится за руль: нужно сваливать отсюда быстрее, пока к этим не приехала подмога с еще целой горой подобных кинжалов.
Они отъезжают на безопасное расстояние, в лобовом зеркале не видно погони, и Талия притормаживает в одном из закоулков. Выходит из машины, поправляя волосы и заправляя их за ухо, и открывает заднюю дверь. Бэтмен все там же, но судя по его виду ему срочно нужна помощь. И теперь Талия замечает, что его глаза залиты кровью, а маска на лбу разрезана - похоже, один из ударов противников пришелся прямо по голове. Она тянется рукою к маске, чтобы снять ее, но резко отдергивает руку - еще не время. Да и ему, может быть, станет только больнее, если стянуть ее прямо сейчас. Талия выпрямляется и в нерешительности хватается за голову, переступая с ноги на ногу: что же с ним делать?!
Для нее это в новинку, она никогда раньше не была не уверена в каком-то своем решении, но теперь стоит в темном переулке, вдыхая запахи рядом расположенной помойки, и пытается прикинуть, что делать с раненым (возможно, смертельно) Бэтменом, главным врагом ее отца.

С момента их встречи прошло уже два дня и три ночи. Бэтмен лежит без сознания, не приходя в себя, лишь изредка говоря что-то в полнейшем бреду, что-то, что очень сложно разобрать. Он уже без маски, но Талия аль Гуль не называет его по имени, когда заходит к нему:
- Приходи уже в себя, Бэтмен… - говорит на выдохе с ухмылкой и качая головой, разглядывая безмятежное и спокойное лицо обычного человека. Сегодня его не мучают боли, сегодня или уже завтра он должен наконец прийти в себя, Талия сделала все, что могла, и теперь вылечить его может только время, - Проснешься и сам расскажешь мне, кто ты... - садится на стоящий рядом с кроватью стул и добавляет тише, - Брюс.
В комнату стучат. Талия резко поднимается и когда к ним заходит какая-то прислуга с едой и сменными повязками - она уже стоит почти рядом с дверью, не подавая виду что только что была совсем рядом с пострадавшим.
- Я сама, можешь идти, - говорит спокойно, когда поднос оказывается на тумбе рядом, - Иди, ну, - повторяет, когда видит в глазах прислуги вопрос. Третий раз Талия аль Гул не повторяет, поэтому девушка принимает верное решение послушаться, не спрашивая лишнего.
Талия подходит к кровати и тянется к лицу Бэтмена, чтобы сменить компресс на его лбу - ее люди смогли определить яд и противоядие, но помимо внутривенного введения антидота необходимо было промокать непосредственно место ранения. На ее лице нет ни тени заботы или уютной улыбки - ей хочется, чтобы он скорее пришел в себя и сразу после этого ушел восвояси.

Отредактировано Talia al Ghul (08.09.2016 15:09:50)

+1

7

    Если есть на свете вещь, которую Бэтмен не любит больше, чем преступников всех видов и мастей, так это яды. Яды — это такая подлая штука, которая абсолютно лишает противника возможности достойно ответить. Ядами пользуются трусы и предатели. Сам Бэтмен ядами старается не пользоваться, чтобы не переступать через собственные принципы, потому что большинство ядов, которыми он воспользовался бы в благих целях, смертельны.
    Оседая по стенке вниз, Бэтмен тянется к поясу, чтобы нажать на заветную кнопку, которая пошлет сигнал Альфреду: таков их уговор. Как только Бэтмен попадает в подобный переплет, он отправляет сигнал верному дворецкому, ну а тот уже разберется, что с ним делать. Не одобрит, но разберется. Рука Бэтмена касается кнопки, но нажать уже не успевает: организм оперативно выключается в попытке хоть как-то побороть яд. В последний момент где-то на периферии он слышит, как рядом падает чье-то тело. Сил открыть глаза и посмотреть, чье, нет. Сил осмыслить звук до конца тоже нет.
    В следующее мгновение Бэтмен кратко приходит в себя где-то, где урчит мотор, наверное — мысль обрывается, и он скатывается обратно в темноту.
    Сознание сюрреалистично перебирает образы и моменты, подсовывая ему то лицо убийцы родителей, то одного из многих преступников на месте Альфреда, то совет директоров Wayne Enterprises, обсуждающий оружие массового уничтожения. Бэтмен больше не Бэтмен, Бэтмен теперь — просто Брюс, который слабо ворочается на кровати в лихорадке, без единой возможности вырваться из цепкой хватки видений. Там, внутри своей головы, он то бежит куда-то, спасаясь от огромной темной волны, поглощающей Готэм дом за домом, то совсем мальчишкой сражается с сюрреалистичной версией самого себя: рослым, сильным, с головой всамделишной летучей мыши.
    Брюс резко вскидывает руку, перехватывая чужое запястье. Его первая мысль: только не маска. Все, что угодно, но только не маска. Он не может жертвовать этим образом, не может прикреплять к нему своего имени. Не потому, что это может навредить кому-либо из его друзей и близких, которых всего-то раз-два и обчелся, но потому что эта маска — символ. А символ куда более живуч, чем человек. Особенно если человек за ним не попадается в чужие ловушки так просто.
    Кроме того, нельзя делать из этого инфо-повод для прессы.
    Ему сложно разлепить глаза, но он справляется. Все вокруг в расфокусе, и он не может толком пошевелиться или сесть — этот перехват выпил из него все накопленные силы. Голова болит, и Брюс с запозданием понимает, что на его лоб наложена какая-то марля. Логика подсказывает ему, что это компресс. Логика также подсказывает ему, что компрессы не накладывают на людей в масках. И запястье в его руке — определенно женское, и он поспешно его выпускает (на самом деле, у него не так уж много сил, чтобы долго сохранять цепкую хватку).
    Комната даже в расфокусе не похожа на больничную палату. Значит, инфо-повода для прессы не будет. Брюс пытается прохрипеть первые пришедшие на ум слова, но голос слушается плохо. Тогда он все-таки чудовищным усилием воли заставляет себя сесть, ну или приподняться на локтях настолько, насколько это возможно. И сфокусировать взгляд на обладательнице запястья. И прочистить горло. Его силой воли, ворочающей ослабленным телом, сейчас можно гнуть шпалы.
    Рядом с ним та самая девушка из подворотни. На нем совершенно точно нет маски и, прямо скажем, всего остального снаряжения. Брюс просчитывает варианты. При всей его изобретательности, вывернуться из этой ситуации без потерь не выйдет. В его арсенале есть много технологичных девайсов, но стиратель памяти — не один из них. Тогда Брюс решает, что придется продумывать план по ходу пьесы. Интересно, он успел тогда нажать кнопку?
     — Спасибо, — хрипит он, а затем, прочистив горло еще раз, уже более убедительно и громко повторяет: — Спасибо.
    Еще одно усилие воли уходит на то, чтобы подтянуть себя к изголовью кровати и сесть. Параллельно Брюс пытается, во-первых, не выключиться обратно, хотя, честное слово, очень хочется, и во-вторых, найти хоть какую-то подсказку в окружающей обстановке, чтобы убедиться, что эта девушка — не очередной сумасшедший злодей, подстроивший эту западню с ядом. В конце концов, это бы объяснило всю цепочку событий. Хотя сумасшедшие злодеи — не совсем то, с чем он может сейчас иметь дело.
     — Полагаю, я теперь обязан тебе жизнью.
    Пожалуйста, пусть она не будет сумасшедшим злодеем. Ну или хотя бы злодеем — он согласен на простую сумасшедшую.
[icon]http://savepic.ru/11273732.jpg[/icon]

Отредактировано Bruce Wayne (11.09.2016 16:44:27)

+1


Вы здесь » Retrocross » Deleted Scenes » We'll do whatever just to stay alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC