Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » STAR WARS » There are people in these stories. Alive


There are people in these stories. Alive

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://savepic.su/7332784.gif

There are people in these stories. Alive

REY, POE DAMERON, ANAKIN SKYWALKER


(01.VIII.34) По пьян. Рей пьяна. Сначала они смеются. Потом оказывается, что не над чем особо.

Отредактировано Poe Dameron (05.07.2016 21:11:04)

0

2

Рей ничего не имела против Кореллии. Наоборот, эту планету она любила самой нежной любовью человека, которому  неоднократно приходится скрываться от патрулей.
Во-первых, это была родина Хана. Во-вторых, (или это как раз должно было идти первым пунктом?) - здесь можно было купить или продать практически все - от спайса до запчастей к транспортнику, которому должно было стукнуть четыре тысячи лет, и от живого энергопаука до наложницы-забрака. Оптом, в розницу и по частям в контейнерах - это уж как заказчик пожелает. В-третьих, здесь была уникальная языковая практика - часть выражений Рей старалась запомнить на будущее - мало ли, никогда не угадаешь, где тебя поджидает очередной сбрендивший магистр, карбонит или хэдхантеры за углом, необходимо знать, что говорят в подобных случаях.

Вот только смываться сюда в увольнительную было примерно как стартовать на субсветовой из ангара - никогда не знаешь наверняка, проскочишь или везение закончится и тебя размажет тонким слоем по иллюминатору. Заправлявший нынче на Кореллии Тракан Сал-Соло своего кузена не любил. И Генерала Органу, и Сопротивление он тоже не любил, что характерно. Зато, кажется, с ностальгией вспоминал о днях былого величия Империи, когда на Кореллианские верфи кредиты текли рекой.
И вообще Рей отчаянно подозревала, что их с Дэмероном знакомец, старший племянник Тракана - тот что предпочитал носить маску и траурные одеяния хаттских танцовщиц - вполне мог найти со своим дядюшкой общий язык и тогда пересчитывать пилотам Красной ребра в кореллианских кантинах будут с удвоенным рвением.
Вот и сейчас - примостившийся за стойкой неподалеку ганк давно уже пялился в их сторону так, как будто ничего интереснее в жизни не видел - так что Рей прикидывала, не демонстрировали ли где поблизости лишний раз их голопортреты, рядом с которыми значилась кругленькая сумма - назначенная Первым Орденом в целом и Кайло Реном в частности..
Странно только, что ганк был один.

Хотя... да пусть пялится - Рей была пьяна как эвок. Давно она так не надиралась, но их с По внеочередной побег с Финализатора давно стоило отметить.
- А потом он врывается в каюту и начинает орать, что я больше никогда к тебе не приближусь, а я бросаю ему прямо в морду блюдо с пеплом! Прикинь, этот ненормальный держит у себя в каюте пепел. Не хочу даже думать, чей именно. - Рей сделала большой глоток кортигского. Игра шла на повышение.

+2

3

    К Кореллии По относится положительно. Преимущественно потому что он пьян и оттого беспредельно счастлив. Так бывает, когда уходишь (или тебя уходят) в увольнительную после грандиозного побега с Финализатора, и ты жив, цел и почти невредим, если не считать незабываемых воспоминаний. Сейчас По положительно относится ко всему, и, наверное, даже появись здесь сам магистр Рен при полном параде, это бы ничуть не уменьшило его счастья. Рей напротив тоже кажется расслабленной и довольной настолько, насколько может быть довольным человек, у которого чересчур высок уровень кортигского в крови.
    Впрочем, ему ли ее винить.
    По зычно, заливисто хохочет, чем наверняка обращает на себя все взгляды в округе, но его это совершенно не беспокоит. В конце концов, вон тот ганк и так созерцает их уже целый день, будто любимое кино. Да и неприятности, которые могут им здесь сулить, не так уж страшны. Даже если магистр Рен в самом деле объявил награду за их головы. Ну, подумаешь. Дважды уже они сбегали с этого Финализатора. Что, еще раз не сбегут, что ли?
     — Ну ты даешь! — отсмеявшись, сипит По и делает еще глоток. О пепле ему думать не хочется, да и счастливое алкогольное опьянение мешает задуматься над словами Рей дольше, чем на пару секунд. — Как он тебя не убил на месте этим же блюдом. Хотя для меня ему даже блюда не потребовалось, мне кажется, я бешу его одним только своим существованием, — По склоняется ближе к Рей и строит серьезное выражение лица, усиленно хмуря брови и пародируя голос магистра: — Я слышал, тебе не по душе мое гостеприимство!..
    По выпрямляется, выкидывая вперед руку, и изображает какой-то пасс, больше всего похожий на движение пианиста, пытающегося взять октаву. Безуспешно. По начинает тихо хихикать, шевеля пальцами перед лицом Рей, а потом роняет руку на стол, а в себя опрокидывает еще кортигского из стакана. Краем глаза замечает, как к одному ганку присоединяется второй, но не придает этому значения: слишком пьян, слишком счастлив.
     — Я думал, я умру там к хаттовой матери, — продолжает пьяно смеяться он. Наверное, это не должно казаться ему смешным, но кортигское — штука такая. Если бы только ему кто плеснул тогда, в пыточной, он бы пережил весь этот опыт общения с гораздо большим удовольствием. А потом благополучно забыл бы большую его часть. — Ну потому что не может так везти. Один раз сбежать, а потом еще один раз сбежать! — смех По потихоньку сходит на нет, но счастливая улыбка еще не готова сползти с его лица. — Тебе когда-нибудь казалось, что ты умрешь?
    По старается сосредоточить взгляд на лице Рей вместо того, чтобы скользить им по сторонам — не из опасений, что кто-то может их подслушать или сдать их местонахождение врагу, а из чистого, почти детского любопытства. Вопрос этот он задает тоже из любопытства. Все, что он успел узнать о Рей говорит ему, что ее так просто не испугаешь, что гораздо чаще ее голову посещает мысль о том, как выбраться из переплета на этот раз, чем сакраментальное «вот здесь я и умру». Но в их деятельности не бывает так, что мысли о скорой и весьма мучительной смерти обходят стороной. Однажды это случается со всеми. Это и отличает их от штабных. Это — думает По — и называется матеростью. Когда ты готов скорее умереть, чем остановиться и подвести своих.

Отредактировано Poe Dameron (25.09.2016 11:52:33)

+1

4

- Несколько раз. - встряхивает головой Рей. - Знаешь, там, на Джакку, до сих пор лежит звездный разрушитель. Он огромный... А добраться до некоторых его тайников не каждый из сможет. Кто знает что там? Карты... Планы? Голопады... В общем если везло, можно было хлам оттуда обменять на пайки на несколько дней, а то и на неделю. И чем выше забраться - тем больше шансов найти что-то ценное. И мы с Тенгом... в общем, мы однажды ошиблись. Я ошиблась. Завела нас прямиком в гнездовье стальноклювов. Так бывает, когда знаешь что делаешь что-то не так? Чуешь, что делаешь ошибку, но все равно идешь. В общем - они гнездились прямиком за шлюзом. Тенг повис на двери и.... -
Рей передергивает плечами.
- Я тогда просто стояла и смотрела, как они его рвут. Он уже и руки отпустил, а они все продолжали его подкидывать в воздухе. - она снова замолкает на секунду. - До сих пор не знаю, почему они не добрались до меня...

Рей молчит несколько секунд, а потом на ее лицо снова возвращается улыбка. Хотя нет, скорее ухмылка.
- А еще как-то раз мне пришлось ночевать на скале над гнездом челюстегрызов. Всю ночь эти твари ворочались там и караулили, когда же я свалюсь прямо к ним. Честно говоря, Кайло Рен, как бы он ни раздувался, даже близко с ними не сравнится. Хотя... если он постарается.... - Рей пьяно хихикает и прикрывает рот ладонью - А может и правда надо с ним себя вести как при встрече, с челюстегрызом? Ну там, как советую дурацкие голопередачи, "отступать по диагонали, казаться больше, встать на камень, орать, кричать, бить палкой, упасть и притворится мертвым". На "Старкиллере" я, кажется, проделала все из этого, и знаешь - сработало! - Рей смеется какое-то время и внезапно на ее лицо опять наползает тень.
- Но испугалась за тебя. Очень. Мне бы Кайло ничего не сделал. Ну... наверное. - она говорит это с какой-то дурной убежденностью - как ребенок, который до сих пор верит в собственное бессмертие. - Он не смог добить меня четырнадцать лет назад, и.... - Рей осекается, поняв что произнесла что-то лишнее. Что-то, в чем не хотела и не должна была признаваться.

+1

5

    По кивает: разумеется. Чуешь, что делаешь ошибку, а потом включается что-то — упрямство, наверное, хотя Теммин чаще всего зовет это тупоумием, и По не уверен, что может поспорить с формулировкой — и все равно продолжаешь. Как будто отступить назад — это несмываемый позор, а не проявление рационального, логического мышления. Или инстинкта самосохранения. Но эй, тогда бы его не звали одним из лучших пилотов Сопротивления, не так ли? По продолжает завороженно слушать Рей.
    Так вот ты какая, жизнь девочки с песчаной планеты: чем выше залезешь, тем больше поешь. Он чувствует себя избалованным всем, начиная с зелени вокруг родного дома на Явине-4 и заканчивая достаточно неплохим военным пайком во флоте Новой Республики, а потом и в Сопротивлении. Уж на еду-то он никогда не жаловался, чего не скажешь о людях. По сочувственно вглядывается в лицо Рей, пытаясь угадать, кто такой был этот Тенг, почему он был столь неудачлив или столь доверчив, чтобы полезть следом за ней и попасть в ловушку, куда иначе угодила бы она сама. Хотя отчасти По искренне благодарен этому Тенгу: умри Рей там, где-то на просторах Джакку, никого из них здесь сейчас не сидело бы.
    В этом он почему-то абсолютно уверен.
    Еще один небольшой глоток кортигского — смыть мрачные мысли, и в следующее мгновение По смеется сначала себе под нос, чтобы не перебивать Рей, а потом и вовсе в голос. Его воображение старательно рисует, как где-то там, в каюте «Финализатора» Рей вставала на камень, орала, била палкой, а потом не очень грациозно упала и притворилась мертвой у ног магистра Рен. В голове По ненавистный магистр при этом спотыкался о «бездыханное» тело Рей и налетал лицом на тот самый камень. Вряд ли, конечно, но вдруг все так и было? Это точно объяснит его маниакальную привычку везде носить маску! Их общий смех заставляет вздрогнуть сидящих неподалеку.
     — Я буду иметь в виду, — сквозь хохот выговаривает По. — Буду обязательно казаться больше и бить палкой. Попрошу генерала включить нам в обязательный инструментарий какую-нибудь покрепче.
    По продолжает тихо хихикать, откинувшись на спинку стула, даже когда Рей вдруг меняется в лице. Продолжает хихикать, и когда та вдруг говорит что-то о четырнадцати годах назад и неожиданно замолкает. По затихает тоже, смотрит на нее с пьяным прищуром человека, который пытается понять: ослышался? Или наоборот — услышал все, как надо? Что было-то четырнадцать лет назад? Он пытается припомнить. Четырнадцать лет назад ему было восемнадцать, и он пошел во флот. По хмурится, продолжая вглядываться в черты лица Рей. Четырнадцать лет назад ей было — сколько? Три? Четыре года?
     — Добить? — тихо переспрашивает По, как будто из всей ее неловкой, быстрой фразы он услышал только одно это слово: «Добить».
    Кайло Рен не смог добить Рей четырнадцать лет назад. Кайло Рен. Не смог добить. Рей. Рей-с-Джакку, Рей-из-середины-ниоткуда. Кайло Рен. Это слишком много информации в слишком малом количестве слов для его пьяного разума, и По, словно ребенок, пытающийся запихнуть кубик в формочку из-под круга, то так, то этак повторяет ее слова про себя. А потом еще раз озвучивает то единственное, что вертится в его голове, пищит, словно сигнал SOS с другого конца галактики, откуда-то из другого времени:
     — Добить — в смысле... — По делает неопределенный жест рукой, — в смысле? Погоди. Сколько тебе лет? Я думал, четырнадцать лет назад ты на Джакку под стол, — тут уже осекается он. — Погоди.
    По встряхивает головой, как будто это поможет ему привести мысли в порядок, и подвигается на стуле ближе к столу.
     — Этот ублюдок убил твою семью на Джакку?

Отредактировано Poe Dameron (25.09.2016 19:40:48)

+1

6

- Семью? - на секунду Рей кажется смущенной. - Нет. Да. Наверное, можно сказать и так... - она не уверена, что Дэмерону надо слышать ее рассказ - здесь и сейчас - где слишком много кортигского и вирренского, когда смазываются значения слов. Она не уверена, что Дэмерону вообще стоит знать о том, что было между ней и Кайло. Но она сказала уже ляпнула "а", значит надо говорить и "б". По никогда не жаловался на плохую память, сколько бы он ни выпил. Не сегодня так завтра или  через неделю они с Финном обязательно припрут ее к стенке, выспрашивая. Лучше уж так, пока очередной стакан с янтарной жидкостью не закончился - а вместе с ним и ее храбрость перед лицом воспоминаний.

- Это было не на Джакку, а на Явине IV. - произносит она тускло. - Ты помнишь - резня в Праксеуме? Я была там. Я не знаю, почему Кайло... Бен... не смог меня убить. Не знаю, почему он решил меня бросить на Джакку. Я не была самой младшей. Я не была его единственным другом. - имя "Бен" слетает с губ Рей легко и привычно, как будто ей снова пять, и она снова цепляется за руку вихрастого подростка. Она даже не задумывается, в курсе ли Дэмерон, что Кайло Рен и Бен Соло  один и тот же человек. Не думает, что может раскрыть тайну пострашнее ситских голокронов или наследия Дарта Вейдера.
Рука дрожит и часть кортигского выплескивается на темную поверхность столика. И вместе с ней выплескиваются слова - обрывочные, как и ее воспоминания. Она рассказывает про Мирту, которая ловко управлялась с двумя сейберами. Про Кипа, который был ужасно взрослым - почти стариком, по ее меркам. Про всегда сосредоточенную Асоку... А еще про десяток падаванов и юнлингов - некоторых имен она уже не помнит. Остались только лица - словно подернутые пеленой из крови и ливня. Как будто так гроза на Явине IV до сих пор не закончилась.

- Он стер мне память, когда уходил. - заканчивает она. - Знаешь, все это время, я думала что жду родных. А я ждала его. Представляешь, я торчала четырнадцать лет в пустыне, считая дни и питаясь объедками, и ждала, что за мной соизволит вернуться этот ублюдок в черном балахоне? - стакан с треском летит в стену. - Самое паршивое, что он до сих пор считает, что таким образом спас меня и имеет на меня какие-то там права. И он не отцепится. Он.... - Рей делает паузу и стукает себя по лбу. - Он все время здесь. Ты ведь знаешь как это, По?

+2

7

    По пьян, но он умеет складывать два и два, у него вообще с математикой все хорошо. Он меняется в лице, уже когда она упоминает его родную планету. У него много воспоминаний о доме, большинство из них хорошие, но есть и такие, которые он предпочитает лишний раз не поднимать. Например, резня в Праксеуме.
    Это, разумеется, не его вина и не его забота — что он мог сделать-то тогда? Да ему бы и в голову не пришло вмешаться, он был кадетом, учился летать — хотя кого он обманывал, все знали, что сын Шары Бей умеет летать с пеленок — и быть дисциплинированным офицером флота вдали от дома, от Явина-4. А оно вот как. Слова Рей заставляют По невольно напрячься и вглядываться, вглядываться в нее, словно сейчас она скажет, что пошутила, и они вновь звонко засмеются, пугая окружающих и особенно тех двух ганков — он вдруг замечает, что они все еще наблюдают за их столиком.
    Но Рей не шутит: она называет Кайло Рена Беном Соло, говорит о юнлингах, обрывочно, перескакивая с одного на другого — так дети рассказывают о своем дне. Или взрослые, которым стерли память, о своем прошлом. По пьян, и он уже жалеет, что блаженное забвение от алкоголя, увы, ему не светит. Он будет помнить этот разговор всегда. Какая-то его часть считает, что Рей просто выдумывает, что она тоже, в конце концов, много выпила, да и мало ли историй могла выдумать себе одинокая девочка на пустынной планете. Но это часть мала, и она быстро затихает. По внимательно слушает, словно в трансе. Вздрагивает, когда стакан летит в стену и запоздало оглядывается, пожимает плечами в ответ на взгляды окружающих и возвращается взглядом к Рей. Та стукает себя по лбу.
    По застывает.
     — Лучше, чем хотел бы, — одними губами говорит он, а потом прочищает горло и повторяет: — Лучше, чем хотел бы. Давно? — спрашивает, как будто не догадался, что для Рей это присутствие, может быть, было всегда. Спрашивает, потому что кто его знает, вдруг ошибся. Ну нельзя же быть таким чудовищем. Даже если ты магистр. — Знаешь, когда я бежал с «Финализатора» первый раз — до того, как я бежал с «Финализатора» первый раз, он же, — По делает жест рукой, не хочет произносить слово «пытал», — был в моей голове. И когда я бежал и в конце концов добрался до Такоданы, откуда можно было попасть к Сопротивлению, дать им знать, что я жив, я уже не мог понять, где я. Где реальность. Такодана — это реальность? — он опускает глаза, неосознанно выстукивает пальцами по столу давно забытый ритм: «Раздается команда на взлет», — Я смотрел на Маз, зная, что второй такой во всей вселенной не сыщется, и вот я смотрел на нее и думал: это все в моей голове? — По усмехается: — Это все — он? Он пытается узнать путь к базе?
    По не знает, так же это для Рей, как было — и иногда до сих пор есть — для него, или как-то по-другому. Оглядывается ли она иногда в пустых коридорах; не потому что действительно верит, что магистр Рен настолько силен, чтобы постоянно торчать в ее голове и следовать за ней тенью, но на всякий случай, мало ли — всякое бывает. Береженого, как известно. По иногда оглядывается через плечо, пожимает плечами. Дурацкая привычка. Она сохраняет ему рассудок.
    Он перестает выстукивать ритм, пододвигает свой стакан Рей, мол, тебе нужнее. Облокачивается о стол.
     — Маз сказала, что это не он, что это просто эхо, ну или что-то вроде того, она очень туманно объясняет, — на лице По показывается хрупкая улыбка и тут же меркнет. — Поэтому если в твоей голове это тоже эхо, думаю, ее совет может помочь и тебе? Да даже если и не эхо. Если тебе действительно кажется, что он просто сидит в твоей голове, или если непонятно вообще, в чьей голове все происходит — а я предпочитаю думать, что это реальность. Что Финн и ты, и новая база — это все реальность. А не в чьей-то голове, — По пьян и путается в словах. — Ты знаешь джедайские молитвы? Или считалочки. Какие-нибудь. Тебе же успели рассказать считалочки на, — он заминается, — на Явине-4? Ну, до?
    Что маленькая Рей делала на Явине-4 среди юнлингов?

Отредактировано Poe Dameron (02.10.2016 16:32:15)

+3

8

В кореллианской кантине шумно, душно и весело, только глаза закрыть – и можно представить, что снова оказался где-то на нижних уровнях Корусанта. Обрывки фраз, что ловятся краем уха, вроде те же самые, но стоит прислушаться – совсем другие. Музыка с первых нот – та же самая, а дальше другой мотив. Иллюзия создается на доли секунды, для большего он еще слишком мало выпил.
Энакин принимает от бармена еще один стакан. Еще один глоток крепкого пойла, он вспоминает, что раньше всегда пил в кантинах с Оби-ваном, теперь – в малознакомой компании, все равно что ни с кем. Впрочем, стакан-другой, и он напьется до зеленых Йод и будет разговаривать с невидимым наставником, валяясь под барной стойкой.
Не самая плохая идея.
Рей говорила, что Энакин приходил к ней призраком. К нему самому не являлся никто. Неужели все так плохо?
Он пьет за мертвых – пилоты пьют за живых, говорят и смеются. Им проще, у них есть небо, есть цель в навигационном компьютере жизни. Как странно складываются звезды: раньше он проклинал писаные и неписаные правила джедайского кодекса, полагая, что во всех бедах виноваты именно они, теперь нет ни их, ни многомудрого совета, храпящего в своих креслах, а свобода – настоящая – к нему так и не пришла.

Рей повышает голос, Энакин оглядывается на столик, где оставил ее с Дэмероном, провожает взглядом летящий стакан. Снова видит ее жест, как будто они все еще в шаттле.
Кайло. Бен. Пустыня.
Он едва сдерживается, чтобы не раздавить стакан в руке. Гнев находит выход в иной точке – что-то печально звенит за спиной у бармена и сыпется на пол. Энакин быстро отводит взгляд и уходит от стойки к тем двоим. К ней.
– У джедаев нет молитв, – тихо срывается с языка.
На Татуине тоже не было. Все знали – никто не услышит.
Энакин колеблется недолго, глядя на Дэмерона, командиру эскадрильи не положено знать слишком много, но сегодня осторожность сдается перед опасениями за Рей, что тревожат его после Илума, и перед кортигским.
Обычно он пил меньше.
Не сегодня.
Он возвращался? Услышал случайно, - поясняет Энакин. Тогда он смог ненадолго прервать связь, но как скоро Рей снова получила привет с темной стороны, она не сказала.
Сын Леи, напоминает он себе, а рука все равно мысленно тянется к сейберу. Не так просто осознать родство с человеком, которого ни разу не видел, зато слышал о нем более, чем достаточно.

+3

9

- Считалочки? - Рей несколько ошарашена вопросом Дэмерона и судорожно пытается понять, как детские игры и стишки - которым когда-то учил ее Бен Соло, могут сейчас помочь. Да она может хоть оперу спеть - Кайло все равно не отвяжется. Он врос в нее намертво, как ядовитый плющ, он ловит все ее неосторожные жесты, знает, когда у нее сбивается дыхание, знает, когда выстрелом ей обжигает предплечье. Отчасти из-за этого Рей вот уже пару месяцев носит из одного конца Галактики в другой - до Дальних Рубежей. Она не знает, насколько прочен воздвигнутый в ее сознании барьер. По прав, она не может быть уверена в том, что Кайло однажды не узнает, где находится база. Или что еще хуже - Новый Праксеум.

Она пытается объяснить это, но слова путаются, да к тому же за ее спиной вырастает чья-то тень, и Рей вскакивает с места. Но тут же садится обратно с нервным смешком. Ну да, они с По всерьез обсуждают козни вейдеропоклонников, в то время как "отец", или лучше сказать "дед-основатель" всего этого безобразия находится от нее всего в паре футов. Это все равно, что дрожать при виде манка-кота, в то время как совсем рядом бродит, умильно улыбаясь в сотню изогнутых клыков, темный призрак.

Рей оборачивается, встречаясь глазами с Эни, и до нее смутно доходит, что все происходящее выглядит... как-то не так. Ну, то есть в эскадрилье, верили (или делали вид, что верят), что Рей с симпатичным кучерявым механиком проводят вечера за починкой шаттла. Но вот как объяснить командиру, откуда этот, тускены его побери, механик, знает  про Кайло? Про саму Рей? Про их с ним связь? Знает то, что не знал Дэмерон?
Рей давится кортигским из пока еще целого стакана и кашляет.
- Он и не уходил. - неловко бормочет она.

Повисает неловкая пауза.
- По, это Э-э-эн.... - Рей с ужасом осознает, что начисто забыла, на чье имя выправлен ID Энакина. - Ну вы знакомы, да. - она старается как-то вывернуться, и фыркает, понимая, насколько все более абсурдной с каждой минутой становится ситуация.

+3

10

    Считалочки-считалочки — молча кивает По. Или песни. Или еще что. У него вот — песня. Ну неужели у Рей нет в голове ничего, что застревает там и может крутиться по кругу месяцами? По раньше такими штучками развлекался, только когда было очень больно очень долго, или надо было дотянуть до базы, не развалившись на последних двух милях. Но Рей не успевает просветить его, вместо этого рядом словно из-под земли — но на самом деле от барной стойки — вырастает парнишка-механик, таинственным образом появившийся в обслуживающей их бригаде где-то месяц назад.
    По мгновенно преображается: расслабленно откидывается на спинку стула, складывает руки на груди, сверкает знающей ухмылкой и смотрит на эту занятную парочку как родитель на своего ребенка, впервые приведшего вторую половину на знакомство. Его стакан кортигского так и остается неловко стоять посередине стола.
    Дело совсем не в том, что По перестает быть интересно, или он больше не беспокоится о Рей, как беспокоится обо всех своих пилотах, или тяжелые мысли и воспоминания мгновенно выветриваются из его сознания. Если бы этот механик обладал подобными чудодейственными свойствами, По пристегнул бы его к крестокрылу и везде возил с собой. Но нет: механик — обычный парнишка, пусть и сведущий в своей профессии, откуда бы генерал Органа его ни вытащила, а еще этот механик регулярно утаскивал Рей — его пилота Рей — в неизвестном направлении. По не дурак, он умеет отслеживать отсутствие подчиненных, если ему становится интересно.
    Глубоко в этот вопрос он, впрочем, не лез. Хочется подросткам сбегать с базы на свидания — пожалуйста, чем бы ни тешились, лишь бы Звезды Смерти не строили. Личная жизнь пилотов не касается их командира, по крайней мере, до того момента, пока не становится проблемой. Проблемой общение Рей и механика пока не стало, да и не вызывал этот парнишка у По никаких неприятных ощущений. А ему всегда казалось, что у него хорошее чутье на людей.
    Ровно до того момента, пока парнишка-механик не заметил, что у джедаев не бывает молитв, а потом не поинтересовался про некоего «его». Кем именно этот «он» является, По не знает наверняка: может, и Кайло Рен, о котором они с Рей говорили, может, кто-то другой — мало ли, что там происходило на этих свиданиях между пилотом и механиком. Но даже этот краткий обмен заставляет По перевести взгляд на «Э-э-эн...» и, в силу уровня алкоголя в крови, не скрывать своего любопытства по поводу того, что только что услышал. Он вскидывает брови и кивает на стул рядом с Рей.
     — Садись, Эн-как-тебя-там, Рей путается в показаниях, — По на мгновение переводит пристальный взгляд на Рей, как будто она в чем-то провинилась, а затем возвращается к механику. — Откуда, говоришь, родом?
    Это больше не беседа двух товарищей в кантине, перед ними теперь командир двух эскадрилий, который только что понял, что все не так просто, как ему казалось. Пьяный, но командир. И ему нужно знать.
     — Ты ему доверяешь? — после кратких размышлений выдает По, переводя взгляд на Рей. Потом кивает сам себе: — Конечно, доверяешь, иначе бы не стала рассказывать об этом, — он делает рукой жест, охватывающий всю Рей целиком, имея в виду не то конкретно Кайло, не то вообще все ее жизнеописание, которое по-прежнему не укладывается у него в голове. — Ладно. Хорошо, я понял.
    По никогда не думал, что ему придется быть в подобной ситуации, но с другой стороны, в его подчинении никогда не было столь молодых пилотов. По чувствует себя откровенно странно, но с другой стороны, он пьян, и ему нужно знать. Это ощущение сродни тому, как когда ты сидишь за штурвалом крестокрыла, а у тебя чешется ступня в ботинке летной униформы. И отвлекаться на то, чтобы почесать, нельзя, и жить с этим, не обращая на зуд внимания, тоже невозможно.
     — И давно это с вами? — строго спрашивает он, наклоняясь вперед и вглядываясь по очереди то в лицо Рей, то в лицо механика, а затем понижает голос и добавляет, обращаясь к Рей персонально: — Ты же понимаешь, что нельзя ходить вокруг и просто рассказывать всем о джедаях, Силе и прочем? Откуда ты знаешь, что парнишке, который на базе всего месяц — что ему можно доверять? А ты! — он неожиданно тычет пальцем в механика: — Не обижай моего пилота. И почему это у джедаев не было молитв?

Отредактировано Poe Dameron (02.10.2016 19:24:22)

+3

11

Свет в кантине тусклый, приглушенный, но его явно недостаточно, чтобы скрыть досадливое выражение лица – на короткий промежуток времени и все равно слишком заметно. Идея выпить со всеми сначала казалась Энакину логичной и привлекательной, ненадолго утопить в алкоголе скачущие осколки памяти, теперь сказать, что что-то пошло не так, все равно что назвать нынешнюю политическую обстановку слегка напряженной.
Он не мог не спросить Рей. Теперь Дэмерон смотрит на них двоих строго и подозрительно, точно их застукал совсем не за починкой шаттла.
- С Корусанта, - отступать поздно, и Энакин присаживается рядом. Chuba, только бы не промахнуться с датами и хаттовым вонгским вторжением! - Потом… где только не пришлось побывать.
Он натянуто улыбается и делает большой глоток кортигского.
Проблема с возвращением Кайло временно уходит на второй план, к ней Энакин еще вернется, но не здесь. Эскадрилье ни в коем случае не должно стать известно о нем самом, это грозит неприятностями не только ему, но и Рей.
- Она не рассказывала, - заступается Энакин. – Я сам об этом знал. От Люка Скайуокера. Он рассказывал мне и о Бене, и о джедаях.
Энакин смотрит на По – тот уже понял, что здесь замешана какая-то тайна, и делать вид, что ничего не произошло, уже не получится. Зато Люк действительно может прикрыть его в крайнем случае – Энакин в него верит. В сына, как бы парадоксально это не звучало, который, скорее, выглядит наоборот, его отцом.
Ответ внезапно напрашивается сам, и Энакин уже не думает, по привычке идя напролом.
- Понимаешь, - он вздыхает, принимая серьезное и нерешительное выражение лица. – Chuba, он просил… Я ведь могу довериться тебе? Так будет даже лучше, пожалуй. Это связано с орденом, с тем, что от него осталось. Люк, он – мой отец, мы с ним мало виделись, он не успел забрать меня в Праксеум от матери из-за ситховой резни, и сейчас, когда мы встретились снова, он просил меня присмотреть за Рей, когда не может сам, - выпаливает он на одном дыхании. – Он знает, что она для меня значит. Но из-за охоты Первого ордена нам нельзя об этом рассказывать.
Энакин незаметно легко пихает Рей ногой под столом. Пьяные мидихлорианы согласно выплясывают в крови.
Внутри сонно шевелится боль и снова засыпает – у него никогда не было настоящего отца. Впрочем, если бы ему вдруг дали выбирать, он назвал бы Квай-гона.
- Джедаи обычно не поклоняются Силе как божеству и не молятся ей, - Энакин откашливается и возвращается к прежней теме, смущенно отводя взгляд от Рей. – Она направляет, связывает, возможно, чувствует, но взаимодействует с миром не так. Не через слова. Через волю тех, кто ей служит. Во всяком случае, я слышал именно так. Но я не силен в теории.
Если бы Дэмерон принадлежал к Новому ордену, он бы точно его расколол. К счастью, он просто пилот – лучший пилот, как говорят в Сопротивлении. Энакин бы проверил, но его не пускают за штурвал крестокрыла.
Он снова прикладывается к стакану, надеясь, что Рей поможет ему выкрутиться дальше.

+3

12

Акцент Энакина совсем не похож на корусантский выговор, и на кореллианский тоже, но это полбеды.

На словах "Люк мой отец", Рей застывает на месте, рискуя подавиться очередным глотком кортигского, а когда Эни проникновенно произносит "он знает, что она для меня значит", поспешно сглатывает. Кортигское обжигает гортань и небо, Рей делает вдох, потом выдох, пинает Эни в ответ, и произносит с некоторой долей мстительной радости.
- И... мы доверяем друг другу. Возможно мы даже поженимся через... некоторое время. - ее уши стремительно краснеют, но это легко списать на опьянение.
Этот безудержный полет фантазии оправдывает только то, что Люку так и так придется выслушивать прорву интереснейших новостей о своей семье. Так что одной нездоровой сенсацией больше - одной меньше... А еще Рей очень радуется, что в джедайской практике нет не только молитв, но еще и телесных наказаний. Сплетни здесь распространяются с субстветовой скоростью, и главное тут - не промахнуться, и не попасть под приступ человеколюбия родной эскадрильи. А то с ребят станется организовать им с Эни свадьбу в кратчайшие сроки на радостях - и они даже отвертеться не смогут.

- И вообще, ты еще не видел, как он летает! - говорит она таким тоном, как будто это основной и решающий аргумент в вопросах доверия. Теперь о навыках Энакина можно говорить достаточно свободно - и если что, всегда можно все свалить на наследственность, что, кстати, чистая правда. На самом деле, она прекрасно понимает, что рано или поздно Эни не выдержал и угнал бы какой-нибудь крестокрыл. Она слишком хорошо знает, каково это - пилоту сидеть днями и ночами прикованным к земле, в то время как в небо взмывают одна за другой металлические птицы. - Бьюсь об заклад, он сделает на виражах даже тебя. - она мужественно наливает себе еще четверть стакана и опрокидывает его залпом.

Это звучит как вызов. Но еще это очень удобный способ увести разговор от темы джедаев и Кайло.

+3

13

    С Корусанта? По вскидывает брови и издает смешок, но никак не комментирует этот ответ. Во-первых, он слишком увлечен раскрытием Страшной Тайны, которая все это время таилась под самым его носом, а он не замечал, дурак! Во-вторых, отчего-то По кажется, что гораздо проще будет сразу дойти до генерала Органы и все выяснить у нее. Точнее, для начала узнать, что знает об этом парнишке она сама. Чутье подсказывает ему, что пытать этих двух бесполезно. Дальше все будет зависеть от того, что скажет генерал. Если она в курсе, то... то По не знает, что он будет делать, но воинская дисциплина наверняка потребует от него не соваться.
    К хаттам эту воинскую дисциплину!
    Мысль о том, чтобы посетить генерала Органу вылетает из головы По со субсветовой скоростью, стоит ему услышать о том, чей это сын. С каждым следующим словом парнишки — про себя По решает называть его Эн, хотя кто его знает, от чего это сокращение — глаза Дэмерона округляются все больше. Нет, ну ладно — хатт с ним, с Корусантом, мало ли, почему парнишка не хочет о родине честно рассказывать, но сын Люка Скайуокера? Сын? Люка Скайуокера? По отчаянно пытается уложить эту информацию в голове. Его взгляд сосредотачивается примерно посередине между Рей и Эн. Со стороны кажется, что он погрузился в некий транс.
    Ну нельзя же так врать. Люди врут о чем угодно, но не о том, что они сыновья Люка Скайуокера! По в красках представляет себе диалог с генералом Органой: «Здравствуйте, мэм, скажите, это ваш племянник копается во внутренностях моего крестокрыла? Ему что-нибудь передать?» Да генерал выпишет ему увольнительную до конца жизни. А Черного в утиль сдаст. По содрогается от этой мысли.
     — А вот с этим я бы на вашем месте не торопился, — автоматически отвечает он Рей. — С другой стороны, завтра кто-нибудь всегда может умереть. Когда счастливая дата? Мы что-нибудь сообразим в эскадрилье. В обеих эскадрильях.
    По даже не до конца осознает, что произносит; его мозг выходит на третью космическую, и его заносит на поворотах, и он не слушает ответ. Не хватит пальцев всех пилотов его эскадрилий, чтобы пересчитать количество раз, когда По думал подойти к Люку Сайуокеру, пока тот на базе, и поболтать о крестокрылах, но сворачивал в последний момент. Ему не свойственна робость перед другими людьми, но тут ведь не какой-то вышестоящий по званию, не какой-то джедай, в которых По не разбирается, или еще кто. Тут — лучший пилот времен Галактической гражданской войны. С ним мама общалась перед тем, как уйти из Альянса. Деревья летала спасать, или что-то вроде того — По помнит эту историю отлично, но сейчас мысли путаются от алкоголя и неожиданной информации. Нельзя просто так подойти к Люку Скайуокеру и выяснить, сколько у него детей. Этот разговор видится По еще более сюрреалистичным, чем диалог с генералом Органой. К генералу-то он уже хотя бы привык.
     — Нет! — По несильно ударяет ладонью по столу, резко выныривая из своего транса, и белозубо улыбается: — Никто не обходит меня на виражах. Даже сын, — он запинается и многозначительно смотрит на Эн-а? Эн-и? Как его склонять? Даже имя теперь не спросишь, ну что за напасть. — Ну, вы поняли. Мы, конечно, можем проверить на симуляторе, — По заговорщицки наклоняется вперед, — но я не уверен, что гены спасут его. Моя мать летала с твоим отцом. Он был хорош, но и моя мама ему спуску не давала. Без нее ему бы пришлось несладко на Вентайне. Вот так, — он откидывается обратно на спинку стула, переводит взгляд на Рей и кивает в сторону Эни: — Твой жених должен знать, с кем тягается.
    Сын Люка Скайуокера. Он может потягаться с сыном Люка Скайуокера. Это, конечно, не с самим Скайуокером — на такое По даже не надеется — но все-таки! Сама эта идея бодрит его, а заодно выбрасывает из головы все остальные мысли, словно ненужный хлам. Завтра По, конечно, все вспомнит: и о Кайло, и о Корусанте, и об идее подойти переговорить с генералом, но это будет завтра. Сейчас у него глаза горят соревновательным огоньком.
     — Ну так что насчет симулятора? Я бы предложил на настоящих крестокрылах, но за несанкционированный вылет с базы и передачу боевой техники в руки неквалифицированного — официально — персонала с меня три шкуры снимут. Как тренировку я это не прокачу, прости, парень. Да и остальным придется объяснять этот щедрый жест. Уж Пава-то с меня точно не слезет, пока не расколюсь, — По расслабленно смеется. — Как насчет завтра? Когда я отосплюсь.

Отредактировано Poe Dameron (08.10.2016 14:22:52)

+2

14

- Ну почему же на симуляторах! - Рей щурит глаза и в них отплясывают победный танец маленькие забрачата. - Мы же на Кореллии, Дэмерон! - и она откидывается на спинку стула, разваливаясь на нем в фирменной позе имени Хана Соло. - А значит мы можем позволить себе несанцкионированный вылет... на "колесниках". Уж за это тебя точно никто не осудит. И я знаю, где их достать. Все мы знаем.
Рей наслаждается несколькими секундами молчания, повисшими над столом.

- Ну же, парни! С легкой руки Тракана уже пару лет как Инженерная Корпорация поставляет технику в Первый Орден. Вот только Республика их и до Хосниана прижать не могла, а сейчас им и подавно не до того. Не от винтика до винтика, конечно собирает, но сенсоры и система навигации на части TIE - кореллианская. Имела случай убедиться. А часть фиксеров за небольшую плату всегда готовы невзначай указать дорогу в сторону верфи в Кор-Велле, там можно купить и поставить на шаттл или истребитель что угодно.... ну почти что угодно.

Рей не собирается вдаваться в подробности, когда и при каких обстоятельствах, она пользовалась услугами фиксеров, но учитывая все ее похождения в компании Хана, По определенно сможет дорисовать картинку самостоятельно.
- Верфь в отдалении и охраняется не сильно рьяно. Во всяком случае месяца два назад было именно так. Не знаю, кто там из Корпорации и Первого Ордена наживается на этом, но свой процент явно все участники с этого имеют. Так что позаимствовать пару-тройку "колесников" мы сможем без шума и пыли. Вряд ли Корпорация и Тракан захотят из-за этого устроить скандал - ведь все поставки техники в Первый Орден они отрицают. Можем даже потом все вернуть. - Рей фыркает. - Они еще нам и признательны должны быть, истребители все равно надо испытывать!

И девчонка ухмыляется, довольная произведенным впечатлением. Дэмерон должен, просто обязан клюнуть на эту удочку. Они же в увольнительной! Да и Эни за штурвалом новенькой TIE не сидел... долго в общем не сидел, факт. А уж последние их модели с гипердвижками, он так и вовсе наблюдал исключительно из укрытия во время очередной стычки.

+2

15

Энакин не успевает перевести дух – глоток кортигского застревает в горле и царапает его, как удушающее кольцо Силы ситхов, только в разы слабее, но от этого не легче. Он откашливается, изо всех сил надеясь, что реакцию спишут на удивление от открытия второй «самой главной тайны». Идеальное время выложить на стол все карты для сабакка, даже те, о существовании которых не подозреваешь.
Пожениться?!
Да он уже женат! То есть, был женат… теперь, наверное, он считается вдовцом? Или никогда не женился? Как бы то ни было, это не имеет значения.
Прошли дни, недели, больше месяца с тех пор, как Энакин открыл глаза на базе Сопротивления, и ему сообщили, что его жены больше нет. Для всех вокруг это – новость будничная, как нечто свершившееся давным-давно, о чем даже не скорбят, потому что никто ее не знал. Он до сих пор не может принять ее смерть как данность, снова и снова возвращается к старому вопросу. Если он смог вернуться, возможно ли повторить – с другими?
Сбитые костяшки прячутся под кожей перчаток, Энакин ни с кем не говорит о своей боли, он бы дал выход гневу на ком-либо еще – но нельзя и не поможет.
Рей и Джейна не смогли толком понять и объяснить, что случилось на той планете.
Как случилось.
Он узнает сам.
Энакин прокашливается, согласно кивает.
– Мы не думаем, что сейчас самое подходящее время для праздника, – а ведь есть свои плюсы в Новом ордене… в том, что осталось от него. Могли быть плюсами, не будь свадьба выдумкой.
Но Рей, сочинившая внезапную ловушку, его же и спасает.
– Я летал с ним на равных еще в детстве, - Энакин едва сдерживает восклицание вроде: «Да я станции взрывал, когда Люка еще в планах не было!» Дэмерону достаточно потрясений на сегодня. – Меня никто не мог обойти.
Единственное преимущество По в том, что он лучше знает современные истребители, но для Энакина никогда не было проблемой разобраться с новой техникой в рекордные сроки с самых ранних лет, когда он жил на Татуине.
– Я давно хотел полетать на TIE, – подхватывает Энакин с огоньком в глазах. Если он когда-то тестировал самые первые из них, то теперь просто обязан опробовать это чудо враждебной техники. – Кому нужны симуляторы, когда можно достать настоящие? Да еще и у Первого ордена, – ухмыльнувшись, он вспоминает, как недавно орденские пилоты снова упустили собственный шаттл. – Если возникнут проблемы с охраной, мы с Рей возьмем их на себя. Соглашайся.
Энакин готов сесть за штурвал хоть сейчас – будь его воля, и не прощался бы с небом.
У него осталось только небо.

+2

16

    Где-то глубоко внутри По, неподалеку от солнечного сплетения, возможно, что и прямо в желудке, копошится здравый смысл. Этот самый здравый смысл очень хочет напомнить ему обо всех рисках предлагаемой авантюры. По берет свой стакан и заливает здравый смысл остатками кортигского. После чего со стуком ставит стакан на стол. Чего это, в самом деле! Яхты угонял? Угонял! С сенатором? С сенатором! TIE с Финализатора угонял? Угонял! Со штурмовиком? Со штурмовиком! Почему бы не пополнить список.
     — Но я пьян, — с некоторым удивлением в голосе говорит По; это мало похоже на ответ Рей или Эн. Скорее на спор с самим собой. Брови По сходятся на переносице, пока он задумчиво буравит взглядом теперь уже пустой стакан. — Очень. Пьян.
    С другой стороны, сейчас эти дети решат, что он уже старый совсем стал и скучный, и только и может, что шпынять своих летчиков. Хотя никого это он никогда не шпынял! И не скучный он совершенно. И всегда мечтал полетать на TIE — вдруг там будет еще какая-нибудь другая серия, не такая, как тот, который он угнал с Финализатора. И еще — погоняться с сыном Люка! По хмурится так сильно, как будто пытается силой мысли сдвинуть стакан с места. Стакан стоит на своем.
     — Если возникнут проблемы с охраной, — неожиданно выходит из транса По и поднимается с места, — то разберемся с ними втроем. Что я, в первый раз, что ли, угонять что-то буду.
    Захватив куртку — новую, у него теперь новая кожаная куртка — он двигается к выходу из кантины, беспечный и улыбчивый до безобразия: так не выглядят люди, которые идут угонять TIE. Вообще, сложно представить, что такой простой вещью можно так сильно обрадовать По Дэмерона, но факт остается фактом. По пути он натягивает куртку, путаясь в рукавах, а затем шагает на улицу, чуть отходит от входа и останавливается, оглядываясь по сторонам. Какая-то его часть подсказывает, что надо перестать тупо улыбаться. По послушно перестает. Разворачивается в ожидании Рей и Эн и, завидев их, зажигается улыбкой обратно. Как рекламный голодисплей с датчиком движения.
     — Командуй! — он шутовски салютует предложившей идею Рей, как обладательнице сакрального знания. — В смысле, направляй. Направляй и командуй!
    По чуть встряхивается, немного приходит в себя и судя по всему готов делать что угодно, в том числе покорять здание Сената. Сюда бы еще Биби8, но у того какие-то свои астромеховские дела и задачи на базе. А жаль! Друг бы оценил.

Отредактировано Poe Dameron (23.10.2016 22:29:20)

+1

17

Рей подмигивает Эни и с победоносным видом следует за Дэмероном - на слегка заплетающихся ногах. Способность уверенно ходить вернется, возможно, через час на свежем воздухе. Обмен веществ Рей - быстрый как у молодого таунтауна - она стремительно пьянеет, но так же стремительно трезвеет.
Золотистый шпиль Кореллианской верфи виден издалека - даже ночью. До нее миль пять или семь, но что такое семь миль для доброго спидера? Как положено порядочной невесте, она устраивается на нем за спиной Энакина, глумливо усмехаясь - на какое-то время они спасены, вопрос только в том, насколько долго им перестанут задавать одни неудобные вопросы, и как быстро начнут задавать другие - столь же неудобные.
Эни ведет спидер легко, как если бы он был трезв как стеклышко, и Рей невольно ловит себя на мысли, что на его месте врезаться в какое-нибудь здание, она бы, может и не врезалась, но пару никому не нужных крутых виражей бы точно заложила.

Вокруг верфи тихо - лишь где-то на периферии слуха звучит перекличка охранников. Они носят зеленую форму как в когда-то при Императоре, и это заставляет еще раз задуматься, не слишком уж сильно ностальгирует Тракан по старым добрым временам?
С сигнализацией Рей возится намного дольше обычного - за то время, пока они с Ханом занимались закупкой провианта для Сопротивления, здесь ухитрились сменить систему охраны. Печальный факт, и хорошо, что он обнаружился, не когда у них была намечена очередная сделка здесь с добрейшими, но крайне нетерпеливыми фиксерами. наконец на панели доступа загорается зеленый огонек, Рей машет рукой и легко перемахивает через ограждение, подтянувшись на руках.
- Пятнадцатый ангар. - сообщает она страшным шепотом своим спутникам. - Во всяком случае товар для Первого Ордена они держали там.
У нее абсолютно  нет ощущения неправильности или недопустимости происходящего. Скорее, она чувствует себя в какой-то степени непоседливым учеником, наконец дорвавшимся до ранее запретных знаний в голобиблиотеке - возможно потому что ее-то учитель, - а приходится признать, что Эни действительно стал ее учителем, и в намного большей степени, чем Люк, - сейчас находится рядом, и, кажется, получает от этой авантюры ничуть не меньше удовольствия.

С охранниками они сталкиваются внезапно - патруль из двух человек попросту выруливает на них из-за поворота, и с недоумением тычет им в лицо сначала фонариками, а потом и бластерами. Рей фыркает, с трудом снова принимает серьезное выражение, и взмахивает рукой, представляясь:
- Проверка качества. Вы покажете нам, где находятся TIE-истребители, и проследите, чтобы нас больше никто не побеспокоил.
Она не уверена, что алкоголь выветрился достаточно, чтобы обман разума сработал, но в случае чего Эни и По подстрахуют, и Силой, и проверенным годами методом - ударом по голове.

+2

18

Пьян – не пьян, Энакин не раз доказывал, что может пилотировать в любом состоянии любой корабль, возникни только необходимость или хотя бы желание, и Сила здесь ни при чем – он абсолютно уверен. Спидер уверенно скользит к цели где-то на горизонте, где с конвейера сходят, сверкая солнечными батареями, TIE-истребители и перехватчики, цель слишком привлекательная, чтобы отказаться. Рей сзади довольно его обнимает, вселяя некие подозрения, что потом им может отозваться не лучшим образом попытка замаскировать самую важную тайну – но это потом. Не сейчас, а проблемы лучше решать по мере их поступления.
Например, сначала следует сосредоточиться на охране, которой, как помнит Энакин, нельзя причинять вред. Даже если они работают на врага. Странно, он бы предпочел остановить производство кораблей или поставить перед производителями цель работать на другого заказчика. Но они обсудят это в другой раз.
Сейчас можно думать, что это разведка обстановки.
Энакин с интересом наблюдает, как Рей пытается остановить охранников при помощи Силы – очень неплохая попытка, если вспомнить, что она долгое время к ней не прибегала, спасибо собственному внуку. Первый чуть вздрагивает, теряет осмысленность во взгляде и соглашается, идет ко входу, второй остается на месте и смотрит с удвоенным подозрением. Более крепкий.
Энакин берет его на себя.
Хорошо, что больше не нужно скрываться хотя бы перед По.
«Проверка качества» начинается на удивление легко – в истребителе еще даже не нужно взламывать код доступа. Энакин любовно проводит рукой по штурвалу – если верить рассказам, он уже сотню раз летал на таких, а теперь машину нужно осваивать заново. Очень отдаленно напоминает истребители, с которыми ему приходилось иметь дело в последние военные годы. Такое ощущение, что создатели одновременно и опирались на предшествующую модель, и пытались придать совершенно новый вид. Интересно.
- Старкиллер, прием, это рыцарь Рен, - не удержавшись, смеется Энакин в рацию. Легкий шум еще не выветрился из головы даже после быстрой поездки. – Приготовиться к взлету.
На периферии взгляда вспыхивает и исчезает красный свет, ритмично угасает каждую секунду. Похоже, их засекли. Или охранники вышли из-под контроля разума.
Впрочем, слишком поздно что-то предпринимать на земле, когда один истребитель за другим вырываются из ангара.
Энакин проверяет датчик топлива – в самый раз, им хватит – и закладывает лихой поворот. Маневренный кораблик. Неплохо, очень неплохо.
- По орбите или проверим гиперпривод? – спрашивает он у Рей и Дэмерона.

+2

19

    Они двигаются совсем не в сторону Сената, и алкоголь выветривается из головы По с каждой новой милей. Он не то чтобы приходит в себя и начинает задаваться вопросом, зачем ему все это нужно — это случится только завтра — но определенно становится гораздо более сосредоточенным и внимательным. Во взломе и проникновении он принимает скорее пассивное участие: стоит на стреме, пока Рей возится с сигнализацией, а затем делает лицо кирпичом, когда Эн и Рей дурят охранников Силой. Как это работает, он до сих пор не понимает, и знакомый холодочек от того, что рядом кто-то из этих, пусть даже знакомый и неопасный, все равно ползет по спине.
    По отделывается от этого ощущения, только когда они добираются до TIE. Проверка качества, ага. Сейчас они так это качество проверят! К вящему разочарованию По, это те же самые истребители, что и на «Финализаторе», но, может, оно и к лучшему: с управлением этой штуки он уже вполне знаком. Он широко улыбается, забираясь внутрь одного из колесников. Кажется, кто-то сегодня не досчитается пары истребителей.
    Жаль, что нельзя просто подорвать этот ангар к хаттам.
    По переключает знакомые тумблеры, истребитель едва слышно гудит, оживает. Коммуникатор на волне соседних TIE, топлива хватит на непродолжительную прогулку, боевая система — в виду отсутствия артиллериста — По не интересует, но ее он проверяет тоже. На всякий случай. Внизу уже поднимается тревога, но TIE рвется к небесам, и По становится решительно все равно, что, собственно, там снизу происходит.
     — Ну так мы проверка качества или где? — отвечает он Эни. — Если уж проверять, то основательно. Гиперпривод, — и смеется, прежде чем отключить микрофон.
    TIE закладывает пробный вираж, перекручивается в воздухе, заставляя легкие По чуть холодеть от захватывающих ощущений. Пьяный или нет, а летать он умеет, и обкатывание колесника для него — сродни зарядке сейчас. Чуть-чуть размяться, прежде чем начнется настоящее веселье. По берет курс на орбиту, и все бы хорошо, но радар выдает не две точки — Эни и Рей — а пять.
     — У нас гости. Кто-то не любит делиться, — в коммуникатор усмехается он. Стрелять пока не будут, чтобы не привлекать лишнего внимания к носящимся над Корусантом TIE, но вот стоит им выйти хотя бы на орбиту! — Будет весело. Люблю гонки с препятствиями.
    TIE прорывается сквозь первый слой облаков, второй — и оказывается в безмятежном пространстве ослепительно-синего неба: не совсем на планете, но еще и не в космосе. По берет вверх круто, но курс держит ровный, как будто даже и не пытаясь маневрировать и уходить от преследования. Он даже пока не видит, кто там точно летит за ними — такие же TIE или какие-то иные охранники драгоценного имущества Тракана. Кто бы мог подумать, что сегодня все будет так серьезно, наверное, им просто не повезло.
    Или повезло. Смотря как посмотреть.

+2


Вы здесь » Retrocross » STAR WARS » There are people in these stories. Alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC