Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » STAR WARS » I got nothing for you to gain


I got nothing for you to gain

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

I’ll seek you out
Flay you alive
One more word and you won’t survive

And I'm not scared
Of your stolen power
I see right through you any hour

Kyle Buckley — Eyes on fire (Blue Foundation cover)

I got nothing for you to gain

KYLO REN, POE DAMERON


(11.VII.34) Магистр Рен очень не любит, когда его пленники играют в сломанный телефон. И если с Рей разговор особый, то По Дэмерона явно недостаточно просто поставить в угол.

+2

2

Мальчики всегда соревнуются. Начиная с песочницы и заканчивая биржевыми ставками и дракой в автосалоне. Но если сугубо между собой мальчики соревнуются с учетом кодексов чести и рыцарства, то как только в соревнование вмешивается женская составляющая, - пиши пропало.
Все беды от баб!

Пока в соревновании Первый Орден - Сопротивление, рыцари Рен - пилоты, магистр Рен - командующий эскадрильями не было признака с женскими очертаниями.. все шло неплохо да с переменным успехом. Лея Органа не считается! Не считается, говорим. Она фигура политическая, да и вообще мать.
А вот молодая падаванша, пилотесса и заноза в филее по имени Рэй - это совсем другой соус. Обнаружив, что его .. его.. кто? друг детства золотого? девушка? добыча? пленница? Какая к хатту разница. Главное, что его. И в его же каюте общается с этим кудрявым нечто, Рен мягко говоря разозлился. И участь По Дэмерона ничуть не облегчало, что сначала магистр таки завернул к себе. Потому что после таких душещипательных разговоров по закону жанра кто-то обычно умирает. Рэй магистр убить не мог. Уже пытался, знаете ли. Помогло лет на пятнадцать, а теперь проблем на три галактики хватит.

Замирать в эффектной мхатовской паузе перед дверьми Рен не стал. Был слишком взбешен, неуравновешен и думать мог только о реализации планов по смертоубийству этого идиота с длинным языком. Поэтому двери в камеру распахнулись с грохотом, благо хоть без скрежета зловещего. Фи и пошлость.
На пристегнутого к креслу пилота смотреть не хотелось. Хотелось раздавить его лицо, расплющить собственными пальцами, так чтоб кровь брызгами стекала по запястьям. Остановившись позади пленника, магистр стянул с себя перчатки, не совсем осознавая что происходит в реальности, а что является лишь его мыслями. Про мелочи типа где у нас настоящее, а где прошлое вообще промолчим. Стычка с мелким вредным созданием Рэй выбила из колеи похлеще, чем двухнедельная тренировка в бытность ситхового ученичества.

- До меня дошли слухи, что тебе не по нраву мое гостеприимство. - Голос звучит глухо, с трудом прорываясь сквозь прорези маски. Магистра мало волнует насколько все хорошо со слухом у лучшего пилота и просто красавчика. Красавцем правда ему быть недолго. С другой стороны, шрамы ведь украшают мужчину, не так ли? От резкого удара по лицу пленник увернуться не может, не позволяют ремни и наличие в комнате одаренного и продвинутого форсюзера. Достаточно злого и злющего форсюзера.

Приятное чувство превосходства потихоньку заполняет магистерскую душу, но этого слишком мало, чтобы перебить то ощущение бессилия и безысходности, которым его щедро награждает Рэй. Рэй, которая так далеко от него в переплетениях коридоров, но так безгранично близка в его душе. Хаттовы узы силы, от которых ни спрятаться, ни выключить эту трансляцию, полный пакет вип-услуг хорош в кантине с твилечками, а не при допросе шестого уровня, как его деликатно именовали в дипкорпусе, что империи, что республики.
- Меня всегда учили, что высказывать свое недовольство следует в лицо, а не за спиной. Тем паче, если спина женская. - Кайло срывается на шипящий шепот даже не осознавая этого. Он слишком увлечен и потому сразу совершает ошибку, упомянув Рэй.

+2

3

    Рей неожиданно замолкает в его голове. По открывает глаза, обводит взглядом «гостевую комнату» Финализатора. Нет, все еще здесь. Почему же Рей замолчала? По чувствует некий подвох, но пока не может понять, какой. Могло ли с ней что-то случиться? Или просто устала? Наверное, непросто общаться вот так через Силу с тем, кто имеет к ней весьма посредственное отношение. У По нет сил хмуриться, поэтому он просто прикрывает глаза опять и запрокидывает голову назад, стараясь не поддаваться боли. Больно ли ему настолько, чтобы желать уже сдохнуть и покончить с этим? Нет. Но ему достаточно больно, чтобы желать отключиться хотя бы на пару мгновений.
    К сожалению, в этой вселенной с исполнением желаний По Дэмерона дела обстоят плохо: в камеру врывается тот, кого По боялся увидеть здесь с самого начала. В первое мгновение По еще хочет поверить в то, что это просто очередной патруль, но нет. Эти быстрые шаги он уже слышал прежде. Потом пришлось говорить с рукой. О нет, только не рука. По мысленно содрогается и чувствует, как по спине бежит холодок. Тогда ему потребовалось очень много времени, чтобы прийти в себя. Да, ему это удалось, но проходить через все то же самое ему бы не хотелось. Знаете, как сложно жить, думая, что везде носишь врага с собой — в своей собственной голове?
    Титаническим усилием воли По заставляет себя собраться, открыть глаза. Чужое присутствие за спиной на этот раз не призрачное — оно вполне настоящее, и это пугает его сильнее, чем все остальное, что Кайло Рен может сделать с ним. Отзвуки полузабытого кошмара возвращаются к нему: рука перед глазами, чужак в его мыслях, боль. В голове на автомате всплывают слова Маз.
    «Раздается команда на взлет, как пароль заоблачных высот — и в небо наши уходят дороги от земных незаметных ворот», — мысленно напевает По. Лица магистра Рен напротив не видно, его, как обычно, скрывает маска. По уверен, оно перекошено от ярости. Это пугает его, и он продолжает про себя: «Небо голубое, ставшее для лётчика судьбой, небо доброе и злое, голубое, грозовое, стало ты моей судьбою — я и бог твой, и подданный твой!» Становится чуть легче. Кайло Рен — вот он, перед ним, а не в его голове. Пока что — подсказывает мерзкий голосок.
     — Твое гостеприимство сосет, — честно отвечает По, а потом честно же получает за это больно по лицу. В общем-то, уже во второй раз за сегодня, поэтому удар не столько пронзает болью, сколько напоминает ему о ее существовании в принципе.
    Знакомая мертвая — невидимая — хватка удерживает его на месте. У По все холодеет внутри. «Были бури, и грозы, и лёд, но звала команда нас на взлёт, а мы бывали в таких переделках — лишь летавший всё это поймёт», — к счастью, мысли все еще безраздельно принадлежат ему. Какое-то безумное, дикое желание досадить Кайло Рену хотя бы словами — тоже. Ничему его плен не учит. Пока По собирается с силами для какой-нибудь дурацкой сальной шуточки о первоорденском гостеприимстве, магистр вскользь поминает Рей. Слова песни вылетают из головы По к хаттовой матери.
     — Что ты с ней сделал.
    По сипит не своим голосом, с плохо скрываемым ужасом перебирая варианты. Их чересчур много. Большая часть проскакивает мысли По за считанные секунды, и он пытается дернуться вперед, невзирая на боль сразу во всех частях тела, которым за сегодня изрядно досталось. Ребра, бок, нога, нос, скула — все это резко перестает иметь значение. Если этот ублюдок сделал что-то с Рей — с Рей из его эскадрильи, с его пилотом Рей — По готов сломать себе все, не доломанное сегодня, но придушить Рена любой ценой.
    К сожалению, он не может пошевелиться. Плеваться в лицо Рену ему тоже нечем. Разве что кровью. Вот так всегда!
     — Что с Рей, — уже громче цедит По сквозь зубы, буравя маску магистра взглядом. — Что ты с делал с моим пилотом.
    Лучшее лекарство от страха за себя — это страх за других, и По Дэмерона кроет таким ужасом, что магистру Рен и не снилось. Потому что одно дело — он, а другое дело — совсем еще девочка Рей, которая, может, и молодец, но пока она часть его эскадрильи, ответственность за нее несет тоже он. И если что — она будет на его совести. Навсегда.

+1

4

По Дэмерона он видел насквозь. Со всеми его страхами, опасениями, привязанностями к тому, что мимолетно и преходящее, как рябь на поверхности Силы, со всеми его слабостями, у которых один и тот же корень. Ему даже не нужно было лезть к нему в голову - лучший пилот Сопротивления даже не пытался скрывать то, что чувствует, стоило помянуть имя его драгоценной Рей, его пилота.
Привязанности делают их хрупкими. Один взгляд через Силу на невидимую точку где -то у Дэмерона между бровей - этого достаточно, чтобы увидеть все, понять, что имени хватило, чтобы пилот сам дорисовал себе в воображении все самые страшные пытки, какие только может испытать человек в плену у Первого Ордена.
Привязанности делают сознание податливым и ломким. Нужно просто подтолкнуть вы нужном направлении, и человек сам устроит себе самую жёсткую пытку - неведением. Страхом. Чувством непреодолимой вины.
- тебе рассказать в красках или просто показать? - он говорит это вкрадчиво, но шлем искажает голос и превращает его в утробный рокот. - Перескадешь потом своим друзьям в Сопротивлении.
Кайло видел, как что-то изменилось на дне темных глаз пилота, но ответную усмешку тот увидеть не мог - по-прежнему ее скрывал шлем.
- Не смотри на меня так. Думаешь, мне есть от тебя какая-то польза, пилот?
Польза от По, конечно, была. Но знать тому об этом не обязательно.
- Дислокацию баз мы узнали от твоего пилота, - он нажимает на слово твоего, специально, чтобы дальнейшая ложь звучала еще сильнее. - Верховный лидер великодушно позволит тебе попытаться успеть назад.

+1

5

    В голосе магистра Рен слышится даже не особо прикрытая искажением шлема издевка, и По пытается сжать пальцы в кулаки, но не может — чертова рука по-прежнему маячит перед лицом и держит его на месте лучше всяких кандалов. Полетная песня все крутится в голове по кругу, где-то на периферии сознания, и от этого немного легче, но не сильно. Рен что-то сделал с Рей, и пока По не узнает, что именно, успокоиться не сможет.
    Но магистр не отвечает, и как развести его на честный диалог — совершенно непонятно. Если бы только Рей вновь маякнула ему по Силе, что с ней все в порядке! Он бы все отдал за знакомый звонкий голос в голове. Но, увы. В любом случае, вряд ли разумно делать это, когда магистр Рен стоит прямо перед ним. Выражение лица По темнеет. Пиковая точка ужаса пройдена, и включается привычное упрямство, выдержка, что там еще — он отчаянно пытается взять себя в руки.
     — А сувенирный TIE позволит с собой захватить? — не может удержаться По. — Раз уж я все равно поведу за собой имперский хвост длиной в один Финализатор.
    Ну не могла Рей рассказать ему. Не по своей воле. Да и инструкции таковы, что коли выпускают из плена просто так — лететь надо куда угодно, но только не на базу. Страх нашептывает По мириады неверных решений: поддаться искушению расспросить Кайло Рена подробнее, ломануться сразу до базы, чтобы помочь, или отсигналить, или сделать еще что-нибудь. В счастью, чудо-рука все еще держит его на месте, и у него волей-неволей появляется время на подумать.
     — И штурмовика. Предыдущий мне понравился, хороший парень. Толковый.
    Зачем он сыпет этими колкостями, По и сам не знает. Наверное, у него это от нервов. Слова выстреливают изо рта быстрее, чем он успевает разобраться в их значении. Песенка в голове заходит на двадцатый круг: «Раздается команда на взлет, как пароль заоблачных высот — и в небо наши уходят дороги от земных незаметных ворот. Небо голубое, ставшее для лётчика судьбой, небо доброе и злое, голубое, грозовое, стало ты моей судьбою — я и бог твой, и подданный твой!» — торжественным тоном звучит в ушах, как будто эскадрилья сидит совсем рядом и поет во все глотки. По мстительно надеется, что воображаемое пение глушит и Кайло Рена тоже. И тот не слышит, как отчаянно По хочется узнать, что все-таки случилось с Рей и как ее вызволить.

+1


Вы здесь » Retrocross » STAR WARS » I got nothing for you to gain


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC