Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Пшеница, которая в темном чулане хранится


Пшеница, которая в темном чулане хранится

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://savepic.ru/11220026.jpg

Пшеница, которая в темном чулане хранится

LYTA ALEXANDER, THE 11TH DOCTOR, KOSH NARANEK (NPC)


Вот дом, который построил далек.
А это машина времени, которая в темном чулане хранится в доме, который построил далек.
А это веселая тень, которая часто ворует машину времени, которая в темном чулане хранится в доме, который построил далек.
Вот Кош, который пугает и ловит тень, которая часто ворует машину времени, которая в темном чулане хранится в доме, который построил далек.
Ну и куда же без Доктора.

+1

2

- Посол Моллари, ваш подарок прибыл, - произнес мистер Морден, появляясь на пороге каюты посла. На его лице играла вечная доброжелательная улыбка, а глаза поблескивали нехорошим блеском. - Я уверен, он вам понравится.
Лондо откупоривал бутылку центаврианского алкогольного напитка и, казалось, совершенно погрузился в раздумья. Сперва он будто бы не замечал своего посетителя, которому сам только что открыл дверь, потом опомнился, отодвинул бутылку подальше и обернулся к Мордену:
- Это то самое?..
- Тшш, - тот предостерегающе поднес палец к губам. - Не произносите вслух. И да... никто не должен знать о моей причастности к этой... находке. Мои союзники очень просили... мы оформили все бумаги на центаврианский исследовательский корабль, прибывший из сектора Р-18. Все будет в порядке.
И Морден выскользнул из каюты, даже не выслушав благодарностей.

Корабль медленно заходил в док, за ним тотчас сомкнулись похожие на пасть какого-то чудовища шлюзы. Вокруг царила обычная рабочая обстановка: суетились грузчики, готовые выгружать тяжести из грузовых отсеков, слышны были передаваемые по радио команды из центра управления, сотрудники службы безопасности по двое стояли возле дверей, чтобы начать плановую проверку документов прибывших. Все шло в штатном порядке.
Рабочие, пыхтя, вытащили с помощью погрузочных машин в центр дока закутанное в брезент высокое четырехугольное сооружение, к которому тут же подошли таможенники, горя желанием узнать, что находится внутри. Им показали сопроводительные документы, начали объяснять какие-то сложные, но внешне безобидные технические характеристики устройства, предназначенного, по словам ответственного за товар, для хранения и перемещения опасных веществ. Серая будка в виде параллелепипеда, высота два метра, площадь основания - 56 Х 90 см. Ничего подозрительного?
Моллари, следивший за досмотром "подарка" исподтишка, был до крайности удивлен, когда в проеме дверей, ведущих к доку, появился посол Кош в сопровождении Литы Александер. Посол Кош был явно не тем существом, которое гуляет по станции для собственного удовольствия, но и трудно было представить, чтоб он мог кого-то встречать с центаврианского корабля. Неужели его внимание мог привлечь "подарок" от союзников мистера Мордена? Но как он узнал? Томимый самыми мрачными предчувствиями, Лондо бочком протиснулся назад, стараясь пройти незаметно от Коша за спинами охранников. Если вдруг всплывет что-то нехорошее, связанное с этой будкой, лучше, чтоб его никто здесь не видел.
Кош прошелся по плаформе, ловя на себе недоуменные взгляды тех, кто хоть чуть-чуть знал его повадки, и просто любопытствующие тех, кто никогда не видел ворлонца и не прочь был рассмотреть его поближе.
- Это оно, - произнес он, разворачиваясь всем корпусом к Лите.
Она посмотрела вопросительно. За время работы с Кошем можно было привыкнуть ко всяким странностям, и все же не до конца убитое человеческое стремление все понять давало о себе знать, тем более что, раз уж Кош прихватил ее с собой на эту прогулку в доки, она бы хотела знать, почему.
- Оно изменит все. Мы не можем этого допустить. Идем, - прошелестел Кош и двинулся к выходу.
Лита еще раз окинула взглядом закутанную в порядком обтрепавшийся брезент будку, попытался представить, что такого опасного может таиться  внутри, и поспешила за послом.

Через пятнадцать минут ворлонский корабль запросил разрешение на вылет и, получив его, вместе с Кошем и Литой на борту, покинул станцию.
Летели они долго, в неизвестном Лите направлении. Она уютно устроилась в одном из кресел, выросших вместе с покрывалом и пятнистыми подушечками прямо из стенок корабля, и пыталась задремать - путь предстоял, судя по всему, неблизкий, а делать пока было нечего. Помещение освещалось неярким светом, идущим откуда-то из стен и потолка; работало какое-то устройство гравитации и стабилизации движения, отчего не чувствовалось ни толчков, ни тряски, ни какого бы то ни было движения - вообще, словно они не летели посреди космоса со скоростью, близкой к световой, а зависли посреди пространства совершенно неподвижно. Впрочем, относительность движения была известна даже Лите, пусть пси-корпус не слишком нагружал своих подопечных физикой.
Иллюминаторов тоже не было, и все это порождало странные чувства, словно она находилась в утробе какого-то чудовища. Она подумала о том, что корабль Коша - живой, и ей стало слегка не по себе.
Кош стоял в центре отсека, глядел на данные, которые отображала система корабля на потолке - все значки, значки. закорючки, цветовые полосы - и переговаривался с кораблем по-ворлонски, на языке, больше похожем на политональную музыку для человеческого слуха. Лита не так много провела на Ворлоне, чтоб выучить этот язык, тем более что ей явно медведь на ухо наступил - музыку она любила, но тона различала плохо, и уж конечно, не смогла бы воспроизвести ни слова так, чтоб попасть в ноту. Поэтому ей оставалось только гадать, что именно говорил Кош, куда они едут и зачем.
Она поняла, что центавриане притащили на "Вавилон-5" что-то очень важное, но тем более странно, с ее точки зрения, было смотаться тут же со станции, не попытавшись даже предупредить Шеридана или кого еще об опасном грузе, если уж не взяться сразу за его обезвреживание.  Не похоже ли на побег то, что делает Кош? Как ни доверяла Лита ворлонцам, она не могла сейчас не волноваться за станцию.
- Кружной путь вернее приводит к цели, - сказал вдруг Кош по-английски, то ли услышав ее мысли, то ли по своим каким-то мотивам. - Мы идем в обход времени. Нас услышали.
Лита приподнялась в кресле, вглядываясь внимательнее в значки, бегущие на потолке. Ей кажется, или правда вон то сочетание символов указывает на приближающийся другой корабль? Кто их услышал и что их ждет?

+1

3

    Как это ни удивительно, но отнюдь не всякий момент своей жизни Доктор куда-то бежит и что-то делает. Иногда и на его долю перепадает спокойствия и умиротворения, и в такие моменты Доктор чувствует себя бесконечно счастливым. Потом ему надоедает, и он вновь куда-то бежит и что-то делает.
    Доктор в задумчивости сидит на пороге ТАРДИС, свесив ноги в космос, и прямо из термоса пьет талло — напиток, чем-то отдаленно напоминающий пряный чай. Вообще-то, вывоз талло за пределы владений интурианцев карается по всей строгости религиозного закона, но ему подарили, а он не смог отказаться. В самом деле, когда спасаешь религиозную расу от тотального уничтожения, тебе положены небольшие поблажки и термос с чем-нибудь горячим: на родной планете интурианцев очень, очень холодно.
    Космос тянется во все стороны непроглядной темнотой, но Доктору, в отличие от множества иных существ, она кажется дружелюбной и почти родной. Есть очень малое количество мест и рас, которые будут не рады его видеть. Доктор улыбается чему-то своему и на мгновение оглядывается назад, в рубку: что-то не то пикнуло, не то гакнуло за его спиной. Тишина. Показалось, значит. Он хмыкает и поворачивается обратно, делает еще глоток талло. Напиток приятно греет его изнутри, посылая волны тепла до самых кончиков пальцев. Давно мечтал попробовать, и вот — такое совпадение! Он довольно болтает ногами.
    Сзади раздается единичный пищащий звук.
     — Ага! Я так и знал! — торжествует Доктор, подскакивая с места, словно учитель, заставший учеников за шалостью.
    Закрыв термос, он оставляет его на кресле и передвигает к себе монитор, на котором, действительно, висит новое сообщение. Доктор застывает на месте, недоверчиво перечитывая туманные слова. Он заинтригован и встревожен, но озвучивать это вслух не торопится: во-первых, это может разбудить кого-нибудь из присутствующих в глубинах ТАРДИС, во-вторых, ему надо подумать. Отправитель сообщения — не случайно попавший в переплет капитан космического судна и не какой-нибудь неожиданный смотритель заброшенной космической станции. Всамделишный ворлонец. Да и не просто ворлонец, а очень даже знакомый Доктору Кош Наранек. Вот уж кто просто так не пишет.
    Доктор переключает несколько тумблеров, а затем спохватывается: дверь! Нельзя летать с ТАРДИС на распашку — для этого он еще недостаточно сумасшедший. Захлопнув дверь в открытый космос, Доктор перепроверяет координаты, упомянутые в сообщении: место, время, дата. Дата — это очень важно, главное не промахнуться. Любопытство, неизменно приходящее в начале каждого приключения, заставляет Доктора вальсировать вокруг консоли с умопомрачительной скоростью, переключая и нажимая то одно, то другое, пока наконец ТАРДИС не срывается в блаженный полет сквозь время и пространство.
    Доктор тормозит чуть-чуть не долетая до нужной точки, чтобы убедиться, что он однозначно попал в дату. И во время. С ними как правило больше всего проблем. Доктор в несколько неграциозных, торопливых скачков преодолевает пространство до двери и распихает ее, чтобы выглянуть наружу. Снаружи — космос, звезды, а еще — корабль. Другого такого корабля Доктор не видел никогда и сомневается, что увидит, если, конечно, не отправится прямиком на Ворлон, что, насколько ему известно, не стоит делать просто так. Впрочем, как и с любой другой населенной могущественной расой планетой: лучше дождаться приглашения.
    Большой желтый и крайне живой корабль заставляет Доктора зажечься радостной улыбкой. Ему даже жаль, что Эми и Рори спят и не могут полюбоваться на это чудо — техники? фауны? био-инженерии? — хотя, разумеется, в данном конкретном случае он предпочтет, чтобы они поспали еще. Доктор бы помахал рукой обитателям корабля, но в нем нет иллюминаторов. Остается только одно: отправиться внутрь!
    Захлопнув дверь, Доктор возвращается к консоли. Посадка занимает у него от силы пару минут, большую часть которых он сменяет красные галстук-бабочку и подтяжки на синие, потому что знает точно: сегодня все они отправятся вперед в прошлое. А традиции надо соблюдать, какими бы глупыми и незначительными они ни казались другим. Доктор распахивает дверь ТАРДИС и натыкается — гм, неожиданно — на стену. Это ничуть не умаляет его энтузиазма (а также взволнованности и тревоги, которые надежно спрятаны за радостной улыбкой), и он мастерски разворачивает ТАРДИС, во второй раз приземляясь и оглашая рубку милым его душе звуком.
    Из ТАРДИС Доктор выходит с полными любопытства глазами и широченной улыбкой:
     — Никогда не был на ворлонском корабле! — радостно объявляет он, хлопая в ладоши и оглядываясь по сторонам, словно турист на экскурсии. — Крайне, крайне польщен, — он вращается вокруг своей оси, продолжая осматривать рубку, а потом возвращается взглядом к, собственно, Кошу, которого сложно не узнать, увидев хоть однажды, и женщине, с которой вроде бы пока не знаком. — Привет, — спохватывается Доктор, протягивая ей руку, — я Доктор.
    К Кошу он обращается сначала телепатически — это не то, что он делает так уж часто, но в данном случае так будет проще. К тому же, когда сталкиваешься с редким представителем расы, владеющей телепатией, стоит попрактиковать навык. Хотя бы чуть-чуть, ради приветствия и пары слов о происходящем.
     — Итак, — после нескольких моментов молчания говорит Доктор и выглядит при этом так, словно они собираются отправиться в Лунный парк развлечений, а не спасать галактику. Опять. — В сообщении ничего толком не говорилось. Прежде чем мы куда-либо отправимся, вам придется объяснить мне, что произошло.
    Даже когда ты регулярно нарушаешь первое правило Повелителей Времени: «Не вмешивайся в историю», — стоит для начала узнать, зачем это нужно сделать на сей раз.

Отредактировано The 11th Doctor (20.09.2016 17:45:22)

+1

4

Может показаться, что раз корабль, принадлежащий очень загадочной и просвещенной расе, сам был очень загадочным, его уже мало что могло озадачить и напугать. На самом деле нет. Со стороны жизнь ворлонского транспортника и впрямь выглядела фантастической, для него же большая часть времени проходила в рабочей рутине: взять посла на борт, отвезти на станцию "Вавилон", залечь в доке отдыхать; взять посла, отвезти на Ворлон, залечь в родное гнездо, отдыхать. Пару раз эта рутина прерывалась чем-то интересным: то попросят покружить вокруг "Вавилона"  с земным человеком на борту, то посадят внутрь рыжую женщину. Это было интересно и вполне подобающе. Вот и сейчас, он взял на борт посла Коша, как положено, и эту женщину, которая, как корабль уже догадался, была связана с ворлонцами куда больше, чем все прочие из ее племени.
Но вот к тому, что случилось дальше, жизнь его не готовила, совсем. Сперва в космосе совсем рядом появилась синий четырехгранный предмет. Корабль не успел навести свои щупальца-локаторы и просигналить пассажирам, что у них гости, как хоп - синяя коробка оказалась внутри. Внутри, понимаете ли! Острое ребро врезалось в стенку корабля. Нет, он совсем не был неженкой, пусть даже внутри он не был оснащен защитными экранами, но все же - такое прикосновение было до крайности возмутительно. Затем, хуже того, коробка завертелась, противно елозя по полу. Первые несколько мгновений корабль пребывал в ошеломлении, чего как раз хватило для Доктора, чтоб выскочить наружу. А затем упругая стенка, к которой была прислонена Тардис, выгнулась, облепила незнакомый объект, засосала в себя - корабль весь поднапрягся и с силой выплюнул Тардис в открытый космос, так, что та полетела, переворачиваясь вверх тормашками, к звездам.
Впрочем, кораблю пришлось тотчас набирать скорость и лететь вдогонку, потому что Кош, едва разобравшись, что к чему, отчитал свой корабль звонкими ворлонскими фразочками и велел догнать корабль Доктора и взять на буксир.
- Я прошу извинить мой корабль, - обратился ворлонец к Доктору. - Вы прибыли слишком... внезапно, и он не сразу сориентировался.
Однако возвращать Тардис на борт Кош не стал.
Лита пребывала в изумлении не меньшем, чем транспортник. Кажется, она была готова к приключениям... к обычным приключениям, но не к тому, чтоб ппрямо посреди рубки материализовалась вдруг синяя будка, которую она, зуб даю, точно видела в каком-то из старых фильмов. Понимаете, земная, устаревшая эдак на два века, будка. Даже, кажется, с английскими буквами - что рассмотреть не удалось, потому что будка, выпустив на свет чудного человека, растворилась в стенке корабля так же внезапно, как и появилась. Разве что без странного шума.
- Я Лита Александер, атташе ворлонского посла, - пожимая протянутую руку, официально представилась Лита, затылком пытаясь связаться  с Кошем и выяснить, что это все значит.
Кош, как всегда, был непрошибаем, единственное, что Лите удалось прояснить - все идет по плану. А значит, можно немного расслабиться. И рассмотреть внезапного гостя внимательнее. Выглядел он совершенно как человек, пиджак, синий галстук-бабочка - все было такое земное. На первый взгляд. Лита едва удержалась от того, чтоб не просканировать его, она знала, что это до крайности неприлично. И все же - что за человек может приземлиться посреди ворлонского корабля на синей будке из ХХ века? И назвать себя просто доктором. Вот так, без дополнений и обиняков.
Кош решил не тратить время впустую. Он скомандовал панели управления, и та раскрыла перед зрителями голограмму, изображающую тот самый предмет, который тащили сегодня через таможню центавриане.
- Это. Вам знакомо? - проговорил, как всегда лаконично, Кош, причем по интонации его вопрос был больше похож на утверждение. - Я знаю, кто это похитил, вы должны знать - где. Нельзя допустить, чтоб это попало в руки народам моей галактики в это время.
Лита едва не произнесла вслух: "Так оно уже попало!" Впрочем, в шевелении губами не было никакой нужды: в обществе сплошных телепатов следует следить, не думаешь ли ты слишком громко. По меньшей мере, этот крик Кош услышал, повернул в ее сторону механическую голову, расширил зрачок.
Затем снова развернулся к пришельцу с галстуком-бабочкой.
- Мы должны отправиться в прошлое и сломать механизм. Вы поможете?
Мозги у Литы начали медленно плавиться.

Отредактировано Lyta Alexander (14.09.2016 12:48:52)

+1

5

    К ТАРДИС Доктор относится с такой трепетностью, с которой не относился больше ни к кому и ни к чему, и у этого есть свои причины. Правда, его бесцеремонность редко играет ему на руку, поэтому когда корабль засасывает ТАРДИС и радостно выплевывает ее в космос, Доктор резко оглядывается через плечо, округлившимися глазами созерцая то место, где не далее как секунду назад стояла ТАРДИС. В искреннем ошеломлении он неловко взмахивает руками перед собой, имея в виду не то «возмутительно!», не то «фантастически!»
     — Вот этого прежде никогда не случалось, — наконец, находится Доктор, возвращаясь взглядом к Кошу и незнакомке. Он бы сказал что-то еще, но ворлонец вовремя успокаивает его, хотя, разумеется, Доктор куда больше обрадовался бы, если бы ТАРДИС вернули на борт.
    На мгновение он хмурится, а затем решает, что заниматься тем, ради чего он сюда прибыл, пока что можно и без ТАРДИС. Потом-то она им обязательно потребуется, а сейчас — вежливое рукопожатие с атташе, лаконичные вопросы Коша, можно сосредоточиться на этом. Доктор закладывает руки за спину, беззаботно улыбается уголками губ и разглядывает голограмму — для того, чтобы его беззаботность померкла, хватает беглого взгляда. Он застывает весь, от кончиков пальцев до кончиков волос и, кажется, даже задерживает дыхание. Эта вещь на экране — она кажется непримечательной, просто какая-то овальная коробка, в которую можно шагнуть. Эта вещь на экране знакома ему мучительно близко, и последний раз Доктор видел такую всего четыре регенерации назад. Все это приносит очень много не самых приятных воспоминаний, и ему требуется какое-то время, чтобы прийти в себя.
     — Разумеется, — неожиданно устало говорит Доктор. — Разумеется, мне это знакомо.
    Далеки.
    Где — это хороший вопрос. Доктор задумчиво вглядывается в знакомые очертания машины времени далеков, припоминая все разы, что сталкивался с ней — с ними, если точнее. Но откуда? Из какого именно временного отрезка они могли вытащить ее? Сама мысль о встрече с далеками заставляет его чувствовать, как ярость клокочет внутри. Доктор встряхивается, усилием воли заставляя себя выйти из этого состояния, уголками губ улыбается Лите, затем молча кивает Кошу и вновь погружается в раздумья. В какой-то момент, сам того не замечая, он принимается расхаживать туда-сюда перед Кошем и Литой. Какой именно из моментов могли выбрать похитители, чтобы угнать одну из машин времени далеков? Могло ли что-то пойти не так с машиной Честертона и Райт, может, ее украли? Мог ли кто-то из далеков отделиться от остального флота при вторжении на Галлифрей? Или чуть позже? Был ли это Даврос? Или кто-то из Временной Войны? Количество вероятностей возрастает с каждым мгновением.
     — Есть несколько вероятных дат, откуда могла взяться эта машина, — Доктор резко останавливается у того места, где недавно стояла ТАРДИС, словно позабыв, что ее тут уже нет, и тут же разворачивается обратно к Кошу и Лите: — Полагаю, нам придется проверить их все. Иного способа вычислить, откуда она, увы, нет, — он разводит руками. — Правда, для этого мне потребуется доступ к ТАРДИС. Ворлонские корабли не умеют путешествовать во времени самостоятельно, не так ли?
    Если бы не тот факт, что Доктор совершенно не представляет, где ТАРДИС теперь находится, он бы уже радостно кинулся к ней. Вместо этого ему приходится нетерпеливо раскачиваться с носка на пятку и смотреть на своих нынешних спутников. Остановившись взглядом на Лите Доктор вдруг вспоминает Эми, а следом за этим — что не всякому будет понятно из их с Кошем разговора, что вообще происходит. И стоит ввести атташе в курс дела хотя бы для того, чтобы с ней ненароком не случилось ничего плохого.
     — Это, — тычет Доктор пальцем в голограмму, — машина времени далеков. Далеки — это, гм, долгая и сложная история, и я настоятельно прошу вас обоих не вступать с ними в переговоры, это еще никогда — никогда! — не приводило ни к чему хорошему, — ему даже удается сказать об этом с более-менее нейтральной интонацией. — Лучше с ними буду иметь дело я, чем вы. Тем более если это далеки из прошлого, — последнее он добавляет уже себе под нос. А потом вдруг хлопает в ладоши, улыбается, как ни в чем не бывало, в своем извечном предвкушении приключений: — Так вот, путешествия во времени. Что там с ТАРДИС? Наш первый пункт назначения — Земля, 1965 год.

Отредактировано The 11th Doctor (20.09.2016 18:43:44)

+2

6

Кош слушает, склонив голову. Лита смотрит на него и думает, что он чем-то похож на королевскую кобру в мантии, если только можно представить себе не ядовитую кобру, бесконечно добрую, мудрую, терпеливую. Круглый глазок скафандра сужается-расширяется, чуть подрагивают отростки-трубки, показывая сосредоточенное внимание, с которым это странное существо воспринимает и обрабатывает полученную информацию. Неизвестный, непонятно откуда взявшийся Доктор кажется полной противоположностью Кошу: он скачет по отсеку, как заводной, размахивает руками, говорит, поучает, спрашивает. Внешне он совершенно земной, пожалуй что, более земной, чем сама Лита, словно вынырнувший из хорошей старой книжки. И все же постепенно, включив свое обострившееся от общения с ворлонцами чутье, Лита осознает: он даже не человек. Ни на каплю. Он - такой же как Кош, недаром они, кажется, понимают друг друга с  полуслова.
Кош размышляет о далеках. Он, конечно, знаком с этими маленькими хищными гибридами машины и живого существа, ведомыми лишь ненавистью и желанием распространить себя по всей вселенной, вытеснив и уничтожив все прочие формы жизни. Он знает, что бороться с далеками очень сложно, и что одному Доктору до сих пор удавалось их побеждать. Он не сомневается, что Доктор и дальше сможет обуздывать далеков, когда бы и где бы они не появлялись, если только... Если только им не помогут. Кош знает еще одну силу, темную и движимую жаждой разрушения, и эта сила все разрастается и крепнет теперь в его галактике.
Тени. Далеки ужасны, но Тени еще ужаснее, потому что далеки лишь приходят и уничтожают противника с помощью грубой силы, если только им позволить, Тени же делают так, чтоб объект их внимания уничтожил себя сам, сначала духовно, потом физически. Они не считают младшие расы своими соперниками или противниками, вовсе нет. "Союзники" - так они представляются центаврианам через своего представителя. Центавр падет, его уже вряд ли можно спасти.
Но еще можно спасти остальных, и для этого меньше всего надо, чтоб Тени стакнулись с далеками.
- Могли ли далеки передать машину Теням добровольно? - спрашивает Кош у специалиста по далекам.
Тени хитры и способны договориться с любым разумным существом, не обремененным твердыми нравственными принципами и моральным чутьем. Если только это существо не слишком просто, чтоб вестись на далекоидущие интриги. Вряд ли далеки выше того, чтоб договариваться с Тенями, но не ниже ли? Тени могли предложить им что угодно, но, возможно, программа далеков просто запрещает им вступать в сговор с иными сущностями. Это и должен знать Доктор.
Лита чувствует себя так, будто проникла тайком на кухню, в которой готовится история. Этот Доктор, несомненно, отличается в лучшую сторону от ее ворлонского начальника тем, что не чурается давать объяснения представительнице малосоображающего племени людей, однако, надо сказать, после его ответов вопросов становится только больше. Но уж кому-кому, а Лите не привыкать к вопросам без ответов.
- Земля, 1965 год, - повторяет Кош, бренча переливчато. - В этом году на Земле не было Теней. Мы знаем. Мы следим. Далекам пришлось увезти машину в другое время или место, чтобы передать Теням, и позволить им взять самим.
Во вселенной есть негласные правила, по которым делятся зоны влияния, и светлые силы разбирают злодеев,за которыми будут присматривать и не давать уничтожить полмира. Пусть Тени вне себя от того, что их записывает в злодеи раса, более молодая, чем они сами - им никуда не деться. В этой галактике они все время будут в связке с ворлонцами, ворлонцы будут противопоставлять им себя, контролировать их и сдерживать.
- Тардис, - произносит Кош, и стенка корабля вминается, образуя что-то вроде воронки, в которой становится виден проход, ведущий прямо к синей дверце самого странного на свете космического корабля, одновременного служащего машиной времени.

+1

7

    Доктор чувствует, когда его «щупают», ну или во всяком случае видит, когда его заинтересованно разглядывают — даже если при этом остаются в рамках приличия. Ему не привыкать, и его это, в общем-то, не очень заботит, поэтому он делает вид, что не замечает заинтересованности Литы. Конечно, он же не огласил полный список своих регалий и особенностей по прибытии на борт. Достаточно того, что Кош, которому, судя по всему, доверяет Лита, доверяет ему — иначе не стал бы приглашать. Все остальное не столь важно для грядущих событий.
    Главное только не увлечься слишком сильно, иначе он забудет, что некоторые моменты лучше пояснять.
    Вопрос Коша застает Доктора врасплох. Он хмурится, бормочет что-то себе под нос едва-едва слышно. Могут ли далеки скооперироваться с Тенями? Ну, кооперацией это назвать будет сложно, далеки — не та раса, которая умеет заключать пакты и соглашения. Далеки умеют только доминировать, побеждать, уничтожать — Доктор чувствует, как начинает сердиться, вспоминая все то, что эти существа натворили за все их чересчур продолжительное время знакомства, к обоюдному недовольству. Нет. Далеки не умеют делать что-то добровольно, если это не служит их единственной цели: подчинить себе все и вся во вселенной, стереть и подавить все ее многообразие, превратив все живое в себе подобных.
     — Смотря каков был уговор, — наконец, тяжело отвечает Доктор. — Далеки ничего не делают просто так. Для них не существует понятия мирного соглашения, договора в нашем понимании этого слова. Есть они — и все остальные. Даже если это Тени, они все равно не далеки, а далеки не делают одолжений для не-далеков. Они и для себе подобных их не делают.
    Ему невольно вспоминается Даврос, и Доктор хмурится.
     — Тем более, что эта машина — практически венец их технологий, единственное, что они в свое время могли противопоставить ТАРДИС, технологиям моего народа. Далеки не расстались бы с ней просто так, за пустое обещание вознаграждения, — Доктор замирает на месте, вглядывается в круглый глазок скафандра Коша. — Что Тени могли дать им? Что может быть эквивалентно целой машине времени по своей мощи и ценности?
    Эксперт по далекам — эксперту по Теням. Немного похоже на матч по пинг-понгу, только в этом случае Доктор не получает никакого удовольствия от участия в нем. Он бы предпочел, чтобы никто никому ничего не обещал и не давал, особенно если участники этой транзакции — это далеки и Тени. Тени — не совсем та раса, взаимодействуя с которой в каком-либо виде он чувствует себя уверенно. Даже их далекие, седьмая вода на киселе, кузены в лице Вашта Нерады — не самые его любимые соперники.
     — Другое время, другое время, — бормочет Доктор себе под нос, следуя за умозаключениями Коша. Он верит ему на слово: если ворлонец говорит, что следил за Тенями, значит, следил — в конце концов, у каждой достаточно старой расы есть свой принципиальный антагонист, за каждым шагом которого она пристально следит. — Тогда это должно быть какое-то иное событие, вероятно... Но тогда, хм, — Доктор воздевает указательный палец в воздух и переводит как будто удивленный взгляд на Литу: — Когда было первое столкновение людей с Тенями? Любое взаимодействие, не обязательно крупное, не обязательно военное. Когда люди услышали о Тенях?
    Доктор не говорит, почему его неожиданно так заинтересовал этот факт, почему именно люди, а не ворлонцы, но очень внимательно смотрит на Литу, как будто ее ответ сейчас станет ответом на все вопросы. Хотя, конечно, знает и сам: не станет; ответ на все вопросы сегодня — не в этом времени и не в этом месте, и единственное, чего он еще ждет, прежде чем сорваться в ТАРДИС и кое-что проверить в ее компьютере, это одна маленькая зацепка. Одна маленькая дата. От нее-то он и будет отсчитывать.

Отредактировано The 11th Doctor (02.10.2016 13:51:19)

+1

8

Что могли Тени предложить далекам? Эти коварные хитроумные сущности, преуспевшие в дипломатии ровно столько же, сколько и в разрушении? Расписать преимущества своих технологий? Пообещать привести на новые, неоткрытые до сих пор далеками планеты? Обещать голову Доктора, их извечного врага? Вопрос в том, чего захотели бы от Теней сами далеки.
Кош, как обычно, не утруждает себя произнесением подробных и четких фраз.
- Все - и ничего, - выговаривает он медленно. - Тени выполняют все обещания, но еще никто не остался доволен этим.
Лите кажется, что от самих разговоров о Тенях в отсеке становится темнее и холоднее, словно из углов сейчас полезут ужасные членистоногие создания с десятком глаз, и раздаться пронзительный, царапающий душу, словно железом стекло, крик. Она также вспоминает про Мордена, этого всегда аккуратно причесанного и одетого молодого (на вид) человека, вечно улыбающегося, безупречно вежливого, тихого и не вызывающего подозрений у людей, привыкших пользоваться доводами логики, но пробуждающего безотчетный липкий страх у тех, кто не потерял связь со своими чувствами.
- Послушайте, - вклинивается Лита в разговор, - если у Теней есть агент для общения с гуманоидными расами - Морден, то почему не может быть далека для общения с далеками? - она понятия не имеет, как выглядят далеки, но сама мысль кажется разумной. - Они могут поймать и перепрограммировать кого угодно, превратить в часть себя, отпустить. А прочие будут относиться к нему, как к своему, разве нет?
Тогда вся картина может быть представлена в глазах далеков совершенно иначе. Не так, что они отдают другой расе свою машину в обмен на какие-то услуги, а просто один из них воспользовался машиной для перемещения куда-нибудь - в общих для всех далеков целях. Это было бы обманов, но Тени всегда идут рука об руку с обманом.
Когда Доктор задает следующий вопрос, Лита смотрит несколько недоуменно на нео, потом - вопросительно - на Коша, потом, когда пауза затягивается, начинает вспоминать.
- 2253 год? Раскопки на Марсе? Тогда обнаружили в песках древний корабль Теней.
Неужели правда Тени никогда не посещали землян до этого времени? Разумеется, не исключено, что ворлонцы установили свою зону влияния, которая не была нарушена до недавнего времени. Но если смотреть на историю Земли, то как-то и не скажешь. Сплошные войны, кровопролития, затяжные конфликты. Или прав Кош в том, что большинству младших раз не нужна помощь в разжигании хаоса?
Кош молчал, не подтверждая, но и не опровергая информацию, данную Литой, и все ее внутренние вопросы остались без ответа.

+1

9

    «Все и ничего», — звучит так расплывчато и неопределенно, что Доктор кидает на Коша как будто удивленный взгляд. Но мгновенно переключает внимание на Литу, которая оперирует уже куда более определенными материями. Хотя даже в ответе ворлонца Доктор находит свою правду: в самом деле, обещать Тени далекам могли что угодно, равно как и далеки — Теням, но это ничего не значит. Слова — это всего лишь слова, которые, в случае с некоторыми расами, ни к чему не обязывают. В конце концов, далекам никогда не приходилось держать слово. Ну или Доктор так считает.
     — Ага! — хлопает в ладоши он в ответ на предположение Литы и нетерпеливо смотрит на нее, ожидая, когда та закончит свою мысль.
    Вот теперь картинка начинает приобретать более четкие очертания. Далек среди далеков — это совершенно другой игрок, нежели Тень среди далеков. Далеку бы тоже пришлось отвечать, если бы он взял машину без ведома начальства, но что, если этот далек и есть — начальство? Тогда у него вообще нет никаких границ. Даже если это какой-нибудь маленький, неприметный военачальник, которого можно украсть и переделать на свой вкус без особого шума. Доктора видимо передергивает, и он выныривает из своих мыслей как раз в нужный момент для того, чтобы услышать все, что ему нужно.
     — Отлично! — невпопад сообщает он, указывая на Литу так, будто она только что выиграла джек-пот. Затем огонек в его глазах чуть утихает, и он поправляется: — То есть, плохо, конечно, Тени — это плохо, и древние корабли — тоже не всегда хорошо, и войны, все это, — он грустно жестикулирует, — но это замечательная информация!
    Позабыв обо всех объяснениях на свете, Доктор срывается с места и быстрым пружинящим шагом врывается в ТАРДИС, оставляя двери приглашающе открытыми. У консоли он поворачивает к себе компьютер, что-то вбивает на причудливых, как будто от печатной машинки, клавишах, передвигает барабан назад и вглядывается в монитор, по которому ползет причудливая циклическая письменность таймлордов. ТАРДИС любезно переводит все языки, кроме одного — ее собственного; ее и ее создателей. Доктор хмурится, вбивает что-то еще, смотрит на символы, те сменяются на новые. Один из них подсвечивается красным. Ага! Так и знал!
     — Ага! Так и знал! — мгновенно озвучивает свои мысли он. Разворачивается. — Я не знаю точно, посещали ли Тени Землю до этого или нет, но все мы можем согласиться, что они точно посещали Марс, — Доктор смотрит на своих невольных спутников так, как будто они только что должны были понять все. Ну или по крайней мере один из них. — Точно так же, как и далеки, — Доктор толкает монитор в сторону, заставляя его повернуться экраном к Кошу и Лите. На экране — изображение далека во всей красе и целый список разнообразных дат, как в прошлом, так и в будущем. — Если бы я передавал кому-нибудь, — он обходит консоль, задумчиво щелкая разные тумблеры и переключатели и нажимая кнопки, — машину времени, которую теоретически можно отследить только по тому, кто ею пользуется, входит и выходит, — вбивает что-то на своей «печатной машинке», — и я бы не хотел, чтобы кто-либо мог отследить, когда и где я это сделал, особенно если этот кто-либо — это я сам, то-о-о, — тянет он, передвигая рубильник в нужную позицию, — я бы делал это там, где моих следов очень много и так. Моих и моего помощника. Никогда не летал с открытыми дверьми!
    На его лице зажигается радостная улыбка, когда ТАРДИС неожиданно оживает, приходит в невидимое глазу движение вся, от стен до помпы в центре консоли. Если Доктор верно все рассчитал, то защитного поля ТАРДИС хватит на то, чтобы закрыть и корабль Коша тоже. Другой вопрос, что корабль Коша не даст им просто появиться в нужном месте в нужное время, до места потом придется еще добираться. А вот время — со временем все будет в полном порядке. 2253 год, самый-самый его конец, почти под Рождество, почти в 2254 году. Почти тогда, когда Даврос и далеки решили вторгнуться в дела Земли. Почти тогда, когда здесь был Седьмой.
    ТАРДИС выныривает из ниоткуда неподалеку от Сатурна, безопасно теряясь среди его колец от всех возможных способов обнаружения. Доктор чувствует странный прилив ностальгии, но скорее неприятной: встречи с далеками никогда не становятся хорошим воспоминанием. Впрочем, это в его истории уже вычеркнутая дата. А вот то, что произойдет дальше — еще только впереди!
     — Мы около Сатурна, — объявляет он, спускаясь по лестнице и направляясь к дверям. — Я бы мог материализовать ТАРДИС прямо на Марсе, но это бы привлекло много ненужного внимания, к тому же, неподалеку от Марса и так вот-вот появится ТАРДИС. Две ТАРДИС в такой близости — хм, не лучшая идея, — Доктор качает головой. — Я думаю, что корабль Коша прекрасно справится с тем, чтобы доставить нас, куда надо, и ТАРДИС ему для этого не нужна. Друзья! Мне кажется, нам пора на Марс. Скоро там начнется все самое интересное.
    Доктор лучится предвкушением предстоящего приключения.

+1

10

Неизвестный Доктор пышет таким энтузиазмом в предвкушении приключений, что Лита невольно заражается тем же настроением, словно бы они отправляются на увеселительную прогулку в парк с опасными аттракционами. Она чувствует, что Доктор начинает ей нравиться, несмотря на явную чудаковатость в облике и речах, и даже далек, выведенный на экран Тардис (вот, значит, как выглядит эта штуковина) кажется ей забавным, хотя какой-то частью затылка она понимает, что вряд ли бы Кош послал за помощью, если б речь шла об относительно безвредном существе. Нет, этот бочонок с длинным носом и круглыми бляшками по всему туловищу должен быть до крайности опасен, но отчего-то сейчас сердце совершенно не хотело уходить в пятки, только возбужденно постукивало.
Охваченная радостным предчувствием, Лита рванула вслед за Доктором в его странную коробочку, дверь к которой любезно проложил корабль Коша, и замерла на пороге, обводя помещение круглыми глазами – вероятно, такой взгляд Доктору доводилось видеть тысячу раз.
- Оно… больше внутри, чем снаружи! – вырвалось у Литы. – Такого я даже на Ворлоне не видела!
Кош был не ревнив, поэтому только склонил свою механическую голову на другой бок, словно улыбаясь под своим скафандром над детской непосредственностью Литы, зато корабль Коша обиделся, надулся, пошевелил шупальцами, отчего их снесло на пару сотен километров в пространстве. Что, впрочем, было неважно в данной ситуации.
Лита обходит контрольное помещение Тардис кругом, разглядывая все подряд, затем подходит к мониторам, на которые Доктор выводит информацию. Кош подплывает к дверям Тардис, которые явно не собираются расширяться при его приближении, поэтому он застывает у входа. Зачем ему Лита, если не смотреть и слушать то, до чего ему самому лень добираться?
- Это его скафандр, да? – уж кто-кто, а Лита знала толк в скафандрах. И в очередной раз убедилась, посмотрев на далека, что, как ни крути, а скафандр Коша самый красивый во всей вселенной. Недаром он создавался с парадно-представительскими функциями, а не в целях защиты.
Доктор дергает какие-то рычаги своей причудливой машины времени, корабль, сцепленный с ней, жутко трясет, от чего не спасают даже ворлонские стабилизаторы инерции, их подхватывает и несет по неведомым тропам пространства-времени. Корабль уходит в штопор, отчего его лопасти-лепестки выгибаются в обратную сторону и сжимаются. Лите приходится ухватиться за какой-то поручень в Тардис, чтоб не упасть, а Кош, сохраняющий истинно ворлонскую невозмутимость во всех положениях, просто вошел боком в дверной проем, где застрял между косяками и избавил себя от риска отправиться в неконтролируемый полет по отсеку корабля.
Они приземляются в кольцах Сатурна, о чем корабль узнает первым и отправляет сообщение на информационной панели – на несколько секунд раньше, чем об этом объявляет Доктор. Кош вытаскивает себя из дверной расщелины, разворачивается кругом, чтоб расправить складки мантии.
- Разве не рискованно лететь к Теням и далекам на ворлонском корабле? И что это за вторая Тардис? – спрашивает у Доктора любопытная Лита, радуясь тому, что наконец-то оказалась рядом с кем-то, кто отвечает на вопросы иначе, чем «да».
Впрочем, долго радоваться ей не пришлось.
- Да, - произнес Кош, вырастая прямо за ее спиной, и всем видом показывая, что пора идти делать дело, а не разглагольствовать.
С начальством, как известно, не спорят, особенно если твой начальник – ворлонец, поэтому Лита только изобразила глазами что-то вроде «ну что тут поделаешь, такой уж он» и двинулась к выходу из Тардис. По дороге она попыталась открыть вторую створку двери, чтоб Кошу не пришлось снова протискиваться боком, но увы, что-то в этой конструкции машины времени было явно не предусмотрено – например, ворлонские послы шириной более метра на борту. Впрочем, Кош был вовсе не в обиде за такие мелкие неудобства, снова развернулся боком и пропихнул себя в проем, даже не слишком потеряв достойный и загадочный вид.
Стоило всем путешественникам оказаться на борту корабля, как тот радостно закрыл двери и оттолкнул Тардис от своих стенок, правда, на этот раз куда нежнее, чем раньше. Было совершенно ясно, что путешествия во времени не станут любимым хобби этого транспортника. Избавившись от  нежданной компаньонки, корабль встряхнулся, расправил лопасти и на полной скорости двинулся к Марсу.
Кош включил режим невидимости, и корабль словно растворился посреди утыканной звездами черноты.

+1

11

     — Она, — поправляет Доктор, не отвлекаясь от беготни вокруг консоли. — Это она. ТАРДИС.
    Столь обычная для людей фраза — «больше внутри, чем снаружи!» — вновь заставляет его улыбнуться. Разумеется, ничего подобного не услышишь от Коша или иных представителей более старых рас, которые уже давно разучились удивляться. Наверное, именно поэтому Доктор и не путешествует по галактике вместе с ними. Наверное, именно поэтому его спутниками столь часто становятся обычные люди.
     — Да, — кратко отвечает Доктор. Это скафандр. О том, что находится под ним, он предпочитает не думать, но все же поясняет: — Хотя я бы не назвал далека полноценным существом без него. Они единое целое.
    Какие-то едва уловимые нотки в голосе все-таки выдают, что Доктору эта тема неприятна, и он делится информацией исключительно из соображений безопасности.
     — Не стоит, — вдруг отворачивается от консоли Доктор, и ТАРДИС потряхивает во временном водовороте, так что ему приходится схватиться за поручень. Он смотрит прямо на Литу: — пытаться понять, как они устроены под скафандром и что происходит у них в сознании.
    Доктор не выглядит поучающим, он выглядит напряженным и серьезным — его взгляд долго концентрируется на Лите, а потом перемещается на Коша, который как раз застрял в дверном проеме. Точно так же, как он полагается на их экспертизу во взаимодействии с Тенями, так и они должны положиться на его, когда дело касается далеков. ТАРДИС встряхивает один последний раз, и Доктор отталкивается от поручня обратно к консоли, чтобы что-то там переключить, прежде чем неудержимый поток выплюнет их на просторы другого времени.
    Сатурн выглядит волшебно с этого ракурса. Жаль, что в ТАРДИС нет окон, а ее порог занят кораблем. В котором тоже нет окон. Что-то явно пошло не так между старшими расами и окнами. Доктор останавливается рядом с Кошем, который как раз протиснулся внутрь. Он как-то не задумался о том, что скафандр может помешать ворлонцу нормально пройти в ТАРДИС, но теперь уже было поздно думать об этом. Тем паче, что вторая дверь все равно обычно не открывается.
     — Да, — подтвердил Доктор, словно бы понял, о чем именно выразил свою мысль Кош. На самом деле нет. — Ворлонский корабль — это же не жестянка какая, чтобы далеки и Тени так легко его обнаружили, это же ворлонский корабль! — многозначительно продолжает он, хотя если кто спросит его об устройстве ворлонских кораблей, Доктор сможет в лучшем случае развести руками. Но здесь он уже полагается на Коша и чудеса биотехники его народа. — А вторая ТАРДИС — разумеется, моя, иначе я бы не переживал, — он улыбается, следуя на другой корабль следом за Литой и Кошем, и плотно закрывает за собой дверь.
    Когда корабль Коша отталкивает ТАРДИС от своих стенок, Доктор проверяет ключ в кармане — с собой. Значит, сможет вызвать ее, в случае чего. А пока что ТАРДИС без лишних проблем повисит в кольцах Сатурна, невидимая и прикрепленная к одному из обломков льда. Вдали от Марса и Земли. Вряд ли его Седьмой регенерации придет в голову обыскивать сектор на предмет присутствия ТАРДИС, так что все должно быть в порядке.
     — Мы имеем дело с временем, — пока Кош творит ворлонскую магию с ворлонским кораблем, поясняет Лите Доктор, заложив руки за спину и качаясь с носка на пятку, — а это очень сложная материя, к ней нужно подходить с осторожностью. В частности, не стоит пересекать собственную временную линию лишний раз, если этого можно избежать. Всегда есть искушение исправить что-то уже свершившееся и закрепленное во времени, — Доктор грустно улыбается уголками губ. — Меня точно не было именно на Марсе сегодня, поэтому в его посещении опасности нет. Передача машины времени от далеков Теням, как бы она ни происходила и кто бы в ней ни участвовал, не является закрепленным во времени и пространстве событием. Его мы можем изменить. Только аккуратно.
    Доктор смотрит на дисплеи корабля, с интересом подмечая разные детали отображающейся на них информации. Впрочем, по нему заметно, что ему не терпится уже выйти отсюда, заняться чем-то активным, куда-то бежать и что-то делать. И только усилие воли держит его на месте, да и то — раскачивающимся с пятки на носок, подобно нетерпеливому ребенку на репетиции праздника. Как будто в нем слишком много энергии.
    Ему не терпится начать поиск. Но он пока не знает, куда именно на Марсе Кош приведет корабль.

***

    Где-то на просторах Марса далек Чуук поворачивает сенсор налево и, после кратких раздумий, отправляется в путь.

Отредактировано The 11th Doctor (13.10.2016 23:27:59)

+1

12

Кош говорит "да", Доктор говорит "да", но, кажется, их "да" значат что-то совершенно противоположное. А Лита чувствует, что ее священный долг - добавить в атмосферу немного паники, потому что никто, кроме нее, этого не сделает - не таковы эти существа, с которыми ее судьба свела. Был бы тут кто-нибудь слабее и испуганнее, Лита бы держалась молодцом и подбадривала его, но сейчас самая слабая - она, и значит, самое время распустить сопли.
Тем более что этот Доктор, кажется, отзывчив, и не отвесит ей люлей, как его ворлонейшество Кош Наранек.
- Даа, - начинает бухтеть Лита, растягивая это навязшее "да" на манер Коша, - ворлонский корабль - это не жестянка, ворлонский корабль - это что-то, отчего Теней начинает ломать и корежить, появись он хоть в радиусе сотни километров, прямо как меня - от них. Это как аллергия, неважно, знаешь ты об аллергенном ингредиенте или нет - стоит откусить или понюхать, распухнешь моментально...
"И у меня тоже - аллергия на Теней", - пишет на потолке корабль Коша по-ворлонски, но, увы, никто, кроме самого ворлонца, его не понимает, и попытка пожаловаться на судьбу пропадает втуне.
- А далеки, - на Литу напал приступ болтовни, видимо. она правда сильно волновалась. - Не знаю про далеков. Их не надо сканировать, это я поняла. Про Тардис поняла, вернее, ничего не поняла, но неважно. Нам пора.
Ворлонский транспортник был снабжен совершенными гасителями инерции, а потому внутри не чувствовалось никаких толчков или тряски, и понять, движется корабль или стоит было практически невозможно. Но у Литы, возможно, благодаря усиленным телепатическим способностям, соединявшимся с разумом корабля, уже проклюнулось какое-то чутье.
- Нельзя изменить свершившееся, но будущее в наших руках, - произнес Кош, после чего приказал кораблю открыть выход.
- Дааа, - протянула Лита, пытаясь вычитать мысли Коша, потому что делать какие-то выводы из произнесенного вслух было мучительно. - Посланники Теней уже принесли эту штуку на станцию, значит, этого изменить нельзя?
Не дожидаясь ответа, она направилась было к выходу, посчитав, что Доктор будет галантен и пропустит даму вперед, но Кош ее удержал.
- Иди, - обратился он к Доктору.
Лита замерла чуть удивленно и даже встревоженно - уж не собирается ли Кош сделать ей выговор за лишнюю болтовню и неподобающее помощнице ворлонского посла поведение? Но стоило Доктору выскочить наружу, как она поняла, зачем Кош его услал.
Скафандр ворлонца приоткрылся, оттуда ринулся наружу яркий свет, из которого выделились три узких пульсирующих луча. Лита машинально завела руки за спину, встала попрочнее, вдохнула поглубже - и не успела моргнуть глазом, как сияние поглотило ее, забило рот и глаза, захлестнуло ее тело и угнездилось в ее душе. Как всегда - к этому невозможно было привыкнуть, и невозможно было запомнить, ощущения забывались сразу, как только проходили - и жар, распространяющийся по телу от сердца, и дрожь и тонкое покалывание в пальцах, кружение головы и особое, странное чувство в теле, будто бы она плыла, не поддерживаемая ничем.
- Да, ворлонский корабль - это ворлонский корабль, - начал Кош, и закончил уже телепатически внутри нее:
"И Тени почуют его везде, как и меня. Но ты умеешь скрывать многое, и ты будешь мне защитой".
Через несколько мгновений она полностью пришла в себя, Кош стоял перед ней - и Кош был внутри. И она даже не знал, как он умудряется делиться - на равные части? большая остается на корабле? или наоборот? Какой хитрый Кош.
И какой чуткий. Может быть, конечно, он выгнал Доктора не ради Литы, а ради себя самого, но и ей отчаянно не хотелось, что бы кто-нибудь - кто угодно - нарушал интимность этого момента, самого особенного в ее жизни.
- Иди. Я буду здесь и с вами.
Лита навела ментальные стены вокруг ворлонца в своем сознании, чтоб никто, даже самый сильный телепат, не смог его распознать без его воли, и вышла к Доктору, на ржавый марсианский песок.
И тут же зашла назад. С этим Кошем обо всем на свете забудешь, даже о том, что дышать нужно! В буквальном смысле слова! Нет, ворлонские жабры, конечно, штука хорошая, но для марсианской атмосферы и они слабоваты.
Вышла Лита уже в кислородной маске и рюкзаке с баллонами за спиной.
- Доктор, а вам воздух не нужен? На корабле есть дополнительное снаряжение. Кош остается здесь... большая часть Коша, - она решила, что Доктор имеет право знать.
До ближайшей базы, где могло произойти свидание далеков и Теней, было топать с десяток километров, но ближе подогнать корабль было нельзя никак. Даже в режиме невидимости он отменно действовал на нервы Теней, в этом Лита была совершенно права.

Отредактировано Lyta Alexander (16.10.2016 00:46:54)

+1

13

    ТАРДИС не переводит ворлонский. Доктор уже и забыл. Знаки на потолке так и остаются знаками на потолке — он забывает о них, как только корабль приземляется, хотя если бы не Лита, он бы даже не почувствовал. Это его нервирует. Именно поэтому в ТАРДИС он систему гашения инерции отключил: перемещение в пространстве и времени нужно чувствовать. Иначе как понять, что что-то идет не так? Или это просто Доктор немного кинестетик.
     — Разумеется, можно! Зачем еще мы бы сюда пришли? — удивленно откликается Доктор, но ответа уже не слышит.
    Корабль выпускает его на поверхность Марса, и Доктор довольно потягивается под лучами солнца, щурится, оглядываясь по сторонам и прикидывая, куда им следует двигаться. Достает из внутреннего кармана пиджака свою отвертку, направляет ее сначала в одну сторону, затем в другую, раскрывает и что-то проверяет. Затем кладет обратно во внутренний карман, беззаботно улыбаясь, словно они приехали на какой-нибудь пляж, и он не стоит посреди пустой и пыльной марсианской пустыни, и разворачивается к Лите. В кислородной маске та выглядит забавно.
     — Что? Нет, — он качает головой: — Параллельная респираторная система. Особенности строения моей расы, — улыбается немного грустно, хотя так сразу и не заметишь. — Могу обходиться без воздуха какое-то время. Пойдемте.
    Доктор то ли делает вид, что ему не интересно, почему «большая часть» Коша останется позади, то ли знает и без того, но вопросов не задает. Только указывает рукой по диагонали направо от корабля, где на самом горизонте виднеется кратер. Там же неподалеку расположена и база. Там же, если верить его отвертке, зафиксированы не совсем обычные для Марса материалы. Те самые, из которых далеки делают свои скафандры.
     — Там же расположена какая-то база, да? — подает голос Доктор после пятнадцати минут усердного пешего пути. — Вы знаете что-нибудь о ней? Там есть какое-нибудь тайное место, ну или малопосещаемая часть, может, заброшенная постройка? Не обязательно большая. Машина времени далеков, по сути, не занимает много места.
    Доктор замолкает. Им нужно очертить спектр подозрительных мест, чтобы оттуда сузить поиск до одного-единственного. Пропустить обмен будет опасно и как минимум обидно. Пружинящим шагом идя рядом с Литой, Доктор продолжает вглядываться вдаль, в очертания стенок кратера, и смутные подозрения закрадываются в его голову. Он не озвучивает их вслух, только хмурится на мгновение. Ему сложно влезть в шкуру далека, но попытка не пытка. Как иначе понять эту логику?
    Доктор бросает попытки почти сразу. Придется идти ва-банк! Ничего не поделать. Из него ужасный далек. Лита о них вообще ничего не знает. Зато Лита знает о базе. Вот с этого и стоит начать.

***

    Песок ничуть не смущает далека Чуука. Он двигается по нему быстро и бесшумно, не оставляя ни единого следа. Примерное время достижения пункта Б составляет один час тридцать минут пятьдесят одну секунду. Далек Чуук подошел к делу ответственно. Обезопасил себя всеми известными методами, включая выбор времени обмена. У него нет сомнений в том, что сделка пройдет успешно. Сомнения далекам в принципе не свойственны.
    Машина времени потихоньку покрывается марсианской пылью.

Отредактировано The 11th Doctor (06.11.2016 14:38:54)

+1

14

Лита крутится по сторонам, разглядывая пейзаж. По правде сказать, у нее самые смутные представления о местности, в которую они направляются. Да, несомненно, там должна быть какая-то база, если присмотреться, над песком виднеется защитный купол. А еще там должен быть кратер, в котором и откопали корабль Теней. Или откопают? Какой вообще сейчас год и месяц?
– Я не знаю плана базы, – сознается Лита Доктору. – Но думаю… мы Теней не пропустим. Эта штука, – обращает она внимание на предмет, которым тот машет в воздухе, явно что-то изучая. – Это какой-то сенсор? А с его помощью можно выявить Теней? Они же невидимые в обычном режиме.
Очередная радостная новость для ее нового спутника, если, конечно, новость. Да, как ни крути, а старейшие расы Галактики – самые ушлые существа на свете. Ворлонцы способны прятать себя в других существах, Тени умеют становиться невидимыми. Конечно, если ты – супертелепат, ситуация становится проще… с какой-то стороны.
– Разумеется, я смогу выявить любую Тень телепатически, – Лита сосредотачивается, чтобы просканировать пространство, и тотчас чувствует неприятную ломоту в висках. – Но я не смогу передать свое знание вам… или смогу, но… – она поднимает руку к вискам. – Головная боль и ощущение, что тебя распарывают изнутри – не лучшее украшение прогулки.
Истошный, раздирающий душу скрипучий крик разносится по окрестностям, в кратере взметаются в воздух обломки горной породы, камни и пыль. Следом над горизонтом появляются огромные черные отростки, похожие на щупальца морской звезды, шевелящиеся, отвратительно живые. Крик повторяется.
Лита тянет Доктора за обломок какой-то скалы и прижимается к камню – больше инстинктивно, чем действительно боясь, что их заметят.
– Это корабль Теней, он ожил и сейчас будет крушить все вокруг. Вскоре ему на помощь прилетят другие, – шепотом объясняет она Доктору. – Самый подходящий момент для них отлучиться в сторонку и встретиться с далеками. Никто не будет считать Теней, а все внимание будет приковано к беснующемуся кораблю.
Хорошо было бы найти убежище далека до того, как прилетит другой корабль, с пассажирами на борту. Здесь придется полагаться на свое чутье – и на инструмент Доктора, если эта штуковина, внешне похожая скорее на отвертку, чем на сенсор, действительно может выявить что-то полезное.
– Пойдемте, постараемся остаться незамеченными, – Лита уже придумывает на ходу легенду для себя, если их заметят люди, потом смотрит на Доктора, который разгуливает под холодным солнцем безжизненной земли безо всякого жизнеобеспечения, и понимает, что у легенды есть хотя бы одно слабое место.
– Вы как-то палевно выглядите, – округляя глаза и поднимая брови под своей кислородной маской. – И я даже не говорю о бабочке, или пиджаке покроя позапрошлого века… но дышать воздухом Марса – это совсем не по-людски.
Разумеется, в их планы входит не встречаться ни с кем из человеческого населения Марса, но ведь, известно, жизнь вносит в планы красочные коррективы. Может быть, конечно, Доктор умеет становиться невидимым благодаря своей отвертке? Это было бы кстати в любом случае. А пока что, видимо, все равно у них нет времени, чтоб ходить взад вперед за маскировкой, и придется обойтись как-нибудь так.
Лита смотрит на край кратера, где временно скрылись черные щупальца, и  устремляется вперед. По дороге читая Доктору лекции о временных изменениях, о которых тот, как обладатель машины времени, должен знать больше их всех, но ворлонец не будет ворлонцем, если не будет иметь собственного мнения.
– Кош считает, что следует быть крайне осторожными в изменении времени. Кош полагает, раз машину времени уже привезли на «Вавилон-5» и он это зафиксировал, лучше не менять это событие. Неизвестно, к чему это может привести. Тени обещали что-то центаврианам, если они не смогут доставить им машину времени, кто знает, что они притащат взамен, а мы не будет об этом знать, пока не вернемся в свое время? Безопаснее будет, по мнению Коша, не отобрать у них машину, а сломать ее так, чтоб неисправность была обнаружена только потом, при тестировании машины центаврианами… вы понимаете, о чем я? Этим мы убьем еще одного зайца: центавриане подумают, что Тени их попытались обдурить, это лишит их доверия. От союза центвриан и Теней зависит многое, и дорогого стоит расшатать их доверие хоть чуть-чуть. Можно ли так повредить машину далеков?
Снова раздается противный вопль, и над их головами проносится обезумевший корабль теней – огромное переливчато-черное с пятнами создание, которое топорщится во все стороны острыми щупальцами. Лита знает, почему он не в себе: кораблю Теней нужно для нормального функционирования специальным образом подготовленное разумное существо, а этот корабль захватил случайного человека, встроил в свои системы и сошел вместе с ним с ума. И ей становится вдруг нестерпимо жалко – не только человека, но и этот корабль, бездумное, не размышляющее и не осознающее себя создание, которое, без сомнения, не виновато, что его вырастили машиной для убийств.
Крик корабля выворачивает душу.
– Как они противно орут, – говорит Лита шепотом, словно боится, что корабль их услышит. –  Просто мороз по коже.
Успеют ли они дойти до базы и найти укрытие, пока не прилетит второй корабль? Вроде бы должны успеть, ведь Тени, как бы они ни были быстры, перемещаются все же не мгновенно, да и сигналу тревоги требуется какое-то время, чтоб пробиться сквозь пространство – пусть даже это телепатический сигнал. У них есть в запасе несколько часов как минимум.
Только следует быть до крайности осторожным. Корабль взмывает в воздух, разворачивается и принимается беспорядочно стрелять в базу короткими энергетическими залпами. Им все же относительно повезло, что он не понимает, что делает, потому что один прицельный продолжительный выстрел способен испарить всю эту базу. Лита тщательно наводит блоки в своем сознании, удерживаясь от телепатического сканирования. А то ведь кто знает эту безумную махину? Почует неладное – и начнет стрелять в них, и прости-прощай миссия по спасению Галактики.

+1

15

    «Невидимые в обычном режиме», — звучит как удивительно захватывающее приключение и немножко как приговор. Доктор продолжает излучать беспечность, как ни в чем не бывало. Они еще никуда не дошли, и к чему портить себе приключение заранее, когда можно просто наслаждаться настоящим моментом. Кому, как не ему, знать об этом. Из всех присутствующих на этой планете он сейчас единственный, кто чувствует, как она мерно вращается вокруг своей оси, крутится вокруг солнца, пролетая десятки километров за мгновения. Время течет своим чередом.
     — Это звуковая отвертка, — Доктор на мгновение достает ее вновь, чтобы продемонстрировать Лите. — Незаменимая штука. Невидимые вещи, впрочем, она видимыми не делает. Это не совсем сенсор, но и сенсор тоже, если я захочу, — он прячет ее обратно во внутренний карман пиджака. — Я искал соединения, которые далеки используют в своих скафандрах. Определенные металлы. И нашел.
    Он взволнованно смотрит на Литу, когда та пытается сама засечь Теней, и невольно чувствует отголоски ее боли — то ли потому что ее лицо искажается, как и у всякого человека, испытывающего боль, то ли из чистого сочувствия. Но она быстро оправляется, и Доктор, хоть и косится на нее еще несколько мгновений, расслабляется. Да и не до того становится: в воздухе раздается страшный крик, как будто кого-то режут по живому. Доктор шарахается следом за Литой и приседает за обломком скалы.
     — Что это было?
    Из объяснений Литы Доктор выносит сразу несколько важных вещей. Первое: корабли Теней вызывают у него жалостливое отвращение. Второе: сейчас действительно будет самый наилучший момент, чтобы провести встречу, если далеки и Тени хотят чем-то обменяться. Множество далеков сейчас занято на Земле. Множество Теней, судя по всему, скоро будет занято на Марсе. Идеально.
     — Здесь не бывает никого, кроме людей? — уточняет Доктор уже по пути. — Я могу прикинуться потерявшим сознание, если что. Ну, мало ли. Бывают же на этой базе сумасшедшие, а мне не впервой. Да? Нет. Звучит как отвратительный план. Давайте просто не будем сталкиваться с местным населением.
    Доктор фиксирует взгляд на кратере вдали и хмурится. Судя по всему, корабль Теней обладает чудовищной уничтожающей мощью, а это значит, стоит быть предельно осторожными, чтобы не попасть под эти щупальца и иное оружие, которым он обладает. Сейчас бы пригодилась старая добрая ТАРДИС, но не все задачи решаются так просто. Доктор вполуха слушает советы — Литы? Коша? — и продолжает следить за происходящим вдали.
     — Когда мы найдем саму машину, я что-нибудь придумаю, — рассеянно говорит Доктор. — Машины времени все работают по примерно одному и тому же принципу, и машина времени далеков — не исключение, — он с замиранием сердца наблюдает, как корабль начинает стрелять по базе, и эти ужасающие крики навсегда врежутся ему в память. — Сколько у нас есть времени, пока кто-нибудь придет ему на подмогу?
    Они начинают потихоньку приближаться к базе. Впереди уже можно разглядеть отдельные строения под куполом, и остается только понять, где будет самое вероятное место встречи далека и Тени. Вряд ли далек потащит машину времени с собой, она слишком заметна, ее так просто не спрячешь даже на базе. Вероятно, он оставит ее где-то неподалеку от базы? Но вряд ли на самом плато. Скорее там, где и без того много техники, где... Что-то в голове Доктора щелкает. Он хватает Литу за руку, как делал уже множество раз со множеством других людей, и знакомое чувство ликования рождается в груди, и Доктор бежит вперед, к пробитому склону кратера, через который можно пробраться внутрь. В самую пучину суматохи и неразберихи, которая еще несколько часов назад была тихим местом раскопок.
     — Я знаю, где может быть машина. Ничто не спрячет ее до поры до времени лучше, чем разруха, оставленная этим кораблем. Бежим! Легенду придумаем по пути. Скажешь, что я какой-нибудь дроид. У вас есть на базах гуманоидные дроиды?

***

    Далек Чуук даже не поворачивает свой единственный глаз, чтобы посмотреть на то, как из кратера взмывает корабль Теней. Машина времени — прочный механизм, ее не сломаешь простым обвалом камней и красного марсианского песка. Да и не было в договоре ничего о товарном виде предмета сделки. Далек Чуук продолжает свой путь по периметру базы.
    Вдали виднеются две точки, устремляющиеся к кратеру. Далек Чуук останавливается. Поворачивает глаз.

Отредактировано The 11th Doctor (06.11.2016 15:18:04)

+1

16

– Не знаю, по правде сказать, – отвечает Лита на вопрос Доктора о том, как скоро прилетят другие Тени. – Они точно должны прилететь – но когда, не помню, – она, скорее всего, и не знает. Ей показывали всего лишь фрагменты видеосъемки с этого места, по которым трудно было разобраться в хронометраже. – Через пару часов, через сутки?
Она собирается добавить, что лучше бы успеть испортить машину времени до прихода Теней, но в этот самый момент Доктор хватает ее за руку и устремляется вперед, так что ей приходится поспевать со всех ног, чтоб не рухнуть носом прямо в ржавый песок. Неожиданная выходка Доктора кажется ей более чем опрометчивой: они же хотели пробраться незамеченными, а теперь скачут на виду у всех, как два горных козлика!
– Дроиды… – кричит Лита прерывисто, задыхаясь от быстрого бега, – с галстуками? в пиджаках? с челкой? Боюсь, что нет! Не в этой эпохе!
Даже если бы Доктор был больше похож на механического дроида, каких, на самом деле, в этом веке у людей было очень мало, их внезапное появление посреди Марса было бы не менее подозрительным. Очень много кому захотелось бы расковырять этот «дроид» и посмотреть, что внутри. Конечно, люди заняты немного другим, и все же, нельзя считать их совершенными недотепами.
– Стоило бы подождать хотя бы полчаса! – недовольно бурчит Лита в спину, съезжая на ногах по склону кратера. – Что мы сейчас будем сочиня… ой!
К ним наперерез  уже бежали двое в военных формах с плазменными ружьями в руках, определенно жаждущие узнать, кто здесь такой странный и неучтенный бродит. Лита, продолжая движение по заданной траектории, въехала прямо в спину к Доктору, и так там и осталась, решив, что в сложившейся ситуации это самое безопасное место. Может быть, этот инопланетянин немного неубиваемый, раз так радостно мчится навстречу вооруженной охране, так что Лите не будет зазорно прикрыться им.
«Что теперь делать будем? – принялась она транслировать свои возмущенные мысли прямо в голову Доктору. Все-таки расширенные телепатические способности – хорошая штука. – У вас есть какой-то вразумительный план? В крайнем случае, я могу внушить им нужные мысли… или стереть память… но это незаконно… Ой!»
Нет ничего глупее, чем рассуждать о законности, попав в такую переделку, это Лита успела осознать раньше, чем додумала мысль. Но если слово – не воробей, то мысль тем более.
– Мы эксперты по инопланетным технологиям, подразделение сигма-119, допуск 18-54, – начала она как можно более уверенным тоном, одновременно старательно внушая обоим подоспевшим воякам, что им говорят что-то здравое, а не полную чушь. – Документы…
Лита пхнула Доктора в спину локтем. Может быть, у него найдется что-то, хотя бы отдаленно напоминающее документы?
«Проблема не только в законности…  другой телепат, просканировав их потом, сможет определить,  что им задурили головы. Получается, мы не хило так наследим… А, все можно свалить на пси-корпус!» – передала она мысленно свои размышления.
– Еще эксперты? – недоверчиво протянул грубоватый парень в форме, мозги у которого были настолько туго соображающие, что и внушению плохо поддавались. – Откуда же вы прибыли? Посадочная платформа с той стороны.
Второй между тем смотрел на Доктора, и в его голове шевелилась какая-то совершенно ненужная Лите и ее спутнику догадка.

+1

17

    То, что Доктор куда-то уверенно бежит, отнюдь не означает, что у него есть какой-то толковый план. Это просто означает, что он знает, куда бежать.
    Охранников спереди он замечает запоздало, а потому уже не успевает остановиться — да и как тут, когда ты только что скатился со склона огромного кратера? В спину ему врезается Лита, но Доктор даже не обращает на сиюминутное неудобство внимания: делает серьезное выражение лица, вытаскивая из нагрудного кармана очки, надевает их и смотрит на военных так, будто они круглые идиоты.
    «Внушить нужные мысли — это отличный план», — коротко отвечает он и роется по карманам. К тому моменту, когда Лита больно тычет его локтем, Доктор достает психобумагу и уверенно показывает ее сначала одному, а затем второму военному. Про себя он повторяет то, что только что озвучила Лита: эксперты по инопланетным технологиям и так далее по списку. Что, в общем-то, не такая уж большая ложь. Доктор закрывает «удостоверение» и прячет его обратно в карман пиджака, закладывает руки за спину и строго смотрит на военных.
     — Отставить вопросы, — уверенно говорит он тоном, с которым сложно спорить, и без каких-либо объяснений двигается вперед. — Нет времени объяснять: нам необходимо осмотреть место захоронения корабля и узнать о нем все, что возможно, прежде чем он разнесет всю базу. Или вы хотите, чтобы здесь камня на камне не осталось? — Доктор убедительно хмурит брови, хотя внутри радуется этому маскараду, будто ребенок. Но об этом сейчас может узнать разве что Лита. — Мы с моей коллегой здесь не для того, чтобы болтать!
    Доктор так увлеченно изображает из себя эксперта по инопланетным технологиям из подразделения сигма-119, что даже не замечает, что на нем все еще нет скафандра, и выглядит это — как они только что обсуждали с Литой — крайне подозрительно и из ряда вон. Но это определенно замечают военные.

***

    Зафиксировав одну из двух бегущих точек как Доктора, далек Чуук разворачивается в обратную сторону и отправляется назад. Из всех вещей, которые могли бы отвлечь далека от его миссии, эта — самая действенная. Нельзя позволить Доктору испортить сделку. Остановить Доктора.
    Уничтожить! Уничтожить! Уничтожить!

***

    Доктор размашисто шагает вперед, оставляя военных позади, и направляется прямо к большому скоплению разнообразной техники. Здесь ему бы достать отвертку да просканировать окружающее пространство на компоненты, которые далеки использовали в своих машинах времени, но не на виду же у охраны. В какой-то момент заметив, что за ним никто не идет, Доктор разворачивается, чтобы позвать Литу, и видит, как луч из смертоносного «венчика» далека поражает одного из военных.
     — Лита! Беги! — во все легкие кричит Доктор и сам кидается к ближайшему укрытию, которым оказывается большой красный валун, выкуроченный из земли кораблем Теней при взлете.
    «Лита? Жива?» — громко-громко думает Доктор. Ситуация явно принимает не самый приятный оборот.

+1

18

Лита  чувствует себя героиней не самого доброкачественного фильма. Вот того самого, где каждую минуту случается какая-то бредятина, все трещит, взрывается, а главные герои подозрительным образом оказываются живы-здоровы. И ей очень хочется, чтоб и с ними получилось точно так же, только вот мешают нехорошие предчувствия, что мироздание не обязательно увидит в них положительных главных героев, как бы они не старались. А вдруг оно решит, что эффектный сюжет только украсят две нелепые, но пафосные смерти?
Положим, с военными они разобрались общими усилиями, оставив тех в легком недоумении и с пустотами в голове. Они не догадались, что подпали под телепатическое воздействие, просто чувствовали – что-то не так, а потому решили проследовать за Литой и Доктором, двигаясь на почтительном расстоянии. Лита осторожно пропустила Доктора вперед, а сама с деловитым видом прошлась кругом, стараясь не выпускать вооруженных товарищей из виду: кто их знает, что в их опустевшие головы придет, если она ослабит контроль.
И тут – почти одновременно – она увидела, как падает один из них, и услышала отчаянный крик Доктора. Она бросилась за какую-то машину и затаилась между лопастей, видимо, предназначенных для выкапывания песка.
«Жива! Со мной все в порядке… пока что,» – сигнализирует она телепатически, услышав мысли Доктора. Все-таки удобная штука – телепатия…
Но порадоваться как следует она не успела, потому что прямо перед собой увидела это. Длинный механический клюв, увенчанный круглым то ли глазом, то ли дулом, а может, и тем и другим одновременно, цилиндрическое туловище, напоминающее бочонок, все в металлических бляхах. Колесики снизу и общее ощущение опасности, исходящее от этого. Далек.
«Доктор, что делать, – отчаянно воззвала она. – Эта штука… оно прямо передо мной! Оно на меня смотрит!»
Может, надо прикинуться кем-то безобидным?  Откуда далеку знать, что она прибыла с Доктором, чтоб портить им жизнь? Может быть, она простой работник базы, знать ничего не знает ни о каких далеках и их машинах времени. Или вообще кусок механизма. Нет, возможно, человеку она смогла бы внушить при должном усердии, что является куском механизма, но с этим даже пробовать не стоит, пожалуй.
«Доктор, знаете, – Лита уже даже не старается специально транслировать мысли, оно само получается. – Я тут поняла, мне не нравятся далеки!»
Второй военный забегает с  тыла и обрушивает на далека поток плазмы из своего оружия. Лита жмурится, надеясь, что ему удастся разнести эту штуковину на кусочки – конечно, им не очень на руку, что люди вообще заметили далеков, но лучше пусть уж заметят и уничтожат, чем…
Не вышло. Один выстрел из тонкого механического носа – и солдат падает как подкошенный на песок. Лита глубже вжимается в борт машины. И конечно, она не собирается благодарить инопланетное чудище за то, что оно фактически избавило ее от возможных последствий телепатического вмешательства в мозг этих людей. Как бы Лите не хотелось, чтоб пси-корпус узнал о ее проделках, но нельзя же избавляться от проблем  такой ценой!

+1

19

    Доктору удается сложиться, словно телескопу, и он прямо из этого скрюченного состояния и чувствует ответные мысли Литы. Жива. Жива! Это просто замечательно. Осталось только придумать что-нибудь, что позволит Лите оставаться живой как можно дольше, потому что если уж далек заметил ее — а он заметил, в этом Доктор не сомневается — то придется несладко.
    Аккуратно выглянув из-за валуна, Доктор натыкается взглядом на далека. Точный выстрел — и второй охранник валится наземь. У Доктора немного ёкают оба сердца в груди, но он мужественно берет себя в руки. Надо что-то придумать. Как помочь Лите? Должен же быть способ. Его взгляд рыщет по окружающей местности: кругом одни раскуроченные груды камней, вся техника — там, где Лита и далек, и два трупа. Не везет так не везет.
     — Сдаюсь! — кричит Доктор, резко вставая из своего укрытия и поднимая руки в воздух. В одной из них зажата отвертка. Ничего лучше ему на данном этапе в голову не пришло.
    Далек Чуук заинтересованно поворачивает свой визор.
     — Доктор, — тянет искаженный голос.
    Доктор осторожно обходит валун, продолжая держать руки в воздухе, и медленно приближается к далеку и Лите. Тот разворачивается всем корпусом, направляя оружие на своего главного врага.
     — Сдаюсь! — повторяет Доктор. — Ты меня поймал. Очень ловко, молодец, тебя потом непременно похвалят, когда доставишь меня своему командованию, — продолжает сыпать словами он.
    «Запусти машину», — мысленно суфлирует он Лите: «Сломай, открути, дерни, что угодно, но запусти».
     — Непременно в товарном виде! У меня даже костюм глаженый сегодня. Немного подпорченный песком, но это ничего, я отряхнусь, — все вещает Доктор.
    По далеку сложно определить, как именно он смотрит на своего врага, но Доктору чудится нотка скептицизма, и он продолжает с утроенной скоростью:
     — А где все остальные? Неужели всего один? Ну что-то вы, ребята, совсем разленились. Передавай начальству, что это уже становится скучно. Или давай лучше я сам передам!
     — Тишина! — не выдерживает, наконец, далек.
    Доктор послушно замолкает, краем глаза наблюдая за тем, что там делает Лита. И нетерпеливо перекатывается с носка на пятку и обратно. Отвертка греет ему руку, но далек наверняка вот-вот прикажет выкинуть ее. Только бы у Литы получилось что-нибудь придумать с этой машиной!

+1

20

Ее мысленные вопли не остались без ответа: героический Доктор выпрыгивает из своего укрытия, отвлекая внимание далека на себя. Лита только надеется, замирая от страха и восхищения, что Доктор знает, что делает, или, по меньшей мере, далек не изничтожит его с одного выстрела прямо сейчас. Вряд ли это механическое чудовище способно было оценить слаженные и полные сдержанной самоиронии речи – что-то Лите подсказывало, что далеки напрочь юмора лишены. Заслушавшись про товарный вид, Лита едва не пропустила куда более важное телепатическое послание Доктора, но, поймав его, шустро кинулась в кабину машины. Уставилась на панель приборов и в очередной раз пожалела, что неживые механизмы не поддаются ее телепатическому воздействию. Это вам не ворлонские корабли, которых стоит только ласково попросить – и они все сами сделают, и отвезут куда надо, и от врагов отобьются. Разумеется, если решат, что вы имеете право их просить. А вот эта машина… здесь надо нажимать какие-то кнопки, и крайне желательно – в правильной последовательности. Времени вычислять нужную последовательность методом Шерлока Холмса не было, поэтому Лита потыкала наугад на все кнопки, до которых смогла дотянуться и – о радость! – ее усилия увенчались успехом. Потому что приборная панель ожила, замигала разноцветным огнями, а машина зафырчала, загудела и с яростью вгрызлась в песок, вздымая фонтан песчинок в воздух. Литу швырнуло в угол кабины, она уцепилась за спинку сиденья, нечаянно нажав ногой еще одну кнопку. Механизм выбросил из своих недр какой-то похожий на жало бур и ввинтился в песок неподалеку от далека.
«Какая досада, что не прямо на него», - подумала Лита, сама для себя – она была слишком отвлечена на машину, чтоб транслировать мысли Доктору. К тому же, можно было не сомневаться, он тоже об этом пожалел.
Она снова нажала на эту кнопку, потянула за рычаг рядом – и бур вырвался из земли, свистя пронзительно, пролетел по воздуху мимо башенки далека и снова вонзился в почву.
«Опять промазала, да что ж такое!»
Но, кажется, она заставила его хотя бы чуть-чуть отвлечься? Если он продолжит атаковать Доктора, не обращая внимания на беснующийся копатель земли, это будет свидетельствовать о полной и окончательной безнадежности далеков.

0


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Пшеница, которая в темном чулане хранится


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC