Retrocross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » Sketch! Camera! Action! » Morituri te salutant


Morituri te salutant

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://simkl.in/episodes/11/1110225217174185_w.jpg

Morituri te salutant

SUSAN IVANOVA, LYTA ALEXANDER, KOSH (npc)


Не называй имен, не выдавай мест,
Не облегчай ищейкам их труд -
У меня на груди нарисован крест
На котором меня распнут
(с) Пушистый Вареник

Лето 2260 г, станция "Вавилон-5", операция "Спасти Талию" - для бесстрашных и безумных.

+1

2

Говорят, что со временем становится легче. Врут, причем бессовестно. Со временем тоска становится рутиной, вплетается в ежедневную суету "проснуться-попытаться не вспоминать-принять душ-одеться-заглушить боль горьким кофе-раствориться в работе-перед сном повторить". С отклонениями от нормы, не выходящими за пределы погрешности - чуть реже появляться в оживленных местах, чуть чаще глотать перед сном снотворное, чуть больше уходить от ответов на любые вопросы. Избегать Стивена Франклина. Всегда избегать Франклина, который, вероятно, решил, что тоску можно вылечить какими-то привычными врачу способами.

Сьюзен вообще не была открытой, даже с теми, кого считала в достаточной мере друзьями, но вот уже долгое время - в масштабах космоса, конечно, мгновение, но внутренний отсчет времени для Ивановой был больше похож на зарубки на стенах тюремной камеры - она в принципе свела на нет все разговоры, не касающиеся работы.
Было в ее расписании еще одно строгое правило - ни при каких обстоятельствах не пересекаться с мисс Александер. Лита, конечно, вряд ли была виновата в произошедшем - Иванова все еще обладала здравым рассудком и умением трезво оценивать ситуацию, - но свербящий голос эмоций все равно упрямо твердил обратное. И потом, при прочих равных, Лита Александер все еще была телепатом, не входящим в узкий круг телепатов, с которыми у Сьюзан мог бы завязаться диалог. В принципе, в этот круг не входил никто, кроме безвременно - всегда, когда капитан думала об этом, ее душил горький смех, - покинувшей их... ее Талии Винтерс.

В принципе, можно было, да и нужно было, просто жить дальше, следуя всем известным заветам, но получалось отвратительно. На людях Сьюзен держала лицо, оставаясь первой железной леди Вавилона, но оставаясь в каюте - часами смотрела в стену. Иногда, когда зудящая внутренняя боль не давала уснуть - доставала из ящика кожаную перчатку. Корпус-мать, Корпус-отец...В классической программе образования у русской Сьюзен были произведения Гоголя, поэтому идея "Корпус-отец" играла новыми, нездоровыми гранями.
В конце-концов, я взрослая, уверенная в себе, сильная женщина. Я совершала сотни боевых вылетов. Что помешает мне совершить еще один? Ну, кроме того, что с вероятностью 99,9% он станет последним? Имеет ли это какое-то значение?
Основной проблемой, конечно, был план. Вернее, его практически полное отсутствие. Пока он выглядел так "Взять боевое судно, проникнуть в Пси-Корпус, попытаться выжить".

Чем этот день отличался от предыдущих - Сьюзан не знала. Да и не раздумывала на эту тему. Возможно тем, что это был ее первый выходной из навязанной Шериданом недели отгулов, оспорить которые не удалось. Как сказал Джон "Труп в рубке это последнее, что нам сейчас нужно, а тебе определенно нужно развлечься". "Тоже мне, психолог доморощенный, как связался с минбаркой всю совесть потерял"- Сьюзен тогда стоило огромного труда промолчать и не высказаться.

В любом случае, полученные отгулы выглядели провокативно и Сьюзен решила поступиться принципами и в кои-то веки пойти на поводу у эмоций. Временное помутнение рассудка, иначе не объяснить, что в девять утра станционного времени она, записав на себя тренировочный вылет - ох, как будет зол Майкл, увидев несанкционированную им отметку о боевом судне, покинувшем станцию - она отправилась... Говоря откровенно, просто на прогулку. Принятые решения очень мобилизуют, да и осмотреть станцию "на прощание" хотелось.
Я не собираюсь умирать. Я...Я даже не знаю, что я собираюсь. Найти в недрах Пси-Корпуса ту, кем стала Талия и вправить ей мозги на место? Каким образом? Следовало зайти к Франклину и проверить психическое здоровье, ну да ладно. На месте разберемся, сгорел сарай - гори и хата, да и..Какого черта?!
Двери вызванного лифта открылись, видимо, достаточно давно - из лифта раздалось покашливание, намекающее на то, что люди в лифте хотели бы продолжить движение. Сьюзен подняла глаза - оказывается, погрузившись в мысли она достаточно внимательно изучала пол - и уперлась взглядом в не к ночи будет упомянутую Литу Александер.
- Езжайте, я, пожалуй, подожду следующего.
Желательно, следующего в обратную сторону.
Двери лифта, тем не менее,  оставались открыты.

+1

3

Когда Лита несколько месяцев назад приехала на "Вавилон" с разоблачительной информацией, она не слишком терзала себя размышлениями о судьбе того или той, кто окажется выведенным из строя. Прорвавшаяся сквозь кордон, сбежавшая от преследователей, собранная и сосредоточенная на своей миссии, она чувствовала себя героем, которому никто и ничто не помешает выполнить свою задачу по спасению если не мира, то хотя бы станции. Она была слишком увлечена деталями операции, чтобы переживать за кого-то в частности, она подозревала тогда всех и каждого, и на каждого смотрела как на потенциальную бомбу. Ее тайный пароль сработал и живая бомба проявила себя, и этой бомбой оказалась давняя знакомая, почти подруга по пси-корпусу Талия Винтерс, и Лита должна была ужаснуться или как-то иначе проявить потрясение, но в тот момент она ничего не почувствовала, и даже не подумала о том, что должна была. Что-то в ней заморозилось и закрылось, не позволяя не то что бы показать чувства, но даже осознать их. Четкая, деловая работа - прилетела, подняла шухер, выявила шпиона, убедилась, что он обезврежен, улетела. Никаких сантиментов.
Но то, что случилось тогда, все же не могло не оставить никаких следов, и сейчас оно догоняло ее и заявляло о себе. Заходило бессонными ночами в виде сгрызающей душу вины и тревоги, бессмысленных и бесцельных мыслей о том, где сейчас Талия и можно ли было что-то сделать, бесплодных сожалений о том, что разоблачительницей пришлось стать именно ей, Лите, а не кому-нибудь другому. Она бы легче это перенесла, будь это кто-нибудь другой, потому что... Талия, конечно была неплохим человеком (была? это слово отзывалось глухим ужасом внутри), они хорошо работали вместе какое-то время, но, случись то же самое где-нибудь далеко от Литы, она бы не стала рвать себе душу на части, записав произошедшее в еще одно доказательство общей жестокости мира. Но она была слишком рядом, она была тем, кто проник в мозг Талии, кто вонзил в него слово-ключ, кто первым почувствовал изменение. Глаза Талии, внезапно ставшие жестокими, искаженное ненавистью лицо - все это всплывало в памяти раз за разом.
Она знала, что справится с этим, иначе и быть не может. И знала, что если бы ей представился шанс что-нибудь изменить, она бы с радостью за него ухватилась.
Она знала, что поступила правильно, и что если бы она не сделала того, что сделала, пострадало бы куда больше людей, а Талию было бы все равно не спасти.
И все же время от времени воспоминания настигали ее, как сейчас, когда она ехала в лифте, остановившемся на этаже, чтоб подобрать еще пассажира
"Талия."
Лита услышала это слово прямо у себя над ухом, недоуменно подняла взгляд - кто это вдруг отозвался на ее мысли? Обнаружив прямо перед собой тщательно изучающую пол и явно молчавшую коммандера Иванову, так удивилась, что от неожиданности не сумела вовремя отключить свои собственные телепатические способности. Или не смогла?
Слишком четко прозвучало в сознании Ивановой это имя - "Талия", слишком сильной волной окутали Литу эмоции внешне такой сдержанной, чтоб не сказать холодной, женщины. Она предупреждающе покашляла, словно хотела, чтоб Иванова перестала думать так громко.
Мысли о Талии и правда испарились, а сама Лита получила очень "дружелюбный" словесный пинок, показывающий, что на ней до сих пор стоит невидимое клеймо пси-корпуса, несмываемое, по меньшей мере, для некоторых людей. Пусть даже она порвала с этой организацией самым скандальным образом, попросту сбежав от них, и теперь принадлежала больше Империи Ворлон, чем какому-либо земному сообществу. Хотя, постойте-ка, может, ее и за это не любят?
Лита вскинула нос к верху и заявила со всей твердостью, возможно, еще более резко, чем предполагалось:
- Напрасно. Я хотела с вами поговорить.
Она еще не знала, как поведет беседу дальше, если, конечно, Иванова все же вступит в отверстые врата лифта, а не позволит ей укатиться дальше одной. Что ей сказать? "Я подслушала нечаянно ваши мысли, и нет, вы сами виноваты, не надо так громко думать на одном этаже с телепатом. Я удивлена, что вы думаете о Талии в таких кхм... тонах - разве она не одна из нас7 Хуже того, она из пси-корпуса, она марионетка пси-корпуса... мне послышалось или вы хотите отправиться туда? Это безумие!"
"Безумие есть плод отцветающего рассудка", - раздался внутри ее головы голос Коша. Она совсем забыла, что несла частичку ворлонца в себе - он был бесшумен и спокоен, и прятался так глубоко, что и самый умелый телепат не мог бы его обнаружить. А сейчас вдруг обнаружил себя, и Литу накрыло волной тепла.
Не пытаясь понять до конца слова Коша, но полагая, что она правильно уловила их суть, она шагнула навстречу Ивановой обнадеженная.
- Это касается... Талии Винтерс.
Имя было произнесено, отступать было неуда. Безумствовать - так до конца.

+1

4

Да как ты смеешь. Со мной. О ней.
Сьюзан вспыхнула сухими ветками, но на этот раз успела закрыться. Сохраняя на лице выражение "я не имею к происходящему никакого отношения", она вымучила улыбку и ответила
-Неужели? Есть еще что-то, что вы не сделали для нее?
Женщина вошла в лифт. Двери медленно съехались, почему-то очень четко вызвав ассоциацию с вратами ада. Ассоциация была глупой, но на мгновение Иванова остро ощутила, что выйти из этого лифта ей не предстоит. По-крайней мере, такой же, какой она в него вошла. Предчувствие перемен окатывало волнами ледяного ужаса. Да и лифт ехал - хотелось бы сказать "в никуда", но это было бы очевидной глупостью. примерно как и то, что Иванова не назвала место назначения.
Внутри клекотало. В конце-концов, я могу...задушить ее голыми руками? Я не буду этого делать. Нет ничего страшнее надежды, особенно беспочвенной, но бороться с ней сил не было.
- Стоп.
Лифт послушно встал, а Сьюзен сначала отключила передатчик - даже на прием. Еще один сожженный мост, но ощущение "Терять нечего" не оставляло, так что следующим движением, набрав что-то на панели, она отрезала лифт от общей сети.
- У вас есть десять минут, пока Майкл не вернулся с обеда, где он по рекомендации врача поедает зелень, сдабривая ее горечью своих слез. Потом он заметит, что один из лифтов отключен от сети и поднимет панику.
Сьюзан склонила голову к плечу, изучая собеседницу.
Выглядит безобидной, если не знать, какой дьявол в ней сидит.
- Итак. Что вы хотели мне сказать. И почему именно мне? Если эта информация касается шпионажа, коим мисс Винтерс занималась на станции, не было бы разумнее сообщать это напрямую капитану Шеридану или начальнику службы безопасности, или вас устоит мой уровень допуска и власти?
Или ты хочешь сказать что-то лично мне... Лично о ней. Что же ты могла увидеть в тот недолгий момент посылки своего таинственного пароля. Какую же глупость я опять пытаюсь совершить?...
Выражение лица Сьюзан не меняла, со своим строгим пучком и застегнутым наглухо кителем возможно, она выглядела соответственно тону, но очевидно не соответственно происходящему внутри. Ярость медленно отступала, оставляя за собой мерзкий налет стыда за вспыхнувшие эмоции, легко прочитывающиеся - как это знала сама Сьюзен - даже таким "нулевым" телепатом, коим была она сама.
-Девять минут, мисс Александер.

+1

5

Вот почему всегда, когда пытаешься кому-то помочь из самых чистых побуждений, в ответ не получаешь ничего, кроме холодности и презрения? Чем она заслужила такое отношение? Взять тот же "Вавилон-5", она приехала сюда чтоб спасти их, и какова благодарность? "Есть еще что-то, что вы не сделали для нее?" Можно подумать, это Лита виновата в том, что произошло с Талией, это она внедрила шпионскую программу, или она увезла Талию в пси-корпус! Она, между прочим, рисковала жизнью, пробираясь на станцию с секретной информацией. Она могла бы этого не делать, тогда, возможно, у земного правительства было бы обширнейшее досье на Шеридана и компанию. И пускай сейчас, когда "Вавилон-5" открыто порвал с Землей, это выглядело не слишком важно, тогда это могло стоить свободы или даже жизни членам командования.
Но даже если отставить все корыстные соображения, почему бы той же Ивановой не вспомнить на секунду, что Лита - тоже человек, а не только представитель загадочной фауны "телепаты", и не разговаривать с ней чуточку человечнее? Не таким тоном, будто это Лита вечно путается у нее под ногами и просит помощи, хотя, между прочим, дело обстояло ровно наоборот!
Все это крутилось в Лите, пока Иванова ломала лифт, параллельно делая внушения. Даже в состоянии сильной обиды Лита отметила красочность фразы, посвященной Гарибальди, фыркнула про себя и подумала, что, возможно, Стивен посадил на зелень не одного Майкла, судя по свирепости ее собеседницы.
Но все это осталось внутри. Внешне она взяла себя в руки, изобразила деловое выражение лица и сказала:
- Мне нужна ваша помощь.
Может быть, то, как к ней относятся, определяется тем, как ведет себя она сама? Подлаживается под собеседника, старается не говорить гадостей, но, несомненно, думает их. Вот сейчас, она совершенно уверена, что это она помогает Ивановой, а не наоборот, но фразу строит совершенно иначе, словно заправский дипломат. То есть, ей хочется верить, что заправский - а может, все это зря.
- Я думаю, я знаю, как спасти Талию, - она идет ва-банк, потому что сейчас, по правде сказать, у нее нет ничего, кроме нечаянно прочитанных мыслей Ивановой и фразы Коша, которую она проинтерпретировала как карт-бланш на любое безумие.
Но могла и ошибиться.

Отредактировано Lyta Alexander (08.09.2016 20:43:41)

0

6

Ну и причем здесь я? Я выгляжу крайней или это изысканный способ сменить старший командный состав н тех, кто удобен...Ворлонцам? Телепатам? Рыжим самоуверенным особам?...И еще несколько фраз, которые не стоит озвучивать.
Сьюзан окинула собеседницу еще более колким взглядом, по уровню теплоты близким к дождя из ледяных крошек
- Напоминаю, мисс Александер, семь минут на подробности, но позвольте, я сразу внесу ясность. На мне нет таблички "Мессия". И я очевидно не Чип и Дейл - и я не спешу на помощь. Особенно телепатам. Но я все равно вас выслушаю, раз уж вы пытаетесь помочь той, которую лично сдали в добрые и видимо такие родные отцовские руки Альфреда Бестера - с условием, конечно же, что вы будете так любезны и объясните, почему же вы обратились со своей "деликатной" проблемой именно ко мне.
Хотя я не отрицаю, что я просто первой попала под руку....
Иванова скрестила на груди руки и улыбнулась, почти по-человечески, на что ушла львиная доля ее самообладания, хотя на деле ситуация начинала ее забавлять - либо звезды внезапно сложились в ее пользу, либо мир окончательно сошел с ума. Но, посмотрев правде в глаза - Сьюзан вполне могла признать пользу от кооперации с Литой - та, как минимум, знала пси-корпус. Но одно дело - принять внутреннюю готовность, а другое - признать что-то, даже про себя. Впрочем, помимо их хваленой телепатии существует еще и психология, которой Иванова не то, чтобы владела в совершенстве, но "представление имела", поэтому решила немного сгладить острые углы. Ну и сыграть "хорошего полицейского", благо в "плохого" и играть бы не пришлось.
- И еще одну вещь, пока вы, мисс Александер, собираетесь с мыслями. Вы мне не нравитесь - я так думаю, вы уже успели это заметить,- но я взрослый человек, и вполне умею разделять внешнее и внутреннее, так что не смотрите на меня, словно это я загоняю вас в угол. Опять же, моя к вам нелюбовь лично к вам никакого отношения не имеет, да и потом, я не сомневаюсь в ее взаимности, а такие вещи способствуют пониманию. Однако, хватит. Ваши шесть минут в вашем полном распоряжении.

0

7

Безумие нарастало и крепло, и Лита просто физически чувствовала, как, пользуясь метафорой Коша, увядают и облетают лепестки ее рассудка. Отступать было некуда - не могла же она сейчас развернуться и сказать: "Ах, ну я передумала, раз вы так ко мне относитесь - мне от вас ничего не надо". И не только потому не могла, что боялась выставить себя в нелепом свете перед Ивановой - разве Иванова могла относиться к ней хуже, чем сейчас? Хотя, в принципе, могла... но дело не в этом. Лита почувствовала сейчас, как важно пройти до конца, выстоять и победить в этой странной борьбе, где им обеим нужно был, в сущности, одно и то же - а они почему-то оказались по разные стороны баррикад. Важно не ради Талии, для которой эта безумная затея могла быть единственным шансом на воскрешение из небытия, а важно для самой Литы. Словно что-то в ней должно переломиться и измениться, как будто мало было всех изменений, которые уже произошли.
- Вы спрашиваете у меня, почему вы? Зачем задавать вопросы, ответ на который вы, возможно, не захотите слышать? - ей трудно было оценить, как должно было прозвучать это со стороны, но сама она была совершенно искренна: если у Ивановой есть какая-то тайна, которую Лита подслушала нечаянно, зачем обнажать ее, выводить на белый свет? Пока не проговорены слова, не обнародованы мысли, они обе могут прикидываться, что ничего и нет.
И нет смысла оправдываться насчет пси-корпуса, "сдали" и Бестера, одно имя которого вызывало у Литы желание заорать дико и затопать ногами, такие у нее были "дочерние" чувства к отеческой заботе Бестера. Она ненавидела пси-корпус, и теперь ей казалось, что она ненавидела его всегда - и смутные воспоминания о том времени, когда она пыталась быть хорошей и выслужиться перед теми, кто действительно был для нее семьей, только усиливали ее ненависть.
Но что-то удерживало ее от того, чтоб сорваться. То ли давняя привычка не отсвечивать, то ли то существо, которое находилось сейчас в ее сознании и утихомиривало ее мысли и чувства даже неощутимым присутствием.
Да и Сьюзан не особенно давала ей время на лирические отступления и бессмысленные оправдания.
Шесть минут.
За шесть минут нужно извлечь из вскипяченного мозга какую-то здравую мысль и облечь в слова, и донести до Ивановой так, чтоб ей не показалось совершенным бредом прислушаться к этой мысли.
Что у них имеется на данный момент? Хорошо, они проникнут (как бы безумно это не звучало) в пси-корпус. Хорошо, они (что звучит еще безумнее) найдут там Талию. Пусть даже (степень безумия начала зашкаливать) они смогут вывезти ее оттуда, не попавшись сами. А что же дальше? Личность Талии мертва, и если все, что Лита узнала программе - правда, мертва безнадежно.
"Кош!"
Это выглядит так, что настало время для отчаянных поступков, но разве оно не настало для Литы давным давно? Хотя бы тогда, когда она плыла, теряя сознание от нехватки воздуха, в спасательной шлюпке посреди бескрайнего пространства, истыканного голубыми и белыми звездами. И, цепеняя, покрываясь холодным потом, опуская веки на видящие лишь мутную пелену глаза, звала мысленно по имени того, к кому были обращено все ее сознание, и даже не знала, было ли это его имя, как не знала и до сих пор.
"Кош, ты можешь сделать что-нибудь?"
Внезапно она оказалась посреди какой-то совершенно чужой, вырванной из времени сцены: Кош, нависающий своей мантией и ободом скафандра над столиком, Талия Винтерс, растерянно замершая рядом, и странный человечек, протягивающий с радостной улыбкой Кошу кристалл, вынутый из его собственной, очевидно кибернетической, головы.
"Что в кристалле, который он передал вам?" - говорит Талия. А Кош отвечает: "Отражения, удивление, ужас. На будущее".
Видение исчезло. Лита резко моргнула, провела рукой перед глазами и посмотрела на Иванову внезапно проясневшим взглядом.
- Есть способ вернуть личность Талии... настоящую ее личность, с помощью... - она задумалась, стоит ли Ивановой излагать прямо сейчас подробности той встречи,  а может, она и сама была в курсе? - с помощью посла Коша. Но...
Она замешкалась, оглянулась по сторонам так, будто ждала какой-то помощи в формулировке фраз от стен лифта или потолка.
- В одиночку мне никогда не вытащить ее из корпуса.

+1

8

Сьюзан не любила телепатов. И по невыясненным пока даже ей самой причинам - не очень доверяла послу Кошу, сомневаясь, что под этой цветастой простыней вообще что-то есть. Так что на одной чаше весов находилось средоточие того, к чем Иванова испытывала нелюбовь. Плюс - придется лезть в пси-корпус. Плюс - можно было умереть. То есть умереть-то придется почти точно, а как в такой ситуации оправдываться перед начальством было неочевидно. Джон точно закатит скандал.
Иванова четко представила себе, как ее тело передают на Вавилон, Бестер силится изобразить сожаление, но даже эти попытки не скрывают змеиной ухмылки на его лице, а Шеридан, постояв столбом с минуту, разражается гневной тирадой, крича так, что хочется встать и отдать честь, несмотря на не просто мертвое, но и препарированное тело. Да, такое будущее было не столько туманным, сколько определенно нерадужным.
На другой же чаше весов была Талия. Талия, с ее платиновым волосами, которые по утрам оказывались абсолютно во всем. Талия, с ее красной помадой, которую она стирала ладонью, ненадолго превращаясь в вампира-любителя. Талия, и ее смех, звучащий не чаще, чем звучал смех самой Ивановой, но, сливаясь с ним, превращающийся в перебор капели. В конце-концов, Талия и ее до смешного бесполезные попытки отвязаться от Майкла - вернее, бесполезные до того момента, как этот упертый индюк не включил камеру в каюте Ивановой, вероятно, надеясь увидеть, как женщины, вынужденные жить вместе. пытаются убить друг друга. Забить чайными пакетиками. Скандал, конечно, хоть и был внутренним и за пределы командного состава не вышел, был совершенно диким. И главное, не было там ничего, на этой записи - просто ужин, просто разговор, - но даже чурбан Гарибальди понял, что дальнейшая борьба бесполезна.
Другое дело - настоящая ли это была Талия, или образ, специально созданный и тщательно сбалансированный, чтобы втираться в доверие... И даже если план - очевидно безумный, потому что каким еще может быть план, включающий двух вероятно безумных женщин и существа, о ком известно чуть меньше, чем ничего - удастся... То что дальше?
По-крайней мере, у меня будет возможность проститься. Очевидно лучше, чем ничего.
- Мисс Александер. Прекратите юлить. Я ... Хм. Я готова помочь. Но при некоторых условиях. Первое и главное: с этого момента - только правда. Без ваших уловок, сокрытия информации и прочих отговорок. Если я задаю вопрос - я хочу услышать ответ, а понравится он мне или нет - очевидно не ваше дело.
Молодец. Сьюзан. Вот уж поддержала. Мастер. А как же "начальство должно быть понимающим", "Капитан - это любящий родитель" и прочая и прочая из лекций все того же Шеридана?
- И второе, в ситуации, приближенной к боевой - вы подчиняетесь. Безоговорочно. Я не спорю, что в плане телепатии, знания пси-корпуса и прочих своих "штучек", в том числе игрищ с Кошем - я даже вдумываться не хочу, что вас связывает и зачем ему - уж простите, очевидно, что не вам - все это нужно, вы полностью квалифицированы. Но как только пахнет жареным - вы прячете свой хорошенький рыжий затылок и не отсвечиваете.
И вы никогда, НИКОГДА не смеете лезть в мою голову - этого Сьюзан не сказала. Во-первых, это было очевидно. Во-вторых...Во-вторых, возможно, есть шанс, что она сама об этом попросит. С вполне определенной целью выжечь все, что самостоятельно не забывалось.
-Итак. Почему я? Уложитесь в две минуты - продолжим в более подходящем месте, нет - не обессудьте.

+1

9

То, с каким упорством Иванова нарывалась на откровения, могущие поставить в неловкое положение прежде всего ее саму, просто поражало. Лита хотела дать ей возможность обойти острые углы, не прояснять больше, чем уже прояснилось - но капитан, прямолинейная, как танк, перла прямо на хрупкие и, возможно, не очень умелые заграждения, которые Лита пыталась вокруг нее сплести. Для ее же блага, между прочим. Лите ведь совершенно плевать, какие чувства испытывает к Талии Иванова, и даже если в каком-то уголке души ей и хочется позлорадствовать - мол, попалась в сети телепатки, ненавидя наше племя - это было совершенно необязательной, не насущной потребностью. Но желание скрывать чувства она уважала, потому что прекрасно понимала, что не все можно вынести на публику ввиду крайней непонятливости этой самой публики. Почему же Сьюзан даже не пытается поддержать ее благой порыв? Она просто не поняла, почему Лита обратилась именно к ней, или считает нужным строить из себя "не такую", даже если это в результате ей же повредит?
Не лучше ли было бы для Литы обратиться к кому-нибудь другому? В самом деле - Иванова, почему вдруг Иванова! Лита представила себя беседующей на ту же тему с Шериданом. Безусловно, у Шеридана были свои тараканчики, у кого их нет, но он, по меньшей мере, держался бы вежливо. Хотя, вероятнее всего, он так же вежливо бы отказал. Вот уж кто не был склонен геройствовать по такому ничтожному поводу, как жизнь одной женщины. А кто еще? Гарибальди, который телепатов не меньше Сьюзан терпеть не может? Ну уж нет.
- Капитан Иванова, - гордо заявила Лита, убирая руки за спину. - Что есть правда? Я могу обещать вам честно излагать то, что думаю, но не могу дать никаких гарантий, что это хоть сколько-нибудь окажется близко к правде.
Кажется, она слишком много общается с ворлонцами. Не было надежды, что эта тирада будет принята адекватно, но не произнести этого Лите мешала именно та честность, которую от нее требовала командор. В самом деле, как она может выложить всю правду без уловок и сокрытия информации, если... если, скажем, операций руководит Кош, который общается исключительно фразами в стиле "...плод отцветающего рассудка" и образами? Хорошо, она может заявить Ивановой, что безумие есть плод отцветающего рассудка, но что это даст? Не было никакого способа вывести с помощью средств формальной логики из этой фразы уверенности Литы, что Кош поможет в операции, и вместе с тем, она чувствовала, что дело обстоит именно так.
Впрочем, Сьюзан, с ее прямолинейностью, догадалась о лежащих в глубине всего дела замыслах Коша, вернее, о наличии этих замыслов, быстрее, чем она сама. Она даже обидеться не успела на то, что ее обожаемого ворлонца опять подозревают в нежелании помогать людям от чистого сердца, потому что внезапно поняла, что Иванова права. Кошу это зачем-то нужно, а зачем - Лита тоже вдумываться не станет, но совсем по другим причинам.
- "Пахнет жареным"? Отлично, меня это вполне устраивает, - опять же, Лита не была уверена, что они действительно могут попасть в такую ситуацию, когда их спасет не хитрость, а боевые навыки, но если Ивановой хочется верить - пусть верит.
В конце концов, если случится что-то совсем внештатное, то, даже если они обе останутся живы, Иванова ее под трибунал отправить не сможет за ослушание - она же не военная, это раз, и она состоит на службе у ворлонцев, это два. Если бы Сьюзан знала о Ворлоне хотя бы столько, сколько Лита... Почему люди боятся ворлонцев? Потому что почти ничего о них не знают. Почему люди не боятся ворлонцев в той степени, в которой следовало бы? Потому что ничего о них не знают.
Она не была уверена, что Кош не захочет пожертвовать ей, если это покажется ему необходимым, но уверенность в том, что никто и ничто не помешает ему осуществить его собственные планы грела ее сильнее личной безопасности.
- Две минуты. Хорошо, - когда она решилась наконец, у нее оставалось не больше тридцати секунд. - Я услышала нечаянно ваши мысли, и теперь знаю, что вам это нужно так же, как и мне, если не больше, а я не хочу ввязывать в это дело кого-то...
Время вышло, но, можно надеяться, Иванова все же живой человек, а не машина-автомат по отсчету секунд?
- У кого был бы чисто деловой интерес. Это вас устроит?

+1

10

Не сказать, что это вся правда, но для начала сойдет, не так ли?
- Устроит. На самом деле, я подозревала... Что-то подобное. Но одно дело - подозревать, а другое
Женщина чуть смягчилась, по-крайней мере, ощущение, что на готова свернуть собеседнице шею стало не таким очевидным.
- Услышать. Я рада, что вы, мисс Александер, снизошли до этого ответа. В свою очередь - я готова быть искренней, пока дело будет касаться только моих тайн.
Сьюзан повела плечами и снова залезла в щиток, подсоединять лифт к сети, дабы жизнь Майкла Гарибальди не была омрачена очередным "беспочвенным" подозрением о том,  что на станции происходит что-то, чего он не знает. Поэтому улыбка, сверкнувшая на ее лице, была тщательно скрыта и обращена больше внутрь, чем собственно, Лите.
Интересно, получается ли у меня со стороны выглядеть исключительно воякой-лишь-бы-помахать-кулаками? Нужно было мягко напомнить о моих рисках попадания под трибунал, расстрела, тюрьмы...Впрочем,
- Впрочем, остальные тайны и не стоят того. Я с...
Система прогнала последние тесты и приветливо засветилась зеленым огоньком, подтверждая, что соединение с сетью восстановлено. Иванова замолчала и сняла щит.
Ну нет, ну с каким удовольствием? ...с интересом продолжу этот разговор с вами в доке с кораблем вашего друга. Это единственное место на станции, куда не дотягиваются всевидящие глаза и длинные руки начальника охраны, да и желающих остаться наедине с этим кораблем не сказать, чтобы много.
Оказалось, что присутствие Литы мобилизует скрытые активы. по-крайней мере, закрывать-открывать сознание было немного проще. Или сказалось влияние ситуации, но восстановить барьер не стоило Ивановой почти ничего. Была ли она услышана, она, правда, не знала, но если Лита не догадалась, что больше говорить вслух не стоит, то стоит ли игра с таким человеком свеч?
Чего мне будет стоить это согласие? Трибунала? Даже если удастся выжить - с карьерой будет покончено? Или... Слишком много условий и вероятностей
Я ведь даже не знаю, что по этому поводу думает кукловод-Кош. Не думаю. что он горит желанием связываться со мной, не думаю, что хоть кто-то горит желанием связываться со мной. Я бы не стремилась к подобным, пусть и чисто деловым, контактам
Двери лифта разъехались и Сьюзан, тряхнув головой, вышла в коридор
- Мисс Александер
Не поворачиваясь, словно бы отстраненно
- Две вещи. Первая - если вы не знали, Майкл относился к мисс Винтерс... Не так, как к другим телепатам. Это к вопросу, почему все же я? И второе - с этого момента можете считать заключенным "мирное соглашение". Мне льстит, что вы обратились ко мне за помощью, но раз уж вы влезли в мою голову, вы знаете - я готова пойти на этот риск, потому что я догадываюсь, чем мне это грозит и зачем это нужно мне. Но зачем это нужно вам, мисс Александер? Особенно со мной. Или зачем это нужно Кошу. Подумайте на досуге.
Двери лифта начали закрываться, Сьюзан распустила пучок развернулась, произнеся в почти закрывшиеся двери
- Я надеюсь, мисс Александер, это наша последняя встреча.
Я жду вас через два часа. Не придете - можете считать, что этого разговора не было.
Сьюзан не просто раскрылась - она попыталась - как когда-то ей показывала мать - передать эти мысли. Впрочем, ответ ее не интересовал.

+1

11

Наконец-то что-то сдвинулось с мертвой точки их неприязни и пошло если не на лад, то, по меньшей мере, просто пошло. Куда-то. Лита вслушивалась в слова своей собеседницы, неожиданно переключившиеся из озвучиваемой формы в мысленную, что ни сколько не помешало их воспринимать. В другое бы время Лита удивилась - ее природный уровень не позволил бы ей так легко ловить мысленную трансляцию без осознанного сканирования, но сейчас ей было просто не до того. Может быть, Иванова перестраховывалась  с конспирацией - кажется, все оставшиеся на борту члены команды могут доверять друг другу, зачем же столько тайн? Тот же Гарибальди... нет, Лита и не подозревала об его особом отношении к Талии, и откуда же - пока Талия разгуливала по Вавилону, Литу допрашивали в пси-корпусе, когда Лита вырвалась и примчалась сюда, у Талии больше не было возможности разгуливать.
- Видимо, Талия была особенным человеком, - несколько ревниво проговорила она вслед Ивановой. Потом спохватилась и добавила, - и будет, я надеюсь.
Но все это было не слишком важно. "Я вас услышала", - мысленно ответила Лита на телепатическое послание Ивановой, пусть она могла (должна была) не услышать, да ей это и не нужно было. А потом скомандовала лифту ехать в посольский сектор.

Два часа - полно времени для того, чтоб пойти к Кошу и отчитаться, точнее, вернуть ему его собственную частицу, выслушать дальнейшие указания, если такие будут, на что Лита надеялась, потому что будущее выглядело совсем уж туманно. Потом можно было перекусить чего-нибудь совсем не диетическое (как прекрасно, что доктор Франклин до нее добраться не может) и отправиться в тринадцатый док для дальнейших переговоров. Признаться, выбор места ее удивил - но и обрадовал тоже. Пусть Иванова не любит ворлонцев и телепатов, она явно доверяет кораблю Коша, точнее, его способности отпугивать всех любопытных.
Перед раздвижной дверью каюты Коша она привычно сбавила темп, выдохнула, поправила воротничок. Взяла с полки не нужную маску, чтобы не вызывать недоумения у случайных шпионов, если вдруг такие встретятся.
Все равно пришлось ее снять сразу же за порогом. Посол Кош стоял, как всегда, в клубах ядовитых газов. Увидев Литу он развернулся, осмотрел ее круглым глазком и открыл скафандр.
Ворлонец мог быть совершенно незаметным, когда находился внутри, но к тому ощущению, которое возникало, когда он покидал ее тело или, наоборот, входил, Лита пока не могла привыкнуть. Она бы не смогла объяснить, что именно выходит в виде светящихся лучей из глаз и рта - чистая ли энергия, какая-то особая форма материи, но чувствовала она себя так, будто какую-то часть ее самой отдирают и вытаскивают с помощью больших крючков. От напряжения она вытянулась, как струна, жабры на шее напряглись и отчетливо проступили под кожей. К  счастью, все это длилось недолго. Загадочный ворлонец собрал себя воедино, закрыл скафандр и замер, склонив свое механическое подобие головы набок, словно переваривал полученную информацию.
- Чем же это закончиться? - рискнула спросить Лита.
Кош пошевелил трубками, загудел на разные лады, но механический переводчик выдал лишь одно слово:
- Всем.
Что ж. Всем - это лучше, чем ничем. Пусть даже "всем" вмещает в себя очень много, вероятно, больше, чем им бы хотелось.

Через два часа Лита спустилась в тринадцатый док, где ее уже ждала Иванова. Или не ждала, а просто стояла на платформе и созерцала корабль, подставивший свой зеленый бок под вдохновенный внимательный взгляд. Неужели Ивановой правда нравится корабль? Лита уловила что-то такое, еще когда Иванова с Кошем встречали ее, прибывшую с Ворлона. Нет, Литу совершенно не удивляло, что ворлонский транспортник может вызывать восхищение: похожий одновременно на морское животное и цветок, живой и разумный, он был совершенно великолепен. Труднее было уложить в голове то, что Иванова совсем не любила самих ворлонцев, но при этом  с симпатией относилась к их кораблям. Для Литы все это представляло неделимое целое.
Она встала поблизости от Сьюзен, тоже обратив завороженный взгляд на корабль. Она знала, что он способен на телепатическую связь, и попыталась поприветствовать его мысленно: это было куда сложнее, чем разговаривать телепатически  людьми или даже с Кошем.
Пятна и узоры на борту корабля сгустились и сложились в письмена, похожие на скобки, запятые и восклицательные знаки. Лита обернулась к Ивановой.
- Я была внутри, - сказала она, кивая на корабль, не удержавшись от такого мелкого, почти детского хвастовства.
Надписи на ворлонском растворились. Корабль снова затих, прикинулся неживым, исподтишка рассматривал обеих женщин с не меньшим интересом, чем они его.
- Жаль, мы не можем полететь на нем, - так же неожиданно выдохнула Лита.
Правда что, вся затея была и так совершенно безумной, но заявиться в пси-корпус на корабле ворлонцев... почему бы сразу тогда не отправить Коша с петицией от ворлонского правительства, в которой бы сообщалось что-то вроде "Отдайте нам Талию, или мы вас ...!"
Но это было невозможно.
Корабль, словно жалея о том, что приходится скучать в доке, вместо приключений в пространстве Земли, шевельнул щупальцами, и Лита явственно услышала нежный негромкий не то вздох, не то стон, не похожий на человеческий по тембру, но почти неотличимый по интонации. По спине пробежал холодок: понятно было, почему рабочие доков старались избегать этого места, словно здесь водились призраки или что похуже.

0

12

- Действительно жаль.
Иванова провела ладонью по борту корабля и повернулась к собеседнице.
- Я понимаю, как это странно, при всей моей нелюбви к ворлонцам - я бы назвала это ксенофобией, но я не психолог - я люблю их корабли. Когда я сижу в доке с этой красавицей - или красавцем, пол их кораблей мне недоступен и непринципиален - я слышу музыку.
Женщина вздохнула
- Колыбельную, которую пела моя мать, если мне не спалось. А про были внутри - я в общем-то в курсе. Сложно найти что-то на станции, о чем я была бы не в курсе, хотя, конечно, не будем об этом распространяться, оставим звание "большого брата" Майклу.
Сьюзан встряхнула копной волос и тихо рассмеялась
- Не думала, что когда-нибудь окажусь в ситуации настолько суицидальной и абсурдной, но, видимо, предназначение у меня такое. Мисс Александер, а вот теперь пора открыть карты - разумеется, не все. Но меня интересует план. Или набросок плана. Или что-то, что при хорошем освещении может быть принято за план.
Да, вот именно то, с чем у меня проблемы. Но там есть пункт "выжить", а значит все отлично!
- Ближайшую неделю мое отсутствие на станции будет считаться нормальным, равно как и отсутствие одной шлюпки. По бумагам. На деле, думаю, придется взять что-то посерьезней, и менее связанное с Вавилоном - что-то мне подсказывает, что на земле нам не обрадуются. Но если за перемещение до Земли и, в идеальном варианте, обратно - отвечаю я. Но вот пси-корпус - это я с определенной радостью уступаю вам. Потому что будь у меня выбор - я бы никогда добровольно в этот гадюшник не сунулась. С другой стороны...
С другой стороны, в своих самых смелых мечтах я крепко сжимаю рукоять бластера, выпуская заряды в головы тем, из-за кого я лишилась матери.
Сейчас женщина стояла в полоборота к Лите, смотря куда-то над ее головой, да и голос звучал приглушенно, впрочем, возможно так работали стены, забирая часть звука
- Я думаю, что мотивы поступка обсуждения не достойны, так что - если у вас нет возражений к этой части - следуем дальше. Но у меня к вам есть еще одна просьба. Я не возьму на душу еще одну мертвую телепатку, так что в любой непонятной ситуации, из которой у вас будет возможность спастись только в одиночестве - спасайтесь.
И бегите к ворлонцам, потому что ни на Земле, ни на Вавилоне вас не примут. Вообще, спряталась бы у Коша под простыней и не отсвечивала, но нет, телепатка-камикадзе. Неужели совесть в пси-корпусе не сдают при входе, меняя его на значок и кожаные перчатки? Кто бы мог подумать. Так, я сейчас снова начну ненавидеть происходящее слишком сильно. Отставить бунт на корабле, командор Иванова! Держать оборону. Что там еще вещают на строевой подготовке? Погладь себя по плечику, береги нервишки? Очень бы помогло!
Иванова несознательно снова провела по теплому и чуть пульсирующему борту - это ее успокаивало - и теперь уже внимательно уставилась конкретно на Литу
- Итак, мисс Александер? Вопросы, предложения, жалобы? План?

0

13

"Вы не любите ворлонцев потому что никогда их не видели", - подумала Лита и запнулась. Кто знает, что бы увидела Иванова, откройся ей Кош? Правильнее было бы сказать, что видела Иванова, когда Кош внепланово открылся целой толпе народа, ради того, чтоб подхватить падающего Шеридана - но Лита была не в курсе того происшествия. Да и, возможно, это ничего не значило. Есть иллюзии, похожие на откровения, есть откровения, которые многие сочли бы иллюзией. Кто может сказать, случайно ли именно Лита проникла тогда в сознание Коша и увидела то, что она увидела? Или она оказалась в нужном месте в нужное время именно потому, что увиденное предназначалось для нее лично, а не для кого-то другого.
Может быть, Иванова бы еще больше невзлюбила б ворлонцев, если бы узнала, что они являются людям в виде сверхъестественных созданий света. Как бы там ни было, Лита почувствовала больше расположения к Сьюзан, когда услышала про ее отношение к ворлонскому кораблю - будто теперь у них было что-то общее.
- Да, - произнесла она задумчиво. - Я тоже слышу музыку, иногда. Другую музыку. Я не знаю, как они это делают.
Она всегда слышала в пении ворлонского корабля его собственный голос, в Коше - видела Коша, и никого другого, пусть даже его облик обладал необъяснимой притягательностью. Мог ли корабль как-то менять свой голос в зависимости от того, кто его слушал, или это сознание самого человека влияло на восприятие, облекая в наиболее желанную форму то, что нельзя было выразить и описать в рамках повседневного опыта? Все это казалось Лите интересным, над чем можно было подумать на досуге. Если у нее еще будет досуг.
- Мне это будет более чем кстати, потому что у меня нет ничего, на чем можно лететь - а ворлонцы, как я уже отметила, не могут предоставить нам свой транспорт, - заговорила она более деловитым тоном. - В целях конспирации.
Дальше начиналось самое сложное. Как бы так объяснить, что никакого плана у Литы нет и в помине, а вся идея в ее представлении выглядит как предложение подойти к краю пропасти и прыгнуть, закрыв глаза? Для себя она понимала, на чем основана ее уверенность в том, что безумство принесет свои плоды, но объяснить это кому-нибудь другому - ни за что и никогда. Особенно Ивановой! Не скажешь же: "Кош обещал, что все пройдет хорошо, доверимся Кошу". Тем более что, Кош ничего такого не заявлял.
Да если бы и заявил - для Ивановой его слова были бы не больше, чем шум ветра.
- Я уже сбежала один раз из пси-корпуса, значит, в этом нет ничего невозможного. Сложнее будет узнать, где именно прячут Талию, а затем - вывести ее оттуда. Потому что... если она находится там в сознании - то есть, в сознании ее поддельная личность - добровольно она не уйдет.
Воспоминания о камерах пси-корпуса отозвались тянущим чувством страха. Сказать "я уже сбежала раз" было легко, заставить себя поверить, что это возможно еще раз - задача почти неподъемная. Иванова ненавидела корпус из-за матери, но если бы она знала столько, сколько Лита... впрочем, это не имеет никакого значения. Иногда Лите казалось, что у нее просто нет сил ненавидеть. Иногда она думала, что ей просто нечего было терять - никогда. У Ивановой корпус отнял самого дорого человека в жизни, Литу корпус лишил возможности узнать, что такие люди бывают: она практически не знала своих родителей не потому, что они рано ушли из жизни, а потому, что им не было до нее дела. Всего лишь производители очередного ценного или не очень экземпляра, и очередной инкубаторный цыпленок Лита.
Она бы никогда не смогла услышать в пении корабля голос матери, потому что мать никогда не пела ей колыбельных.
- Моя жизнь будет на моей совести, точно так же - как и ваша, - разговоры про ответственность за чужие жизни были ей неприятны. - Мы обе, надо полагать, оценили риск.
Конечно, это очень мило, если про нее думают как про человека, который будет из кожи вон лезть, лишь бы спасти Иванову из лап пси-копов. А ведь... Иванова права, будет. Хотя бы потому, что сама позвала ее на эту отчаянную прогулку. И потом, в случае чего, будет стучаться головой об стену, уговаривая себя, что Иванова сама-дура-виновата, что пошла за ней, а она здесь не причем и ничего не могла сделать.
Стоит помучиться над планом, чтоб этого избежать.
- Какие будут предложения по добычи информации? Поимка и телепатическое сканирование какого-нибудь не слишком сильного сотрудника пси-корпуса? Взлом и проникновение в базу данных? Глупее всего будет застрять именно в том филиале, где Талии нет.

0

14

- Риски мы, естественно, оценили обе. Но опыт показывает, что у
Что тут сказать? Телепатов? Слишком сблизившихся с сомнительными ворлонцами? Рыжих?
-...У большинства людей есть план отступления. У меня его нет принципиально. Поэтому предупреждаю я вас только потому, что в вашу хорошенькую головку при подобном исходе могут закрасться неприятные для вас самой мысли - судя по всему, примерно такие же, которые двигают вами сейчас.
Впрочем, видит кто угодно, это не моя проблема. Я предупредила и ладно.
- Поимка телепата? Мисс Александер, не смешите, откуда на Вавилоне сотрудники Пси-корпуса? Ладно, возможно несколько коммерческих телепатов на станции найдутся - если сейчас заключаются сделки
Заключаются, Сьюзан, и ты сама регистрировала этих телепатов, но что с них толку. Одному из них нет и двадцати, похоже - дети, с уровнем П2 в лучшем случае. Вряд ли в их пожухлых от гипноза Корпуса мозгах есть хоть крупица полезного
- Я бы предпочла поймать Бестера
И тут я бы согласилась даже на вмешательство ворлона. Поджарить его мозг до состояния угля...То есть сначала достать из него необходимые данные, а потом поджарить.
- Вот взлом баз данных выглядит интересно. Если такая информация хранится в базе данных, к которой хоть как-то можно подключиться извне.
Спуститься на Эпсилон-3 и обратиться к Драалу поковыряться в информационном пространстве, но что-то мне подсказывает, что любые попытки делать что-то подобное будут приравнены к тому, что я бегаю по станции, обвязанная исключительно галстуками Дрази и скандирую, что собираюсь убить себя. Предпочту воздержаться.
- Вы знаете, мисс Александер, в некоторых ситуациях главное начать. Мы с вами в подобной ситуации. Собирайте то, что вам может понадобиться
Напишите завещание, полейте цветы, отключите в каюте приборы...
- Я вас вызову. Будет лучше, если никто не узнает о цели вашего вылета, но если вас спросят
А вас спросят, потому что выход в доки к боевым кораблям не предназначен для лиц без военного звания
- То вы навязались со мной на Минбар, оттуда вас перехватит ворлонское судно, а дальше не их дело.
Иванова завозилась с личным передатчиком, подключая его обратно, поморщилась от писка "пропущенных",  бросила в эфир "Я в отпуске" и переключилась на внутреннюю волну. С Литой она не попрощалась, просто покинув гавань.

- Что значит "Зачем мне Агамемнон"? Джон, это легендарный корабль
Оборудованный системами контроля, слежения и маскировки. И вооруженный до зубов
- А я не говорил, что он не легендарный. Я хочу знать, зачем моему старшему офицеру в отпуске нужен боевой корабль.
- Джон Шеридан!
Не задавай вопросов, на которые ты не готов услышать ответ
- Будем считать, что я просто хочу потренироваться. Не волнуйся, я не сломаю твою любимую игрушку, даже не поцарапаю!
Шеридан рассмеялся
- Что с вами сделаешь, командор. Сьюзан, только не вляпайся ни во что. Я скажу Майклу, что одобрил вылет. Еще что-то,что я должен знать?
Мм, что же еще. Джон, мы видимся в последний раз, так что бывай, перестань воплощать американскую мечту так прямолинейно? Поливай мои цветы? Встретишь Лондо - скажи, что я прощаю ему его карточный долг?..
- Да. Мисс Лита Александер...
Сьюзан скривилась, вызывая у Шеридана улыбку и приятные воспоминания, как один из телепатов, подошедший к Ивановой в неудачный момент - впрочем, телепатам подходить к ней всегда не лучшее время - вылетел в бассейн. Причем Джон до сих поре не был уверен, знала ли Сьюзан о существовании бассейна, или телепату просто повезло.
- Что с ней?
- Она напросилась со мной до Минбара. Не волнуйся, она полетит багажом, я сброшу ее над Минбаром, даже не буду разговаривать!
Ох как, как бы я хотела, чтоб все было так просто

- Майкл? Что там с моим "Агамемноном"?
- В лучшем виде, хотя я все еще считаю, что ты совершенно не умеешь проводить отпуск
- Кто бы говорил. Да, исследовательский катер оставь. Он мне пригодится
Агамемнон отличная база, но подлетать к земле на это здоровой дуре - хватит с меня памяти о том, что примерно так мы и начали войну с Минбаром. А вот на исследовательском катере можно проскользнуть
- Я хочу облететь все моря и сады Минбара, поговорить с Синклером
И взять пару уроков у рейнджеров по маханию их боевой палкой.....Ладно, на это Майкл не купится

- Мисс Александер
Голос Ивановой в стационарном приемнике в каюте Литы звучал примерно так же железно, как и голос машины, сообщающей "входящий вызов"
- Восемнадцатый док. Агамемнон. На вас заказан проездной документ и допуск на боевое судно. Постарайтесь попасть на глаза меньшему количеству народа. Вылетаем на рассвете.
Сохраняем иллюзию отпуска

Отредактировано Susan Ivanova (12.09.2016 00:11:16)

+1

15

Хорошо бы поймать Бестера. Бестер точно знает все, что им нужно, а потом было бы приятно вышибить ему мозги за все хорошее, доброе, вечное, что он посеял в воспитанниках пси-корпуса. Кажется, Иванова думает сейчас о том же самом - Лите и сканировать не надо, чтоб это предположить. Но, как бы не хотелось льстить себе и своей не самой дружелюбной спутнице, столкновение с Бестером может обернуться поимкой их самих. Разумеется, когда Лита говорила о поимке телепата, она не имела в виду зашуганных вавилонских сотрудников по коммерческих делам. С какой стати коммерческий телепат будет знать что-то о судьбе тайного шпиона? Ловить нужно кого-то из пси-полиции, кого-то менее ушлого, чем Бестер, но обладающего достаточными знаниями. Да, задача почти нереальная, как все, что они затеяли.
Так что для начала следует проверить план Б - со взломом сетей.
- В крайнем случае, можно использовать тайную шифрованную сеть, чтоб передать кому-нибудь из пси-корпуса информацию, что кто-то очень важный, скажем, я, ищет встречи. Думаю, найдутся дураки, которые клюнут и отправятся ловить ценную добычу. А мы бы их встретили... я бы могла припомнить пару кандидатов.
Рассказать Ивановой, как она, телепат пятого уровня, собирается завалить сотрудника пси-корпуса? Откуда, собственно, в ее рыжей шалой голове мысль о том, что подобная встреча может увенчаться успехом? Лита безотчетно опускает ладонь на шею, где под кожей затаились продольные дыхательные щели.
И не говорит ничего, кроме самого нужного.
- Отлично, все поняла. На Минбар, очень просила, по поручению ворлонцев. Жду сигнала.

Цветов у Литы на "Вавилоне-5" не было, завещание писать тоже было некому, да и нечего завещать - кроме, разве что, собственного тела на исследования, но если уж она погибнет в пси-корпусе, то и тело ее останется там. И вещи особенно нечего собирать, не на курорт, чай, летят. Когда это она была в последний раз на настоящем курорте? Таком, чтоб с желтым песком и синем морем, и тучей летних платьев, купальников, шляп и солнечных очков. Да, ей довелось увидеть собственными глазами невероятные по красоте газовые моря и кристаллические горы в царстве ворлонцев, но все же это было совсем не то. Без лифчиков и шляп, понимаете.
Поэтому Лита спустилась в бар, выпила кофе, съела какой-то мутный салат из оранжевых и синих овощей, и отправилась на аудиенцию к Кошу.
- Я улетаю сегодня... вы в курсе, по какому делу.
Кош наклонил голову.
- Будут ли еще указания?
Кош открыл верхнюю часть скафандра, ослепил Литу пучками белого света, забивая глаза, ноздри и губы. Как и прежде, все смешалось и сдвинулось в сознании в одно мгновение, словно ушла опора из-под ног, а стены и потолок растворились, и она плыла посреди вселенной в сияющем ореоле, не дыша и не чувствуя потребности в дыхании. Секунда, вторая, третья - и все вернулось на круги своя, она стояла, стараясь унять мелкую дрожь и головокружение, посреди каюты ворлонского посла, казавшейся темной после вспышки яркого света.
Кош, закрывший свой скафандр, выглядел совершенно таким же, как прежде. По нему и сказать было нельзя, чувствовал ли он что-нибудь, дробясь на части.
- Я буду с тобой. Иди.
Задрав высоко торжествующую голову, Лита выплыла из посольского сектора.

В каюте ее ждало сообщение от Ивановой.
До рассвета еще далеко.
До рассвета еще можно поспать. Проснуться. Подумать. Испугаться, занервничать, обвинить себя во всех смертных грехах. Помедитировать, успокоиться. Подумать о туманах планеты Ворлон, которые пронизывают голубые лучи чужого солнца. Обдумать случайно пришедшую в голову совершенно ненужную мысль, вроде того, интересно, может ли Кош находится в короне звезды, если сам он - светящееся существо. Затем решить, что не может, все же там слишком высокая температура даже для существ с принципиально иной структурой. Следом подумать про пси-корпус, о том, что там тоже слишком высокая температура - в ментальном смысле - для всех живых существ. Снова испугаться, оплакать свою заканчивающуюся, по-видимому, жизнь, и снова уснуть.
В пять утра компьютер разбудил ее, позвонив мелодично в колокольчик, включил разгорающийся свет, создавая иллюзию рассвета в жаркий летний день на Земле. Лита быстро умылась, оделась, заплела волосы, подмалевала тушью глаза: она ж якобы с посольским поручением на Минбар летит, а не абы-куда. В голове было свежо и пусто, слово все мысли она передумала ночью и избавилась от них.
Стараясь, по заветам Ивановой, никому особенно не попадаться на глаза, она пробралась к восемнадцатому доку, где остановилась в укромном местечке ждать Иванову.

0

16

Иванова не любила готовиться ни к чему, но жизненный опыт приучил. Поэтому всю ночь Сьюзан превращала свою каюту в нечто, все менее выглядящее жилым помещением и все более тюремной камерой, складывая и убирая вещи и избавляясь от ненужного хлама. Оставив спартанский порядок, она взяла в руки увесистый горшок с кустом кофе и вздохнула. "Откуда на станции настоящий кофе?" - это был любимый вопрос всего старшего офицерского состава, видевших Иванову на мостике с чашкой в руках. Конечно, этот куст был пока еще молод, через месяц его следовало бы пересадить в укромный уголок гидропонного сада и доверить безумным дрази уход за ним - кто бы мог подумать, что эти пришибленный гуманоиды так хороши в садоводстве. Но пока высаживать его рано, а доверить горшок с такой ценностью тем, кто может подраться из-за цвета галстука - увольте.
Сьюзан вздохнула и настроилась к тяжелому разговору. Передатчик пискнул, подтверждая соединение
- Джон?
- Сьюзан? Что еще ты хочешь у меня забрать? Учти, если на "Агамемноне" останется хоть след, или ты помнешь его, или - как в прошлый раз! - решишь проверить его боевую мощь и разнесешь астероид - я тебя уволю. Честное слово
На том конце раздался смех
- Я хочу попросить тебя поливать куст. Или поручи это Маркусу, который бегает по станции и пугает всех, до кого его шест дотягивается. Или еще кому-нибудь. Непринципиально. Чтобы к моему возвращению куст был жив и здоров!
Ну или к моей похоронке. Невелика разница. О последнем Сьюзан благоразумно промолчала. В ответ раздалось покашливание
- Командор Иванова! Вы что-то скрываете?
- Всегда. Как и вы, капитан.
Тишина
- Будь осторожна. Я ведь не хочу знать?
- Нет, Джон. Не хочешь.
Иванова отключила передатчик и отлепила его от ладони, потерев след от крепления. Переоделась в гражданское - сколько уже она не надевала простых вещей? - забрала волосы в хвост, накинула на плечо сумку. Затем отключила в каюте связь и освещение.
- Леитраот.*

- Мисс Александер?
Я надеялась - надеялась? - что вы не явитесь, но тем проще.
Сьюзан кивнула головой и уверенно направилась к Агамемнону. Остановившись у пропускного пункта, наклеила на лицо улыбку и протянула карту-идентификатор.
- Командор Иванова, Агамемнон, Минбар, пассажир - Лита Александер. Все верно?
- Верно. Можем идти?
Ходили слухи, что часть формальных подчиненных Майкла занимаются шпионажем, и этот был в их числе, поэтому растягивать знакомство у Ивановой не было никакого желания. Забрав документы и фыркнув, надеясь, что это будет очевидным знаком ускориться для следующей за ней Литы, женщина прошла в доки.
И на минуту замерла перед "Агамемноном". Во-первых - это все же был героический корабль земле-минбарской войны, но на сегодняшний момент потрясло женщину не это. А то, как корабль выглядел. Все опознавательные знаки были аккуратно закрыты.
- Чтоб вас всех.
Ну или "Спасибо". Сьюзан ощутила укол совести, на мгновение, не дольше.
- Это решит многие наши проблемы. Не все. Но многие.  Мисс Александер? Готовы? Впрочем, если нет - ваши проблемы.
Иванова нырнула в корабль, упала - да, пробежав коридор настоящим бегом человека, идущего на смерть - в капитанское кресло и запустила диагностику. Перед ней тут же зажегся экран, оповещая о записанном сообщении. Сзади раздались шаги, подтверждающие, что Лита все же решила не оставаться на Вавилоне, а лезть в пекло. Что ж, у каждого свой способ расквитаться с миром.
Сьюзан хотела было удалить сообщение, не читая, но, пока гонялась диагностика, других занятий не было - не налаживать же дружеские отношения в коллективе - и  запустила его. На экране возник Шеридан
- Сьюзен. Мне все равно, что ты собираешься делать и в какие неприятности вляпаться, но я клянусь, если ты угробишь моего лучшего офицера - тебе не поздоровится. Учти это. Я армию за тобой вышлю только чтобы вывести на мостик и прилюдно отчитать. Удачи.
Конец сообщения.
Иванова, ощущая внезапно, что у нее горят кончики ушей, и с трудом сдерживая смех, обернулась к телепатке
- Все еще не передумали?
Сьюзан запросила коридор и завела двигатели.
- потому что другого шанса сбежать у вас не будет.

* Прощай (ивр)

+1

17

Снова полет, полный опасностей. Снова - прощай, твердь под ногами, пусть не почва - на станции ее можно было найти лишь в гидропонных садах, но хоть что-то более-менее основательное, позволяющее забыть о том, что каждый из них - лишь песчинка в бескрайнем космосе, по странной прихоти судьбы наделенная способностью осознавать себя и страдать. Впрочем, хотела ли она забыть? Наверное, нет. Разве что ненадолго, зачитавшись уютной книжкой,  с пледом и кофе в каюте на Вавилоне. Это были недолгие часы отдыха, выходные, остальное время поглощала работа. Тяжелая, кропотливая, зачастую непонятная, зачастую опасная, и все же Лита не могла назвать ее неблагодарной.
И сейчас - Иванова спрашивала ее о готовности лететь или, напротив, желании спрыгнуть, так, будто Лита отправлялась в какую-то невиданную авантюру по собственному порыву и не спросившись у старших. Да, несомненно, для Ивановой так все и было, и сама Лита будет поддерживать это впечатление, четко представляя, что на самом деле, все это невероятно опасное приключение - не более чем рабочий день. Долгий, как ворлонские сутки, рабочий день. Мысль об этом успокаивала, заставляла сердце биться ровнее, а руки - не так дрожать. Какое все-таки счастье, что она летит не одна, и не приходится мучиться с управлением корабля, который, конечно, почти искусственный интеллект и много чего сам умеет, но и командования требует знающего. Лита помнила, как намаялась, переползая космические пространства от Марса до Вавилона на полуразбитой посудине, обладавшей собственными компьютерными представлениями о происходящим, но ни каплей эмоций или понимания,  с помощью которых Лита могла бы донести, что именно ей нужно. Вероятно, если бы корабль умел оценивать, он бы посчитал именно Литу бестолковой дурочкой, ничего не смыслящей в управлении. Даже с ворлонскими транспортниками у нее отношения складывались лучше, чем с бездушной грудой металла и микросхем, на которых летала прочая часть Галактики.
Гиперпространство разворачивалось за бортами корабля, переливаясь черными, оранжевыми и красными цветами, нагоняющими жуть. Гиперпространство никому особенно не нравилось: это было неизведанная область, в которой работали далеко не все известные законы физики, в которой проявлялись иные, непостижимые пока свойства материи и могла таится нежданная опасность. И все же Лита частенько думала, что гиперпространство было бы куда приятнее, будь оно оформлено в более спокойных тонах, скажем, голубом или зеленом. К кому бы обратиться с предложениями по редизайну? Но скучные физики тотчас скажут, что цвет и внешний вид гиперпространства зависит от каких-то там фундаментальных свойств, и его изменение привело бы к полному изменению...
Стоп.
Оказывается, она все-таки здорово научилась отвлекать себя посторонними мыслями во время полетов, но не заметить внеплановую остановку не могла. Корабль завис посреди оранжевых разводов, мигом сделавшись еще более беспомощным. Как бы мало не соображала в кораблях Лита, ее познаний было достаточно, чтобы догадаться - остановились они не по доброй воле. Лампочки на навигационной панели подмигивали как-то нехорошо, а выражение лица Ивановой было еще более нехорошим. Лита подумала, что если бы корабль был разумен, он бы предпочел бы починиться своими силами, лишь бы только не связываться с этой боевой женщиной, но, возвращаясь к прежним мыслями, увы, увы. Это была всего лишь система из металла, пусть даже в высшей степени упорядоченная.
Лита бросила на Иванову выразительный взгляд округлившихся глаз, перебирая в уме вопросы, которые бы прозвучали бы не слишком глупо.
"Чего мы стали?" - кажется, ясно и так, чего. "Что-то сломалось?" - видимо да, именно "что-то". "Ты сможешь это исправить?" - вроде бы неглупо, но... откуда Ивановой знать, пока она не провела детальную диагностику?
Лита думала, думала, наконец, решила вопросов не задавать, зато озвучила весьма лаконично и емко:
- Вот черт.

Отредактировано Lyta Alexander (20.09.2016 19:54:48)

0

18

-Чертова железка!
Забавно, в чем-то телепаты мыслят почти как люди. Но Майкл с Джоном молодцы, ничего не скажешь, закрасить опознавательные знаки - это не "подготовить корабль к полету"! Что могло пойти не так?
Иванова огляделась. Панели моргали в каком-то своем, им одним доступном режиме, датчик гипер-пространственного двигателя отказывался признавать, что этот двигатель в принципе существует.
-Я бы назвала это чудом, но такие чудеса мне не по вкусу.
Вот последнее место, где я бы хотела застрясть сейчас - это гипертуннель. Действительно, если все слухи правда - надо валить.
Женщина ударила по панели кулаком. Панель, ожидаемо, проигнорировала нападение
-Придется последовать инструкции и запустить диагностику. Мисс Александер, найдете, чем себя занять?
Как насчет просканировать пространство и узнать, есть ли кто-то за поворотом судьбы? Эх, если бы, она же не П12...Что ж, тогда пойдем другим путем. Ты не хотела, кажется, тратить время на налаживание отношений в коллективе? Твой шанс.
Иванова яростно набирала необходимые команды на резервной управляющей панели
-Командор Иванова, Капитан второго ранга, уровень допуска - красный. Запустить диагностику. Подтверждаю.
Агамемнон низко загудел и Сьюзан выдохнула. По-крайней мере диагностическая программа запустилась. Свет погас - почти все энергоресурсы были переведены на диагностику.
-Я не думаю, что это что-то очень серьезное
Вернее, я не хочу так думать, потому что проводить ремонт в одни руки -  слишком долго, а от рыжей телепатки в технических вопросах очевидно пользы не больше, чем от танцовщицы балета
-Но в любом случае, пока диагностика будет проверять цепи на предмет разрыва - мы ничего сделать не можем.
Можно попробовать помахать кувалдой в надежде, что точный удар по точному месту сработает, но это способ скорее для настройки изображения, а не двигателей. Ох, Шеридан, что ж ты сделал со своей любимой игрушкой?
На проекции появились цифры, оценив которые Сьюзан вздохнула снова. На этот раз разочаровано
-Это затянется на несколько часов. Можем потратить это время с пользой - и - о господи, и я это говорю вслух? - наладить атмосферу. Я, естественно, не настаиваю, но нахожу это полезным в ситуации замкнутого пространства и неясного будущего.
Ну, или я могу запереть вас в каюте, чтобы глаза не мозолили.
Сьюзан, конечно, могла продолжить эту тему - если бы не писк системы оповещения - к сожалению, режим диагностики выключал почти все контуры, кроме резервных экстренных. Пищала одна из них.
А мы в не лучшем положении - с нерабочим двигателем и отсутствием навигации. Сузочка, ты же любишь приключения? Приключения тоже любят тебя!
-Пока вы раздумываете, мисс Александер, вынуждена сообщить вам пренеприятнейшее известие. У нас гости. Если, конечно, Агамемнон не примут за аномалию гиперпространства, но, говоря откровенно, я бы на это не надеялась.
еще одна симфония водосточных труб по управляющей панели - Сьюзен откинулась на спинку капитанского кресла и повернулась к телепатке
-Я открыла канал связи на прием. Большего энергосистема не позволяет. Так что мы можем ждать...Сыграем в ассоциации? Отличный способ наладить контакт.

0

19

Кому как, а Бестеру даже чем-то нравилось монотонное висение в гиперпространстве на материнском корабле Корпуса - здоровой чёрной махине, украшенной зловещим для многих знаком Чёрной Омеги. В тишине и относительном покое, с молчаливым и давно приученным не лезть не в своё дело младшим персоналом, который уважительно взирал на невысокого старшего офицера снизу вверх, пусть чисто технически это и представлялось невозможным, в такой обстановке Бестеру отлично думалось. А думать всегда находилось, о чём.
Например, о Талии Винтерс.

Нет, Альфреду решительно не нравился проект "Спящий". Ему вообще не нравились многие проекты, которые осуществляло его непосредственное начальство, а ещё больше не нравилось, что значительная часть из них проворачивалась у него за спиной, а задумывалась и вовсе в тех кругах, откуда слив информации не представлялся возможным. О, это просто выводило Альфреда из себя. Знать всё и обо всех было для него самым важным, часто даже жизненно необходимым. И тут такое.

Когда-то давно Деза Александер, одна из тех, благодаря кому появился Пси Корпус, говорила, что никто не смеет трогать телепатов, кроме них самих. Но с тех пор, как во главе Корпуса встал нормал, всё изменилось. Нет, де-юре МетаПол точно так же укомплектовывался бравыми леди и джентльменами P10-P12, с пламенем в сердце готовыми служить на благо телепатов и всего мира. Но Бестер знал, что де-факто директор Корпуса давно вместе с земным правительством использовали их как рабов, с которыми можно творить что угодно. И что самое отвратительное, это что угодно планировалось творить исключительно в интересах нормалов и нормальских властей. Одна мысль об этом заставляла Бестера скрежетать зубами.

У него не было каких-то особенных личных чувств к мисс Винтерс. Она была неплохим коммерческим телепатом, возможно обладала слишком уж дерзким нравом, но это скорее забавляло, чем раздражало. При правильном подходе Альфред сумел бы получить в её лице отличного агента на Вавилоне-5, но... Чёртовы нормалы и чёртов проект "Спящий". Отвратительное расточительство! Будто бы телепатов так много, будто бы среди них есть лишние, которым можно вот так запросто подсадить личность-паразита! Даже мятежники не были лишними, даже те, кого Бестеру приходилось убивать - они все были его братьями и сёстрами, о потере которых он сожалел, пусть в это мало кто из его идеологических противников верил. Альфред мог понять жестокость во благо будущего телепатов. Но жестокость к своему народу во благо будущего нормалов и во имя их интересов он понимать отказывался.

- Сэр?..
Бестер оторвался от размышлений и обернулся к молодому стажёру, до этого сосредоточенно надзиравшему за приборной панелью.
- Да, Уэст?
- Простите, что отрываю, но мы засекли корабль здесь в гипере. Достаточно большой, насколько мы можем судить.
- Он движется? - поинтересовался Бестер.
Уэст мотнул головой.
- Нет, сэр. Он дрейфует.
- Хм. Параметры корабля?
Уэст углубился в приборы, потом снова обернулся к Бестеру:
- Сэр, судя по результатам сканирования, это "Агамемнон".
Бестер удивлённо приподнял брови. "Агамемнон"? Овеянный славой героический корабль капитана Шеридана?
- Проверьте ещё раз, Уэст, - потребовал он.
- Я проверил, сэр, я сам сперва не поверил, но это и правда "Агамемнон". Связаться с ним, сэр? Или отойти? Он нас не заметил, насколько я могу судить, во всяком случае, никаких попыток выйти на связь с их стороны приборы не фиксируют.
Бестер с минуту размышлял, затем распорядился:
- Подберитесь поближе, насколько это возможно. Мне нужно просканировать его телепатически. Нужно понять, что там, прежде, чем налаживать связь.

Гиперпространство усиливает телепатические способности. Бестера не первый раз захватывало это чувство - оно напоминало полёт во сне. Такое же чувство всемогущеста, словно никаких преград в этом мире не существует и всё открыто для тебя, тебя одного, потрясающее чувство свободы.
К его огромному удивлению, корабль оказался практически пустым. За исключением двух человек, сигнатуры которых были Альфреду очень хорошо знакомы.
Он улыбнулся.
- Уэст, отправьте вызов "Агамемнону". Я чувствую на борту своих старых друзей.
Уэст поёжился. Такая улыбка старшего офицера ему совершенно не нравилась. Но это было не его дело, он прекрасно об этом помнил, так что постарался выбросить из головы все мысли о судьбе, поджидающей "старых друзей" Бестера и отправил кораблю сигнал.

- "Агамемнон"? Как слышите меня? Подозреваю, что я - последний, кого бы вы сейчас хотели услышать, однако в вашем положении не приходится выбирать, я прав? - поинтересовался Альфред у микрофона.

Отредактировано Alfred Bester (09.10.2016 20:58:24)

+2

20

Услышав про "запереть в каюте", Лита в очередной раз подумала, что Иванова, как никто другой, умеет разряжать атмосферу. Нет, возможно, это она такая нежная фиалка и совершенно не понимает самых обычных человеческих шуток, если только правда эти обычные люди обычно шутят именно так. Копаться в мозгах, чтоб дознаться, сколько в этой совершенно очаровательной шуточке искренней неприязни, она точно не будет.
- Ассоциации? У меня, по правде сказать, одна ассоциации со сложившейся ситуации: дерьмо собачье. О, гости?
Лита приподнялась в кресле и вгляделась в пространство, словно увидев какое-то чудное насекомое прямо на лобовом стекле, если можно так обозвать перед корабля. На самом деле она сканировала пространство. Она почти сразу почувствовала присутствие другой жизни - человеческой жизни, между прочим. Кто там слишком громко думает в космосе? Следом что-то быстрое проскользнуло и царапнуло ее сознание, оставив крайне неприятные ощущения. Что-то? Лита подавилась собственной слюной, закашлялась и с тревогой осмотрелась кругом. Снов сконцентрировалась на сканировании пространства.
Вот он, чужой корабль, на корабле - чужие люди. Это не так уж удивительно, скорее, совсем не удивительно, но вот то ощущение, которое возникло совсем недавно, словно рябь на воде в безветренный день от падения камня на дно - оно ей не примерещилось. Лита попыталась сконцентрироваться на этом ощущении, надеясь поймать его источник, но тут ее выбил из колеи голос из передатчика.
Бестер. Это был Бестер.
Настало время подавиться еще разок. Последний, кого были бы рады услышать? Вот уж нет! Последний, кого ожидали услышать - это может быть, хотя, разумеется, удивительнее было бы услышать в пространстве Земли пакмара или маркаба. Что же касается Бестера... кто тут недавно хотел поймать именно его? На ловца и зверь бежит.
Как лучше поприветствовать его? "Бестер, вас-то мы и ждали!" или "Какая неожиданная и счастливая встреча, дорогой Бестер!" Впрочем, тише, Лита, тише - нельзя так громко думать, когда разговариваешь с телепатом такого уровня, даже если этот телепат висит на другом корабле вне зоны видимости.
Как бы им сейчас не оказаться добычей - ведь они планировали совсем не это. Хотя, постойте, "планировали" - это совсем не то слово, которым можно описать их подготовку к вылазке.
- Кажется, это тот, кто нам нужен, - обратилась Лита к Ивановой. - Мы можем послать ему весточку, чтоб летел прямо к нам, в наши распахнутые объятия?
И придумать что-нибудь, чтоб эти объятия не стали последними в нашей жизни. Это можно было вслух и не говорить, и так понятно.
Где-то на кроме сознания снова скользнула тень, в висках неприятно заломило.

+1

21

Едва в рубке раздался знакомый голос Иванова сжала виски.
-Бестер...
"Ну конечно. Кого еще мы могли повстречать в гиперпространстве в этот чудестный день...вот оно - везение. Нам точно не выжить с таким везением."
Первым порывом - вполне оправданным, с точки зрения Ивановой - было улететь, или выстрелить. К сожалению, ни то ни другое было физически не возможно - диагностика съедала большую часть ресурсов
-Он нам нужен? Серьезно? То есть я могу послать ему весточку. Более того, я могу перевести всю энергию на боевую установку и оставить от него не слишком приятные воспоминания. И, возможно, значок - я думаю, вас, мисс александер, будет радовать такое воспоминание.
Я предпочла бы бокал стрихнина с ломтиком мышьяка, взболтать, но не смешивать, но опять же, кого волнует мое мнение
Но он и правда был им нужен... полезен, как минимум.
-Ладно. Мы на боевом корабле. Выстрелить всегда успеется. Значит, хотите пригласить его в гости
Сьюзан снова закопалась в приборную панель, переводя часть энергии на канал связи.
-Мистер Бестер!
На картинку Сьюзан не заморачивалась, но по ее жизнерадостному тону уже можно было понять все, что она думала о сложившейся ситуации вообще и о начальнике пси-копов в принципе
-Вы, естественно, правы, что не удивительно с вашей манией сканировать все, что шевелится, а что не шевелится шевелить и сканировать, и да, вы последнее существо во вселенной, которое я хотела бы встретить еще хоть раз в своей жизни.... Но вы правы.
И почему вас не размазало по стене гипертунеля...
-Впрочем, любые беседы, а как ни странно - вы ведь и так уже в курсе, не так ли? - у нас есть разговор именно к вам, мы проводим только на своей территории. Считайте это залогом безопастности. Ну, или женским упрямством. или проявлением паранойи. или - ваше, в принципе, дело, отдам это на откуп вашей фантазии. Так что я могу открыть для вас швартовочную площадку, если вы не откажете разделить с нами беседу...
И стрихнин, Сьюзан, не забудь про стрихнин.
Система пискнула, Сьюзан усмехнулась
-Или - сюрприз, мистер Бестер - я все еще нахожусь на боевом корабле, и, как вам должны уже сообщить ваши системы, вы у меня на прицеле. Все в ваших кожаных перчатках.
Ну да, я правда отключила почти все, кроме диагностики, связи и жизнеобеспечения, но оно стоит того

+2


Вы здесь » Retrocross » Sketch! Camera! Action! » Morituri te salutant


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC