Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » Final Cut » Zugzwang


Zugzwang

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://cs627317.vk.me/v627317899/3ec37/GZ2kYlIoEyw.jpg

— Итак. Это пешки. Они ходят только вперёд. Это фигуры. Они ходят по-разному. Это — королева. Она ходит как угодно.
— Кому угодно?
— Тому, кто играет.
(с) x/ф "Три мушкетера

Zugzwang

MITTH'RAW'NURUODO, REY


Стоит только коррелианскому фрахтовику прибыть на малую родину, как туда в прямом смысле сваливается имперский корабль, несколько ошибившись в координатах во времени и пространстве.

+1

2

Коридоры залил мрачный алый свет, над головами персонала завыли аварийные сирены. Воздух наполнил сотни голосов, загрохотали ботинки по палубам, с шумом закрывались переборки. Экипаж торопливо занимал свои места, канониры проверял готовность орудий, пилоты спешно направлялись в ангар, где бранящиеся техники пытались сладить с обезумевшими терминалами. На одной из палуб, с жутким скрежетом, из захвата выскользнул истребитель и рухнул вниз, подминая под себя и механиков, и дроидов. На мостике офицеры торопливо занимали свои места у мониторов, пытаясь обнаружить угрозу. По всему крейсеру царил хаос, и в то же время звёзды за прозрачными панелями все еще тянулись бесконечными полосами света. Капитан едва только успел покинуть лифт, как его и еще несколько стоявших рядом офицеров сбило с ног и откинуло к дальней стене. Офицерам за панелями в углублении повезло чуть больше, хотя едва ли их приземление можно было назвать мене болезненным.
Капитан наконец поднялся на ноги и прошел вперёд, выкрикивая:
- Доложить! Отчет о повреждениях, отчет о потерях среди личного состава! Проверьте скорость движ… - взгляд его медленно поднялся с поднимающихся людей на иллюминатор.
По ту сторону которого висела планета, на фоне которой медленно двигались в отдалении корабли. Сотни и сотни кораблей, да и несколько станций.
- Капитан, сэр, докладывают техники: главный компьютер теряет мощность, отдел просит разрешение на перезагрузку.
- Капитан, инженеры докладывают о значительных повреждениях двигателя! Гиппердрайв выведен из строя, требуется ремонт. Выясняется статус досветовых двигателей…
- Капитан, докладывают из ангаров: часть креплений отключилась, челноки и истребители в небольшом количестве повреждены. Есть потери.
Доклады шли один за другим, выдержка не позволяла офицерам связи перебивать друг друга. На личную деку шли данные в полном объеме. Хотелось схватиться за голову и срочно передать командование поврежденным судном.
Стараясь не оборачиваться на затихший мостик, он вдохнул и взял себя в руки.
- Установите связь с флотом сопровождения. Привести орудия в полную боевую готовность и устраните повреждения. Аналитики через час должны доложить о причинах неисправности.
- Капитан, сэр…
Руки словно сами по себе, по старой памяти, поправили воротник. Тень Тёмного Лорда все еще нависала над флотом.
- Передайте адмиралу, что я уже иду.
Личные апартаменты гранд-адмирала располагались ниже мостика, у его основания, в центре переплетения коридоров. Это место и ранее отличалось некой простотой – несмотря на положение, бывший капитан корабля не был транжирой, чтобы обставлять личные апартаменты всяким хламом.
Сейчас же это место пустовало.
Как только за спиной капитана закрылась дверь, он исчез в абсолютной темноте – то ли аварийные генераторы не были подключены, то ли авария застала гранд-адмирала в постели. Старший офицер на корабле сделал шаг вперёд и открыл было рот, как включились голографические панели, осветив центральный участок каюты. В самом центре располагалось кресло, повернутое в другую сторону от входа. Раздался холодный, спокойный голос.
- А, капитан Нириц. Докладывайте.
- «Предостерегающий» завершил переход, сэр. Получены повреждения систем гиппердрайва. Центральный компьютер требует перезагрузки – соответствующий приказ был отдан. Часть флота утеряна, оставшиеся суда сопровождения потрепаны и восстанавливают мощности.
- Наше местоположение?
- Центральные миры, Корелианский сектор. Кореллия, сэр. Дальняя орбита. Что прикажете делать с местными силами?
Кресло развернулось, и капитан Нириц Дагон ожидающе посмотрел на последнего гранд-адмирала Империи, чье существование было невозможно для Имперского флота. Но, милостью Императора, этот синекожий и красноглазый чужак был одним из самых опасных не-людей во всей Империи.
Адмирал коснулся панели, активируя внутренний канал связи.
- Траун на связи. Отмените ремонтные работы, опустите щиты. Орудия должны быть приведены в состояние полной боевой готовности. Повремените с перезагрузкой центрального компьютера. Эскадрилья перехватчиков должна быть готова к вылету. Поступали сигналы от оборонного флота или администрации планеты?
- Принято, сэр. Пока никаких сигналов не обнаружено.
- Ах да. Станции луча захвата еще активны? Восстановите сканеры и дайте мне полный отчет о находящихся в пределах досягаемости луча захвата судах любого размера. Передайте приказ на оставшиеся корабли…
- Два Звёздных Разрушителя класса «Победа», сэр.
- Благодарю. И пусть отправят сводку о повреждениях на флагманский корабль. Всю поступающую информацию переводите в мою каюту, мостик. Исполняйте, - и не дожидаясь отклика, Траун отключил связь, сведя кисти рук перед собой. Горящий красные угольки глаз остановились на старшем офицере на корабле. Голографические экраны вокруг медленно менялись, тускнели и заполняли собой всё большее пространство, создавая круги вокруг адмирала. В каюте определенно стало немного светлее.
Уголки губ гранд-адмирала приподнялись.
- Ваше мнение, капитан?

0

3

Ну почему, почему ДИшки всегда стреляют куда-то в район гиперпривода? Это будет уже третий по счету ремонт за два месяца... ну, если только они вообще уйдут целыми из переделки.
"Сокол" ощутимо тряхнуло, над головой у Рей истошно запиликали датчики, потянуло дымком, и в довершении всего вырубился свет. Алое марево аварийных ламп возвестило, что корабль если и не достиг еще Темной Стороны, то по крайней мере далеко от нее уже не уйдет точно. Вою систем заунывно вторила живая часть контрабанды.

Утешало только то, что если сейчас они и вывалятся из гиперпространства, то хотя бы в Кореллианский сектор. Не самый худший вариант - Кореллы продолжали поддерживать вооруженный (до зубов) нейтралитет и с Осколками Империи, и с Республикой, но и не самый лучший - Тракан Сал-Соло, как пить дать, спит и видит, когда же на орбите появится "Сокол", чтобы заключить его команду в родственные объятия. Пусть даже Хан и его мохнатый напарник в этот раз и не почтят диктатора своим присутствием. Хотя бы потому что ожидают Рей с товаром за много парсеков отсюда. И будет просто отлично, если из-за ее опоздания очередной разгневанный заказчик не открутит им головы - на радость магистру Рен и всему Первому Ордену.

Но так как третий вариант заключался в том, чтобы быть размазанной тонким слоем звездной пыли в гипере, - лучше уж перспектива общения с Траканом и гостеприимные стены "комнат для гостей". Возможно даже с комфортными энергокандалами для иных падаванов, если только кузен капитана Соло осведомлен о ее сомнительных успехах в жонглировании бутылками с кортигским с помощью Силы в местных кантинах. Мог быть и осведомлен - в прошлый свой визит на малую родину капитана Соло они с Ханом наделали немало шума.
Звездный поток мазнул лобовой экран белым шлейфом, замер и сменился чернотой. Справа по борту дружелюбно мерцали отраженным светом Корелла "Пять братьев".... и
- Chuba! - Пальцы Рей побелели от напряжения - с такой силой она сжала штурвал. Прямо по курсу перед ней маячила огромная темная громада звездного разрушителя. - Что эти хаттские подхвостья здесь забыли? - маневрировать без второго пилота было более чем спорным удовольствием - хотя бы из-за того, что в любой момент по "Соколу" могли полоснуть прицельным огнем. Девчонка только и успела дотянуться и перевести большую часть энергии на щиты....

...А стоило бы перевести на двигатели, хотя что уж там кривить душой, Рей, как подстреленный из бластера манка-кот даже "мяу" сказать не успела, когда на пульте управления погасли все лампы и корабль медленно и неотвратимо стал продвигаться все ближе в темную пасть "разрушителя", захваченный цепкими невидимыми щупальцами притягивающего луча.
- Ну охренеть теперь... - Рей готова была сдобрить свое возмущение парой-тройкой заковыристых эпитетов на хаттском, да слушать ее и восхищаться богатством словарного запаса нынче было некому. Девчонка тоскливо обернулась на пустующее сиденье рядом. Ох, как бы сейчас ей не помешал Чуи со своим арбалетом... Хотя может оно и к лучшему, одним арбалетом всех штурмовиков не перестреляешь...

Оставалось только смириться и тихо надеяться, что на корабле не окажется никого из старых недобрых знакомых, - и ей удастся прикинутся безвредной "акулой"*, везущей "пирожки за ряд зубов"**. Хотя можно было голову прозакладывать - голопортреты ее и Хана с кругленькой суммой обещанного вознаграждения давно уже разошлись по всем имперским секторам.
----------------
*Акула (жаргон.) - контрабандист
***пирожки за ряд зубов (жаргон.) - безвредные грузы за десять тысяч кредитов

0

4

В главном ангаре уже готовился "комитет по встречам", занимая места вокруг места, куда "Сокол Тысячелетия" подводил уже второй, внутренний луч. Рядом уже красовались несколько фрахтовиков и гражданских суден разных типов, большей частью уже пустые и гтовящиеся к перемещению в помещение за ангаром. На рампах висело ничтожно малое количество истребителей и перехватчиков; а те, что висели, либо являли собою часть рампы, вмятые в неё с невероятной силой, либо находились в тяжелом состоянии, окруженные командами техников и стайками дроидов. В остальных частях ангара происходило то же самое. Похоже, откуда бы не прибыл этот Звёздный Разрушитель, там его сильно потрепало.
Как только луч захвата отпустил кореллианский фрахтовик, штурмовики окружили его, переводя оружие на глушащий режим. Прибыла пара техников с плазменным резаком на тот случай, если владелец судна все же не решится покинуть свой корабль, последовав примеру пары очень упорных почетных граждан Новой Республики. Их судьба, как и судьба входных отверстий их кораблей, была незавидна.
- Владельцу YT-1300: ваше судно реквизировано для нужд Империи. Покиньте корабль и пройдите за уполномоченным представителем. В случае сопротивления вы будете арестованы и судимы по Имперским законам, - сообщил голос, прокатившийся по ангару из усилителей.

Собрание проходило достаточно тихо - присутствовавшие офицеры едва успевали принять одну новость, как возникала следующая. Кореллия, входившая годы назад во владения барона Фела, находилась прямо по курсу небольшой армады, и отнюдь не находилась под Имперским контролем, о чем уже догадался каждый из присутствующих. Захваченные на борт транспорты и фрахтовики были столь же удивлены появлению Имперского флота, сколько были удивлены своему появлению здесь сами офицеры флота. Сам Фэл был молчалив и мрачен, смотря на голограмму планеты и окружающих её суден, станций и нескольких корветов.
Молчание нарушил Траун, когда поступил последний отчет о захваченном на борт судне. Древний кореллианский фрахтовик YT-1300, система гиппердрайва выведена из строя, готов к проведению штурма... Адмирал долго всматривался в это сообщение, пока вокруг старшие офицеры наконец не начали обсуждение ситуации. Пару раз обратились к нему, и, не получив ответа, постепенно смолкли, ожидая чего-то. Капитан Нириц, вспомнив о ряде странных привычек адмирала, обратил внимание на запись, пытаясь понять, что из неё пытается выжать этот экзот. В конце концов, совещающиеся медленно повернулись к адмиралу, ожидая. Траун активировал передатчик.
- Как только будет установлена связь с планетарным правительством, передайте следующее. Имперский флот требует немедленной сдачи, сопротивление будет расценено как измена. Реакция будет незамедлительной. В случае сопротивления, орбита планеты будет очищена от посторонних суден, включая взятые на борт и их экипажи. Конец сообщения.
Чисс обвел взглядом присутствующих, одарив каждого легкой улыбкой. Ответные взгляды были хмуры и одобрительны, пусть и несколько удивленные. Сунтир Фэл смотрел на адмирала со смесью изумления и негодования.
-...также можете передать, что на борту "Предостерегающего" находится "Сокол тысячелетия", и вынесения приговора находящимся на борту, согласно Имперским законам, еще можно оттянуть.

0

5

Рей негромко чертыхнулась. Мальчики с резаком недалеко от входа (их было отлично видно на экранах) ее здорово нервировали. Между прочим, починка грузового люка в прошлый раз обошлась где-то в полторы тысяч кредитов, если не больше. Впрочем, в прошлый раз виноват был Соло, который не соизволил ей вовремя сообщить, что на борту корабля находится ящик с карсунумом. Пришлось сбрасывать драгоценный во всех смыслах груз прямо над базой Первого Ордена да еще и под обстрелом - тогда-то люк и заклинило - и обеспечить обитателям базы неделю отличного настроения. Карсунум, мелкой пылью носившийся в воздухе в радиусе пяти миль - тот еще подарок.
Стоп, что такое они говорят....?
- Покиньте корабль и пройдите за уполномоченным представителем. В случае сопротивления вы будете арестованы и судимы по Имперским законам

Имперским законам? а как же "Законы Первого Ордена"? - Рей неверяще помотала головой, но решила, что попросту нарвалась на такого же любителя старины и черепов предков как Кайло Рен. Иначе с чего бы ее потенциальным тюремщикам пропускать обязательную в их случае формулировку "именем Верховного лидера?".

- Да выхожу я! - игнорируя правила вежливости и позывные, в лучших традициях своего капитана, Рей кинула печальный взгляд на энергопауков в отсеке для "живого груза", ударила по панели, открывающей вход и вышла демонстративно подняв руки. Световой меч она предусмотрительно спрятала в одном из мелких тайников для контрабанды, а вот с бластером на поясе, похоже, придется распрощаться. Все равно гостеприимные хозяева ни в жизнь не поверят, что пилот контрабандного судна заявился к ним вообще без оружия. Иного плана, чем пытаться заговорить зубы, у нее пока не было.

- Руки. С груди. Убери. - вкрадчиво посоветовала она чересчур рьяно обыскивающему ее визави в ослепительно белой броне, а когда тот не внял, попыталась двинуть ему под дых. Бессмысленная и бесполезная попытка, надо отметить, но воздействовать с помощью Силы, Рей пока не решалась. Слишком много глаз вокруг. - Эй, полегче! - ствол винтовки тут же пребольно ткнулся ей между лопаток. - Какого хатта этот произвол, у меня даже ни грамма спайса на корабле нет!
Зато, правда, есть аж четыре энергопаука, который для этого самого спайса и нужны, но это ведь не считается? - мысль отозвалась зубной болью, но играть - так до последнего.

- Я хочу знать, за что меня задержали, и какие обвинения мне предъявляют! - продолжала хорохориться девчонка - И аудиенцию у вашего начальства... - добила она штурмовика внезапным ультиматумом. Наглость, это, знаете ли - второе контрабандистское счастье.
Впрочем, если на борту Хакс, или не дай Сила - Рен, то можно считать, что я долеталась - каждая новая мысль была еще более уныла, чем предыдущая.

0

6

Штурмовик, закончив обыск и развернулся к подходящему офицеру, игнорируя возмущенные возгласы. Человек в серой форме флотского офицера, с древними знаками различия лейтенанта и с бластером на поясе, кивнул, указав на корабль:
- Приступайте, - и, повернувшись к потенциальной контрабандистке, смерил ту недружелюбным взглядом. – Ваше судно было реквизировано для нужд Имперского флота. Как только нужда в вашей помощи иссякнет, вы будете вольны покинуть борт крейсера. До этого же момента, вы будете ожидать в отведенной вам каюте, под надзором штурмового корпуса.
Позади офицера подкатилась платформа на антиграве, в сопровождении команды техников и одного астродроида. Из десяти штурмовиков, окруживших «Сокол», пятеро встали у рампы; как только появились техники, они развернулись и поднялись внутрь судна. Команда со сканирующим оборудованием поднялась следом. Оставшиеся четверо, от которых отделился более старший по званию, любезно подтолкнули девушку бластером в спину. Офицер сделал шаг в сторону, пропуская их к дверям у дальней стены ангара.
Конвой двинулся, мало заботясь о мнении конвоируемого и напоминая ему его положение при сопротивлении чувствительными тычками оружием в спину.
Офицер, оставшийся возле «Сокола», достал передатчик и поднял к лицу, выслушивая сообщение. И бросив короткое «Так точно, будет исполнено», трусцой поспешил за печатающими шаг штурмовиками. Догнав тех уже за дверью ангара, в широком сером коридоре, он остановил конвой и остановился сам, отдышаться. После чего, сделав серьезный вид, повторил полученный приказ:
- Перевести пленницу в тюремный блок и ожидать дальнейших указаний. С этого момента любые приказания о переводе пленника должны исходить только от гранд-адмирала лично.

Переговоры протекали даже более, чем успешно. Пусть Кореллия и заявляла о своей верности «Первому Ордену» и Верховному лидеру, о коих еще предстояло узнать больше, но вид «древнего» боевого крейсера впечатлил их гораздо больше, чем само требование. Картина, постепенно собирающаяся по кусочкам в голове гранд-адмирала, выглядела даже хуже, чем доклады из Имперского осколка. Но размышлять об этом было некогда. Заручившись гарантиями о предоставлении помощи в восстановлении корабельных систем, пусть и взамен на некоторую сумму кредитов и оповещении Первого Порядка о прибытии крейсеров, «Предостерегающий» в сопровождении двух «Победа-II» направился к судоверфям на орбите, сопровождаемый вездесущими кореллианскими корветами и прочими судами сил обороны.
Ситуация была весьма удовлетворительна, хоть капитан Нириц и испытывал недоверия к новым Кореллианским властям, о чем честно признался адмиралу после сеанса связи. На что чисс, оторвавшись от размышлений, ответил:
- Совершенно неважно, капитан, какого мнения о нас этот Сал-Соло. Мы получили доступ к ремонтному оборудованию и, что более важно, доступ к свежей информации. А что касается «Тысячелетнего Сокола», то его пилот удовлетворит наше любопытство более чем полностью. Где он сейчас, к слову?
Дагон сверился с декой, просмотрев последние приказания:
- По последнему приказанию, была направлена в тюремный отсек, адмирал. Мне отдать приказ о проведении допроса?
- Будьте так любезны еще и сверить личность с Кореллианской базой данных. А после этого удостоверьтесь, что никто из посторонних при доставке материалов на корабль не попал. И вышлите истребители в патрули по орбитам Кореллии, пусть фиксируют прибытие каждого вооруженного или крупного судна любого класса.

0

7

Время в "комнатах для гостей" текло мучительно медленно, честное слово, за это время Рей успела бы уже подлатать гиперпривод. Ну и, пожалуй, по доброте душевной, предложить провести техосмотр пары местных "колесников". В порядке республиканско-имперского обмена кадрами, так сказать.
Варианты развития событий ей представлялись, прямо скажем, невеселыми. В одной стороны ее личный ID старательно выправленный капитаном Соло где-то на задворках Нал-Хатты, гостеприимным хозяевам ничего не даст. С другой стороны - бортовой компьютер "Сокола" сам по себе та еще визитная карточка. Аж помянуть добрым тихим словом хотелось предусмотрительность командира Дэмерона, у которого все крестокрылы были оснащены если не системой дистанционного уничтожения самого икс-винга, то уж системой уничтожения данных - совершенно точно. Но если она предложит такое новшество для компьютера "Сокола" Хану, тот самолично отправит ее на пару недель на целебные воды куда-нибудь на Миркр в компании ворнскров. Так, для того чтобы подумала о жизни и ценности каждого куска его "птички".

А особенно несладко придется Рей, если кого-нибудь из особо ретивых имперцев посетит светлая мысль пролистать базу данных "Их  разыскивает", или как она там нынче называется в Первом Ордене? Вот сестрица Джейна уже почти год как должна красоваться там в первых рядах. Да и Хан, скорее всего. А вот о степени популярности своей скромной персоны Рей пока могла строить только догадки. Все зависело от того, решил ли ее пришибить магистр Рен лично, или отдал приказ доставить живой или мертвой. Как-то не было у нее пока шанса выяснить такие подробности - с Той Стороной Силы, и всеми, кто ее поддерживал, все переговоры шли пока исключительно через систему наведения и исключительно посредством турболазеров.

Так что Рей успела осмотреть все стены, вспомнить вслух большинство скабрезных песенок из кантин, еще раз проникнуться нескрываемым уважением к местным штурмовикам - парни из охраны ее пение стоически игнорировали, а также успела еще раз потребовать жрать, пить, начальство и теплые одеяла. Кстати, последнее действительно не помешало бы - тюремные отсеки звездных разрушителей явно были рассчитаны на то, чтобы заключенные там хранились как можно дольше, и примерно при той же температуре, что вырезка из банта.

0

8

К чему капитан Дагон Нириц питал неприязнь большую, чем к адмиралу, были его личные телохранители. Теперь же, когда он находился в одной кабине турболифта с более чем тремя вооруженным экзотами разом, неприязнь и ксенофобия переросли в крайне паршивое настроение. Он понимал, что любой член высшего имперского командования не мог обойтись без личной службы безопасности, и порой это было оправданно, но заменить элитных оперативников Имперской службы безопасности на этих экзотов с мертвенно-бледной кожей, горящими глазами и примитивным в какой-то степени оружием в руках было, с точки зрения капитана, было крайне неприемлемо. Пусть и справлялись со своими задачами они прекрасно, избегая конфликтов  и снося ксенофобию оставшегося экипажа.
Родовая когорта, соплеменники адмирала, вышли из лифта первыми, когда тот достиг тюремного отсека. Снаружи их уже ждали такие же экзоты, в одеждах имперских флотских офицеров и надетой поверх броней имперских пехотинцев. Несмотря на то, что многие из них не носили шлемов или масок, выражения их лиц редко менялось. Порой это наводило капитана на мысль, что Траун не был таким большим исключением из своего вида - но подобные злорадные домыслы каждый раз развеивало почтение телохранителей к тому, кого они защищали.
Долго рассматривать чиссов не пришлось - адмирал последов в направлении центрального распределительного центра, проходя по темным коридорам тюремного блока. В полумраке и на фоне темных стен глаза солдат, мимо которых они проходили, становились похожи на красные светильники. Наконец света стало больше, и они вошли в распределительный центр. К тому моменту, как адмирал переступил порог помещения, офицеры и энсины встали со своих мест, вытянувшись по стойке "смирно". Отдельно от всех стоял мужчина в черной форме, с неприятным изуродованным лицом, бритой головой и шарообразным дроидов, зависшим в воздухе позади него.
Траун сделал жест рукой, и часть присутствующих вернулась к своим мониторам и экранам. Остались стоять на своём месте только двое - старший офицер, отвечающий за весь блок, и неприятного вида человек в черной форме.
- Сэр, - обратился к чиссу первый, сделав шаг вперед. - Смена караула завершена без опозданий, все заключенные пребывают в своих камерах. Блок функционирует в штатном режиме, нарушений не обнаружено.
- Все необходимые для допроса приготовления завершены, адмирал, сэр, - доложился бритоголовый низким, тихим голосом. - Всё будет проведено согласно полученным инструкциям.

По душу контрабандиста, террориста и невольного члена Сопротивления снова явились штурмовики, сухо сообщив что-то о переводе и, вытолкав заключенного из камеры, повели по коридору до самого конца, к двери в относительно просторную комнату, часть которой занимало кресло, ощетинившееся множеством законных и незаконных пыточных инструментов. В ровном ярком свете отполированные до блеска острия и поверхности блестели. Введя пленницу в комнату, штурмовики указали ей на стол, на котором лежала пара чистых бланков, и два простых стула, привинченных к полу. И оба заняли позиции по обе стороны закрывшейся двери.

После смены караула у камеры на молчаливых экзотов с мазерами в руках прошло некоторое время, прежде чем дверь отворилась и внутрь вошел, пригибаясь, неприятной наружности офицер с имперскими знаками различия лейтенанта на черной форме. Вслед за ним вошел один из синекожих солдат, встав на проходе и закрыв его собой. Дверь закрылась, а офицер неторопливо прошел к столу и занял свободный стул, доставая информационную деку. Где-то вверху включилась до того не подававшее признаков жизни передающее устройство.
- Имя, фамилия, полное количество лет и вид деятельности? - спросил мужчина, подняв взгляд на девушку.

+1

9

Некоторое время Рей смотрела на вошедших бессмысленным взглядом смертельно раненой исаламири.

В компании Хана Соло, которая подразумевала треть доходов от каждой сделки (иногда), треть от всех взносов на непреднамеренные расходы (всегда),  и внеплановые неприятности - ныне, присно и во веки веков, Рей успела выучить один нехитрый закон. Удача контрабандиста - это вам не сэйбером махать, это уметь блефовать надо. Даже если тебя застали с поличным, парой миллионов кредитов и несколькими трупами штурмовиков в одном из потайных отсеков твоего фрахтовика. Даже если у тебя на борту не только несколько фунтов спайса, но и парочка энегопауков, одного из которых ты нежно сжимаешь в объятиях. Блефуй - под прицелом бластеров, когда к горлу приставлено алое лезвие клинка, когда тебе заливают в горло карбонит и когда створки пресса для мусора неумолимо сжимаются возле твоей глупой башки.
Блефуй, даже если блеф уже бессмысленен.

Штурмовики и люди в форме оптимизма не внушали, но если в дверном проеме все еще не маячила темная фигура в наморд.... простите, в маске, значит, появлялась надежда, что ее ID хоть на что-то да сгодился, ну кроме того, как махать им в более-менее престижных кантинах перед стойкой. Мало ли сколько таких бездомных, почти-безработных девочек шляется по коррелианскому сектору. К мусорщикам на Джакку ID не прилагались - все одно, случись что, трупы в пустыне падальщики растаскивали раньше, прежде, чем находился хоть кто-то, кто мог бы опознать очередного ловца ржавых железок. А "Сокол", хоть и приметный корабль, но... Металлическая птица за последние несколько лет сменила порядочно хозяев.

- Кира Веспер. Девятнадцать лет, пилот. Рост пять футов шесть дюймов. Вес сто десять фунтов. Ну... если вам и это необходимо знать. - выражение лица девчонки было деланно-серьезным. - Могу я узнать, офицер, по какой причине меня задержали в свободном торговом пространстве? - все это время Рей совершенно невежливо пялилась на лычки и форму своих тюремщиков. Если бы она не знала точно, что находится на орбите Кореллии, она бы уже решила, что промахнулась сектором и "гостит" где-нибудь в системе Адумар, где до сих пор молятся на портреты Таркина.

+1

10

За достаточно мирным опросом "несчастной жертвы мошенника, который продал ей разыскиваемые Империей корабль" Траун наблюдал без особого интереса. Разговор на экране протекал достаточно дружелюбно и обещал вот-вот закончиться, но опытный дознаватель всегда находил еще один пункт, требующий уточнения, и часто общение с пленницей перетекало к одним и тем же вопросам, и казалось бы, это не имело смысла. Однако множество глаз и ушей, пристально наблюдающих за разыгрываемой сценой, вылавливали из простых ответов и ответных вопросов интересующую их картину. Параллельно с допросной комнатой, в менее формальной обстановке имперские офицеры задавали напуганным и возмущенным людям те же вопросы, вытягивая из них информацию обо всем. Картина, которую рисовали аналитики, была еще более гнетущей, чем изначальные сведения о происходящем в Галактике.
Император был мертв вот уже почти тридцать лет. Имперские Осколки разрознены, моффы более не грезят возвращением былой славы, стараясь сохранить свои малые владения. На руинах Верховного Порядка имперские патриоты выстроили Первый Орден - жалкую пародию на былое имперское величие. Или, если уж быть совсем точным, это была Империю, которую Галактика раньше хотела видеть: кровавый режим, чья ксенофобия погубила экзотов больше, чем любые войны.
Это разочаровывало.

Казалось, что у офицера наконец кончились вопросы. Он сверился с дэкой, поправил свою каскетку и встал, смотря на стену, словно в чему-то прислушиваясь. А затем бросил холодный взгляд на задержанную. Не оборачиваясь, он сделал жест караульным, которые незамедлительно подошли к столу. Один довольно грубо поднял пленницу, пока второй перехватил странного вида винтовку.
- Согласно Имперскому закону, предателей и мятежников ожидают принудительные работы во благо Империи. В особо тяжких случаях изменников казнят незамедлительно. Однако, вы еще можете смягчить свою участь и пойти на сотрудничество, ответив на интересующие нас вопросы, - пока чисс толкал пленницу к допросному креслу, сообщил лейтенант. - У вас есть, что нам сказать, Рей?

Нириц начинал беспокоится. Прямо перед тем, как получить окончательные результаты от бортовых аналитиков, адмирал заперся в своей каюте, а его телохранители окружили палубу, на которой она располагалась, не пропуская никого внутрь. Однако, пробившись сквозь серые лица его стражи, капитан Нириц добился хотя бы того, что о его приходе доложат.
Ждать пришлось удивительно недолго: вскоре гвардеец проводил его к дверям каюты, печатая шаг. Дверь перед ним открылась, и Дагон Нириц ступил в узкое помещение между коридором и каютой. За его спиной медленно закрылась дверь, и открылась перед ним. И в глаза ударил яркий свет, вынуждая прикрывать их ладонью.
Каюта была заполнена голографическими экранами, кольцами окружавшими кресло в центре. Изображений было так много, что по сравнению со стандартным освещением на борту Звёздного Разрушителя, было слишком ярким. Каждый экран транслировал что-то отдельное, и чаще всего это были обрывки записей или технические данные. Только последнее кольцо мониторов, окружавшее кресло, хоть что-то говорило капитану: технические данные "Предостерегающего", Звёздного Разрушителя "Император I". Во всяком случае, это было очень на них похоже: к несметному количеству голограмм и дисплеев его глаза все еще не могли привыкнуть.
Траун заметил его приход прежде, чем капитан Нириц достиг последнего круга экранов.
- Капитан. Известия?
- Так точно, сэр. Аналитики завершили анализ и предоставили отчет...
- Я видел его, капитан. И сейчас я не могу подтвердить или опровергнуть его, - прервал его чисс, поворачиваясь вместе с креслом к собеседнику. - Однако, я должен требовать от вас неизменного исполнения своих обязанностей каждым членом команды корабля. При любых обстоятельствах, мы остаемся верны Империи. Даже если противник полагает, что её уже нет.
Дагон Нириц мрачно кивнул. Он не питал тёплых чувств к гранд-адмиралу, не питал оных к его методам. Часто подвергал сомнению его служение Империи и Императору, несмотря на все то, что он сделал для Верховного Порядка. Однако сейчас, когда новости об нынешнем положении дел в Галактике могут просочится к остальным членам экипажа...
- Я приказал им уничтожить отчет после отправки вам, адмирал. И не упоминать об анализе, - капитан встретился взглядом с чиссом. - Мои люди ожидают ваших приказаний, сэр.
Траун слегка улыбнулся.

Из ангаров начался массовый старт захваченных на борт судов. Из-под брюха Звёздного разрушителя во все стороны разлетались суда самого разного размера и назначения; некоторые летели к докам, некоторые прокладывали себе курс к краю системы, явно намереваясь уйти в прыжок до того, как Имперцам придет в голову еще одна замечательная идея вроде массовых арестов и проверок. Истребители летели им навстречу, устремляясь внутрь ангаров и оставляя орбиту планеты на силы обороны кореллиианской власти. На фоне этого действа тот факт, что некоторые из громадных фрахтовиков останавливались сразу же, как покидали дальнюю орбиту планеты. Нагруженные суда начинали дрейфовать в космосе.
С той стороны системы, которая служила точкой выхода из Кореллианского пути.

+1

11

"Рей".
Chuba! У нее даже не оставалось возможности поинтересоваться, какого, собственно, ситха, ее собираются судить по имперским законам и на какие именно принудительные работы ее собрались отправлять. На рудники на Ксилле что ли? И есть ли на Ксилле рудники? С какого перепуга чиссы бороздят просторы космоса как тридцать лет назад и ловят разыскиваемых Первым Орденом мусорщиц? И с каких по Кореллия стала принадлежать Осколкам. Может она пропустила какой-то очередной грандиозный переворот?

Вопросов у Рей накопилось чуть ли не больше, чем у допрашивающего ее офицера.
- Я по-прежнему, хотела бы уточнить измену кому именно мне предъявляют? - деланно скучным тоном поинтересовалась она, но выражение глаз стало на редкость недобрым. - Надеюсь не лично магистру Ордена Рен? Если да, то могу ли я воспользоваться правом добровольно отправиться на  принудительные работы вместо того, чтобы блюсти ему ээээ.... верность?

Честно говоря, карты раскрывать ей не хотелось, но если эти ребята добровольно решили поучаствовать в очередной драме семейства Скайуокеров в галактическом масштабе - Сила им судья. На эту часть вопросов она точно ответит с удовольствием и в подробностях, и особенно ярко может расписать все действия Кайло с честными служаками на всех звездных разрушителях, что подворачивались под магистерскую длань.

А так у нее все еще было богатство вариантов.
Например, применить Обман Разума, хотя точно не сейчас и не под камерами. Вроде в листке розыска такие интимные подробности как чувствительность к Силе не разглашались. Даже Фетт был не слишком уверен в том, что он - форсюзер.
Второе - как-то пережить допрос. Что-то ей подсказывало, что игра в гляделки с Кайло были еще вполне приемлемым вариантом взаимодействия. Хотя, если эти ребята действуют по поручению Первого Ордена, вряд ли им отдали приказ превратить ее в фарш. Но если нет? Если эти "верные Империи" служат именно Империи? Даже допросные кресла у них были устаревшей модели...

Рей осторожно коснулась разума офицера напротив - благо зрительный контакт у нее оставался, и ей показалось, что она сходит с ума.

0

12

«…и он… синий…». Голограмма моргнула и исчезла, а генерал Хакс пожал плечами.
Так уж вышло, что у Первого Ордена везде есть шпионы. По всей Галактике всегда найдутся создания, готовые за небольшую пачку кредитов сообщать о том, что происходит вокруг них. Первый Орден следил за Галактикой. Не явно, не откровенно. История показала, что открытая слежка всегда опасна. Ведь если знаешь, что за тобой следят – сильнее прячешься. А если точного знания нет, есть только неуверенность… «может быть», «наверное», то голоса приглушаются, но не перестают говорить. Галактика шепчет. Первый Орден слушает шепот.
Сейчас это шепот Кореллианского сектора. Тихий, испуганный, недоумевающий шепоток о том, что некий Звездный Разрушитель от имени Империи захватывает планету. Суда. Синий Звездный Разрушитель.
- Они бывают синими? – тихо шепчет лейтенант Митака.
Хакс вздыхает. Офицеров учат лишь тому, что имеет значение в бою. Тем знаниям, которые они способны применить. Никаких теорий, никаких историй. Если они захотят подняться повыше – им придется самостоятельно отыскать знания, повысить свой уровень  и возвысится за счет своего упорства, а не хитрости. За счет умения находить и применять информацию, а не плести интриги.
- Даже розовые бывали, - Хакс делится информацией. Дозированным фактом, без имен и лиц.
- Значит, Кореллия теперь наша?
Первый Орден – не Империя. Они – чище, сплоченней, коллективизированней. И посему в речи фигурирует «наша». Не «принадлежит Первому Ордену», сухо и официально. Не «Я и мои войска», а именно «мы». Странная идея корпоративизма, индивидуумов, как некого монолитного и нерушимого «мы». Но сейчас Хакс не знал, как ответить на этот вопрос. Он не знал, являются ли те, кто пришел, частью этого самого «мы». Он даже не был уверен в том, что кто-то вообще пришел. Все сказанное шпионами смотрелось как-то неправдоподобно, испуганно и комкано.  Но даже самая странная и невероятная информация подлежит рассмотрению. Даже та, в которой говорится, что у тех самых «их» есть «Тысячелетний Сокол» и его пилот.
Сноук одержим мусорщицей с Джакку. Рен одержим мусорщицей с Джакку. А Хакс… Хакс ее и не видел ни разу, не может понять в силу недостатка каких-то тайных знаний, чего в ней особенного. И недоумевает, когда получает приказ отправляться в Кореллианский сектор. Он чувствует себя паршиво. Он чувствует себя «на побегушках». Он складывает руки за спиной, борясь таким образом с внутренним беспокойством. И замечает, что лейтенант Митака делает то же самое.
Здесь часто повторяют за генералом. Если генерал бежит – беги за ним. Если сложил руки – делай то же самое. До автоматизма подражания, стремясь обрести хоть немного понимания того, как это такое юное создание стало генералом. Вот только… дело было вовсе не в сложенных руках.
Дело было в том, что генерал знал, как называется «синий» Звездный Разрушитель, какого он класса, какое имеет вооружение и кто (теоретически) может находиться на борту. А лейтенант – просто руки за спиной сложил и жадно внемлет грядущим приказам.
- Приготовиться к гиперпрыжку.
Этого мало. Хакс пытается, мучительно и почти болезненно, продумать все варианты. От самого вероятного (засада сопротивления) до самого невероятного (там правда «Предостерегающий»). Он сжимает запястья за спиной. Этого никто не замечает, а Хакс чувствует, сквозь перчатки и рукава кителя пойманный на кончики пальцев свой собственный пульс. Быстрый.
- Опустить щиты. Зарядить турболазеры. Быть готовыми к бою на выходе.
Он смотрит вперед себя. Туда, где на наклонном транспаристиле за отражением мостика звезды становятся линиями. Его мысли разлетелись перстрым калейдоскопом. Превратились в обрывки и ошметки, в нецелостные образы, из которых он тщетно пытался собрать и ухватить то, что было действительно важно. И не думать больше ни о чем. Нужно просто забрать мусорщицу. Нужно понять, насколько «Они» готовы стать «мы». Нужно…
«Добивающий» выскакивает из гиперпространства. Вот и планета. Но… никого она не интересует. Все смотрят, как по левому борту, по левой стороне от мостика проплывает Звездный Разрушитель.
- И… он… синий… - бормочет лейтенант Митака.
Хакс замирает. Ничего не меняется ни в лице, ни в позе. Только под ребрами туго стягивает холодом. Говорят, что страх живет в голове… Это ложь. Страх – он где-то там, в поджелудочной железе. Опоясывает, перетягивает и напрягает. Так, что выдохи и вдохи становятся на мгновение сложнейшей из задач для собственного тела.
Хакс боялся.
Страх – всегда обусловлен незнанием. И сейчас оно было. Он не знал, не понимал и лихорадочно пытался сопоставить свои собственные знания с тем, что он видел сейчас. И эта нестыковка порождала ужас. Когда в вывереной и четкой структуре времени, пространства и логических связей возникает такая дыра, когда один из компонентов, необходимый для объяснения, исчезает, на его место в сознании встает страх.
Впрочем, дальше разума генерала этот страх не распространялся. Все остальные офицеры вели себя немного иначе. Недостаток знания в их головах как раз таки не способствовал панике. Они не пытались выстроить ни логических цепочек, ни ответить себе на вопрос «Почему?». Они видели перед собой Звездный Разрушитель. Приняли, как данность и ждали указаний. В тех, кто ведом, нет страха. Он есть лишь у тех, кто ведет.
- Рот закройте, а то крестокрыл залетит, - посоветовал Хакс.
Сейчас он чувствовал себя одноглазым королем страны слепых. И, поскольку иного выбора у него не было, кроме как вести всех за собой, он попытался выйти на связь.
-  «Добивающий» вызывает «Предостерегающий». Говорит Хакс, генерал Первого Ордена.

Отредактировано Armitage Hux (26.09.2016 13:27:53)

+2

13

Музыкальная тема момента

- Фиксирую гравитационное искажение в секторе шесть, - громко, но не переходя на крик, огласил связист. Поправив комлинк на ухе, он сверился с экраном. - Есть контакт. Судно неопознанного класса вышло из прыжка менее чем в десяти единицах слева по борту.
- Адмирал, докладывает эскадрилья - детонаторы установлены, прогревка двигателей завершена, - доложил второй, получив передачу от пилотов эскадрильи, находящейся на борту одного из транспортников. -  Барон Фэл ожидает разрешения на взлёт.
Войска заняли свои позиции, оставшись незамеченными или частично скрытыми гражданской маскировкой. Корабли одного семейства, как подозревал адмирал, медленно проплывали мимо друг друга, готовые по команде разразится турболазерным огнём. Тёмно-синий Звездный Разрушитель класса Император-l и Звёздный Разрушитель класса Возрожденный, в несколько раз превосходивший противника размера, огневой мощью и численностью вооруженного экипажа. Достаточно было одного неосторожного движения, что бы очистить орбиту Кореллии одним нажатием клавиши.
Что ж, ему давно не приходилось импровизировать так быстро. Не могло не радовать.
Гранд-адмирал Траун сидел, словно статуя, выслушивая отчеты и подтверждение готовности. Капитан держал себя в руках, но для опытного глаза было заметно, как он нервничал, стоя чуть в стороне от командира. Несомненно, на него произвел впечатление неопознанный корабль - во всяком случае, с внесением в бортовой компьютер данных, извлеченных из гражданских судов, было решено повременить. Сканеры беспрепятственно рыскали по бортам черного гиганта, не закрытого щитами. Дефлекторы у него наверняка были, но похоже, либо противник было достаточно самоуверенным, либо...
Траун закрыл глаза, вспоминая всё, что разведке удалось вытащить из захваченных пленных. Да, наследник Империи выглядел достаточно самонадеянным, но все же, что-то не вязалось. Что-то неправильное было в этом ходе мыслей. И чисс отбросил их, начав сначала. Империя стала легендой, историей, отчаянно боровшейся за своё право на существование. Первый Орден, став наследником Империи, если не перенял многие доктрины, то перенял историю. Историю, историю...
Последний гранд-адмирал распахнул глаза, возвращая себя в реальность. Дагон Нириц смотрел на него, ожидая. Ожидая приказов? Ах да, кажется, их вызывают на сеанс связи. Приняв расслабленную позу, сложив руки перед собой домиком, адмирал тихим голосом, который услышал каждый в рубке, дал добро. И прежде, чем выдвинулся голопроектор, прежде, чем установилась четкая связь, он довёл мысль до конца.
Страх. Тем, кто стремится показаться в меру дружелюбным, управляет страх. Или почтение, что порой равносильно.
- "Предостерегающий" сеанс связи начал, - оповестил один из офицеров.
- Траун на связи. Я слушаю вас, генерал Хакс.

Судьба пленницы, проходившей допрос многими уровнями ниже, была несказанно проще. Не получив необходимого ответа, лейтенант кивнул стражам из Фаланги. Чисс, крепко удерживая Рей, подтолкнул её к пыточной аппаратуре, пока второй продолжал держать её на прицеле. После того, что происходило в Неизведанных Регионах, излишняя осторожность была отнюдь не лишней.
Мусорщицу со всеми позабытой планеты оставят живой как залог успешной сделки. Но невредимость её зависела ровно от того, насколько высок её болевой порог.

Отредактировано Thrawn (28.09.2016 00:17:32)

0

14

В жизни Рей случалось всякое - она практически умирала от голода и жажды, ночевала на скале над гнездом челюстегрызов, по заснеженному лесу за ней гонялся свихнувшийся темный джедай, но вот людей (и чиссов!) твердо убежденных в том, что они действуют от имени и во имя давно почившей в Силе Империи, она пока не встречала.
Впрочем, несколькими поехавшими сторонниками Империи больше, несколькими меньше - это никак не влияло на один существенный факт - сейчас ей, кажется, будет очень-очень больно.
Пыточных дроидов Рей не любила. И палачей не любила. И вообще, она была безнадежна далека от того, чтобы следовать, как это делал Кайло, заветам ситов, и получать сомнительный профит от страстей и боли.

В общем-то выбор был простой - либо она получит свою дозу неприятных ощущений добровольно, либо получит тумаки, заряд плазмы и, возможно, все те же пытки в довесок, но немного побарахтавшись. Поэтому Рей почти с нежностью взглянула в лицо палача, и вполголоса произнесла:
- Ты оглушишь охранника и поможешь мне выбраться отсюда.

Ее шансы на успех были более чем сомнительными - она понятия не имела, сколько еще людей снаружи, как быстро поднимется тревога, и насколько споро здесь стреляют по внезапно обнаруженным джедаям. Она даже не знала, как скоро поступит в допросную очередной сигнал с мостика.
Но палач находился позади чисса, а значит имел некоторую возможность применить свои навыки до того, как охранник схватится за винтовку.

Так что первый этап бессмысленной и беспощадной авантюры завершился тихо и почти бескровно. Хотя Рей с запоздалым содроганием поняла, что ее невольный помощник был очень близок к тому, чтобы свернуть чиссу шею. Опасная эта работа - сопровождать на допрос палача. А вот без стрельбы на поражение в этот раз вряд ли обойдется... Девчонка подхватила с пола бластерную винтовку и решительно кивнула в сторону двери.
- Отпирай.
И когда первые вспышки плазменных выстрелов осветили узкий переход тюремного блока, пронзительный сигнал на пульте пыточной возвестил, что время вышло. Судя по всему, свой атакующий дебют Рей открывала гамбитом смерти кинтанского шагохода.

+1

15

Хакс не рассчитывал, что ему вообще ответят. Он переворошил в своей голове все варианты и мысли не уцепились ни за что конкретное. Они вращались вокруг противоположных понятий. От «начать атаку немедленно» до малодушного «сбежать». Потому что у него не было понимания ситуации. И не было оценки.

Но… «Предостерегающий» вышел на связь. Хакс моргнул. Со стороны могло бы показаться, что ничего в его лице не изменилось, но на самом деле на нем четко проскользнула каждая эмоция. Это даже не были выражения лица. Микромимика. Удивление – в легко дернувшейся брови, короткий анализ и следом… отвращение. Губы дернулись, чуть поджимаясь. 

Отвращение к тому, как мерзко кто-то по ту сторону голопроэктора позволяет себе манипулировать историей. С какой ошеломляющей легкостью это создание исторгло из себя откровеннейшую ложь. Нет, не то чтобы Хакс не узнал бы настоящего Трауна. Проблема заключалась в том, что для него абсолютно все чиссы были на одно лицо и делились лишь на чиссов с грудями и чиссов без них. И то, что стояло перед ним - это просто вопиющий пример манипуляций  великой историей Империи. Отвратительно было то, что это вообще могло прийти кому-то в голову. Что кто-то согласился замарать мундир о свое грязное тело лжеца и подонка и выставить себя столь видной исторической персоналией.
Его крохотный мир, организованный и упорядоченный в голове, четко отсчитал даты. Сопоставил время. Знания. Историю. И отвращение вскипало в нем, как лава на Мустафаре.  И выглядел он так, будто вместо шоколада дерьмом банты накормили.

Ему было просто противно от того, что кому-то вообще в голову пришло назваться Трауном.

- Хаос исторг вас из своей клоаки, потому что вы плохо там себя вели? Потому что даже там подобный акт насмешки над Империей и ее историческими деятелями сочли неуместным?

Мысли о том, что перед ним может быть настоящий, Хакс тоже не допустил. Да, ходили легенды, что он явится через десять лет, но тут он как-то конкретно опоздал. Что тоже крайне невежливо.

Хакс слышал истории. Восхищался. И происходившее сейчас с ним было… личным оскорблением его собственных чувств. Казалось, что если бы на Звездном Разрушителе явилась бы его собственная бабушка и предстала перед ним с виброножом в зубах, это оскорбило бы его меньше, чем явившийся чисс, назвавшийся Трауном.

- Отвратительнейшая профанация, лже-гранд-адмирал. Позвольте мне посоветовать вам лечь на пол и начать уже разлагаться согласно историческим данным о вашем текущем статусе в Галактике.

Хакса просто начинало трясти. Теперь уже к отвращению примешалась злость. У кого-то хватила дурости, тупости и хитрости, чтобы подобным образом поступить. И нашли же где-то старый Звездный разрушитель, устроили всю эту буффонаду неизвестно зачем. Напугать решили? В лучших чувствах наследников Империи оскорбить? И, если бы не некоторые технические заминки, можно было бы даже сказать, что Хаксу просто-таки в душу плюнули.  И, чем дальше длился этот разговор, тем меньше Хакс скрывал свои чувства и ощущения.

- Как у вас вообще хватило мозгов на подобную мерзость?

Это становилось все более и более личным. Оскорбляли уже не только историю , издевались уже не только над великим прошлым Империи. Издевались уже лично над маленьким мальчиком Армитажем, который на этих историях вырос.  И, как бы Хакс не пытался разделять личные интересы и общее дело, его это задевало именно по личным причинам.
Позади него, потеряв способность держать спины ровно, согнулись над панелями офицеры, словно пытались укрыться или спрятаться от невидимого ветра.

Отредактировано Armitage Hux (29.09.2016 16:43:46)

+1

16

[icon]http://s5.uploads.ru/t/uxR1J.gif[/icon][nick]Lumiya[/nick][status]ain't no grave[/status][sign]Рука Императора, "правильный" ситх[/sign]
В галактике было не так много вещей, которым удавалось тронуть сердца механизированного ситха, но музыка, о, музыка была одной из них. Пожалуй, только слух и не пострадал во всех её злоключениях, что тоже добавляло удовольствия к прослушиванию творений со всех уголков галактики. Под тяжелые ритмы «Vode An» это затянувшееся путешествие казалось не таким невыносимо скучным…
«Coruscanta a’den mhi, Vode an»
Империя пала, её отголоски теперь звучали только в старых военных маршах да историях. И на опаленные руины взобрался новый наследник в лице Первого Ордена. Галактике нужен был порядок, и так уж случилось, что принести его могла только стальная рука тирании… Кажется, примерно этому её учили в своё время, всего-то пару смертей назад.
«Sa kyr'am nau tracyn kad, Vode an»
Новые времена диктовали новые законы, пустой трон Императора не должен был пустовать, кто-то должен был снова возглавить разрозненные миры, привести их к миру и процветанию, даже если для этого придется тащить их на рабском поводке. В поисках достойного Люмия неизбежно должна была натолкнуться на Новый Орден.
«Motir ca’tra nau tracinya»
Ученица Вейдера… Это даже звучало странно, не то что осознавалось. Шлем учителя, который никогда не мог признать её своей ученицей теперь стал святыней, неким символом всего того, за что сражались эти мужчины и женщины. Для Люмии же он стал поводом примкнуть к ним, хотя бы пока она не найдет нового Лорда ситхов, возродив старое учение.
«Gra’tua cuun hett su dralshy’a»
Так она и оказалась на этом корабле, прямо по левую руку Генерала Хакса -рыжего мальчика, чью голову переполняли старые байки о давно минувших днях, давно умерших людях. Будь она на десяток лет помладше и на одну жизнь поживее – подумала бы его усыновить.
«Aruetyc talyc runi'la trattok'o»
Новый аккорд и виток монотонного припева был нарушен вызовом по внутренней связи. Женщина не стала открывать глаз, только сделала музыку тише. Разговор был коротким, более походящим на доклад вышестоящему по званию. Знакомое имя заставила ситха открыть глаза, посмотреть на стремительно бледнеющего человека по ту сторону экрана.
- Иду, - коротко и как-то очень лениво отозвалась Люмия, поднимаясь со своего жестокого ложа.
Она потянулась, ясно ощущая металлические спайки в своём позвоночнике. Сколько там раз он был сломан? 26 или все же 28? Она не помнила, зато вот лицо гранд-адмирал надежно запечатлелось в памяти. Для начала, он был синим…
Двери с шипением разъехались, впуская преисполненную безмятежности Люмию на капитанский мостик, аккурат к концу пламенной речи Армитажа. Она была без плаща, без нашивок, без отличительных знаков и без маски. С таким количеством имплантов в теле и при наличии весьма красноречиво висящего на поясе хлыста нужда выделяться среди членов команды как-то сама собой отпадает.
- Смерть и мозг – весьма непостоянные вещи в этой галактике, - и, судя по её тону, последним Хакс сегодня не блеснул.
Она встала рядом с генералом, сложила руки за спиной и чуть склонила голову к плечу, с неподдельным интересом глядя на чисса.
- Рада видеть вас, гранд-адмирал Траун, вы прекрасно выглядите. Для покойника, - женщина улыбнулась ему и чуть заметно кивнула головой в знак уважения.
«Sa kyr'am nau tracyn kad, Vode an!»,- мысленно пропела Люмия. Вот и ещё один потерянный осколок старого порядка, совсем как она.

Отредактировано Brianna (29.09.2016 18:20:55)

+1

17

На мостике повисла звенящая тишина.
Персонал в технической "яме" старался вжаться в свои мониторы. Те из офицеров, что следили за происходящим из глубины рубки, крепко сжимали кулаки и стараясь не поднимать головы. Дагон Нириц, молча стоявший подле кресла гранд-адмирала, с презрением смотрел на голограмму, и похоже, был готов пойти на нарушение субординации и встрять в диалог.
Но Траун заговорил первым.
- Леди Люмия? Какая приятная неожиданность иметь честь видеть вас здесь. Мне искренне жаль, что обстоятельства нашей встречи не располагают к беседе, - чисс положил руку на сердце. - Надеюсь на встречу, как только мы закончим с этим недоразумением.
Вне зоны видимости голокамеры замерцал монитор, на котором шел обратный отсчет. Связист со странными нотками в голосе сообщил:
- Эскадрилья выдвинулась, адмирал. Генерал Фэл запрашивает дополнительные инструкции.
Траун бросил короткий взгляд сквозь голограммы на обзорное окно. Конечно, отсюда увидеть взрывы увидеть было невозможно, но где-то там, среди стремительно удаляющихся от двух крейсеров гражданских судов, только что взорвались дюжина, выпуская на волю истребители и перехватчики. Бомбардировщики стартовали из главного ангара Звёздного разрушителя.
- Передайте ему, что судно противника мне нужно в рабочем состоянии, - гранд-адмирал улыбнулся, снова смотря на мерцающую фигуру генерала Первого Ордена. - Ваши слова, Хакс, произвели на моих людей неизгладимое впечатление. Смею надеяться, что они покажут вам, насколько глубоко вы заблуждаетесь, и что вы сами осознаете, насколько ошибочными являются ваши слова. "Предостерегающий" связь окончил.
Голопроектор выключился, и чисс, наконец, убрал руку с активированного передатчика, закончив передачу.
- Повернуть корабль на сорок градусов вокруг центральной оси. Главное орудие - подавить щиты. Ионными орудиями - по пусковым палубам. Усильте кормовой дефлекторный щит и добудьте мне этот корабль, не повредив основные системы.

- Повторяю: заключенный покинул камеру и оказывает сопротивление! - сгибаясь над контрольной панелью, кричал в неё мужчина. Над его головой пронеслись заряды красной плазмы, и он приник к панели, прикрыв голову руками.
- Отставить! Не тратить заряды впустую! - гаркнул он, сползая на пол и нащупывая собственный табельный бластер.
В самом деле, зачем попусту тратить заряды, если с минуты на минуту прибудут штурмовики, взяв самое опасное на себя.
А ведь началось всё с того, что лейтенант перестал выходить на связь. Впрочем, такое и раньше случалось, хотя и редко, но к этому привыкли и сигнал давали спустя еще какое-то время, что бы он точно его услышал. Но на этот раз, похоже, он сошел с ума.
Комендант все еще не мог понять, как заключенная сбежала из комнаты с тремя вооруженными мужчинами. Вспомнив, что охраной на этот раз служили экзоты, он поморщился. Иногда адмирал слишком полагался на своих людей, пренебрегая почем зря услугами штурмового корпуса. Да и его собственные люди вполне бы подошли.
Впрочем, что есть, то есть. Взяв себя в руки, он приподнялся, выглядывая в коридор. Рядовой и кадет уже заняли позиции у начала коридора с бластерами наготове, выжидая, пока появится цель. Но ничего, скоро это кончится. Скоро явится штурмовики с карабинами наперевес и угомонят девку, засевшую там с лейтенантом.
О чем он только думал?

Отредактировано Thrawn (30.09.2016 16:45:49)

+1

18

Да, кинтанским шагоходом определенно придется пожертвовать. Ну, если она намерена исчезнуть из тюремного блока, не дожидаясь взвода штурмовиков.
- Ты прикроешь меня. - проникновенно сообщила она палачу.
- Я прикрою тебя. - согласился он, и приподнялся, вновь открывая огонь по охранникам.
Все это было совсем не по-джедайски. Люк бы расстроился, наверное, и может быть даже напомнил, на какую сторону Силы ведет подобное ее применение. Только вот так уж сложилось, что контрабандист из Рей получался куда лучше, чем джедай. Живучее.
Оставив имперцев выяснять, чье дуло бластера длиннее, девчонка юркнула в один из боковых коридоров.

Схемы старых имперских звездных разрушителей, и особенно расположение технических люков и коридоров, Рей могла воспроизвести до мельчайших деталей. Тысячу и один раз она пробиралась она среди обломков "Разящего", выискивая лазы, осторожно снимая решетки - и если здесь и сейчас она рисковала активировать какую-нибудь неучтенную систему защиты, то там, на Джакку можно было запросто разворошить гнездо стальноклювов. А эти твари были намного хуже штурмовиков.

Но для начала...
Бэнг! Пшшш! Развороченная выстрелом панель рядом с лифтовыми шахтами слегка дымилась. Рей, мысленно обратившись ко всем призракам Силы разом, перемкнула пару проводков, ожидая, что вот тут-то ее и вырубит на месте ударом тока. Посыпались искры, обжигая пальцы, потянуло дымком и мягкое шуршание скользящего лифта превратилось в скрежет. Лучше бы конечно было выжечь нахрен всю электронику сэйбером, но... ее сэйбер так и остался в тайнике на "Соколе".
Так что приходилось уповать на то, что к докам она доберется до того, как туда стянут пару-тройку отрядов бравых парней в белой броне. А дальше... дальше оставалось только гадать, как повернется этот раз доска для дежарика.
Если стартовать на субсветовой, а еще лучше - сразу прыгнуть в гипер - луч захвата может и не успеть сработать. Как-то ведь Хан ухитрился смотаться в свое время со Звезды смерти? А "Сокол" отлично выдерживает такие перегрузки, в отличие от истребителей.

+1

19

Гнев Хакса, как ему казалось, был праведным. Он был весьма справедливо возмущен происходившим, а тут... женский голос, совсем близко и обманчиво-сладко. Леди Люмия, которая одним своим внезапным появлением заставила Хакса вздрогнуть. А ее слова остудили этот самый «праведный гнев».

Тон ее был ровный, спокойный. Будничный, словно старого друга на базаре встретила. Она не кричала, не возмущалась надругательством над историей. Нет. Она разговаривала с гранд-адмиралом Трауном. Не с бледной копией, не с «реконструктором», не с клоном. Именно с ним самим, живым и воплоти.

Злоба Хакса не просто остыла. Его как будто окатили ледяной водой, и тело немело от холода. Хотелось сжаться, убежать или хотя бы обнять себя руками. Чтобы не было так холодно, пусто и жутко. Ткань реальности с треском прорвалась, но ни Люмия, ни сам Траун не обратили на это внимания. Побеседовали, фразами перебросились. Будто и вправду на рынке встретились, разве что здоровьем друг друга не поинтересовались.

А Хаксу тем временем становилось все паршивее. Он все сильнее сжимал запястье левой руки пальцами правой за спиной. Старался унять тряску. Старался осознать, что происходит. Но оно не поддавалось никакому анализу, никакой логике. С каждой попыткой осознания становилось все страшнее. Траун – настоящий и боль в сжатом за спиной запястье давала понять, что это не сон. Не симуляция. Не шутка подсознания. Все это происходит. Случается на его глазах. На его глазах – ошеломительно медленно разворачивается «Предостерегающий». Настоящий. С настоящими людьми внутри.

Хакс знал, зачем разворачивается. Понимал, что будет атака. Что заденут двумя бортами и это не симуляция. Не учения. Нельзя все выключить и увидеть, как за мерцанием голографических картинок прячутся серые стены и проекторы. Нельзя прервать. И нельзя убежать. Он стоял, как приколоченный к полу, чувствуя, как по спине ползет капля пота.
Факт случившегося надо было просто принять. Принять, как что-то неизбежное и не поддающееся изменению. Как факт своего пола, возраста или расовой принадлежности. Как то, что он не имеет крыльев или хвоста. Принять настоящий «Предостерегающий» с настоящим Трауном на его борту. Некоторым такие принятия даются легче.

Хакс покосился на Люмию. Короткий и быстрый взгляд. Не вопросительный, не ищущий защиты или каких-то ответов. Просто взгляд, абсолютно бессмысленный в своей пустоте. Потому что страх отпускал. Он принимал данность, принимал новые константы. Медленно и тяжело, как будто сам его организм склонный к логическому анализу, отторгал все происходящее, как отторгает желудок большое количество алкоголя или протухшую еду.

Чувствительные к Силе принимают все легче. Они видят больше, знают больше и, возможно, ничто в этом мире не кажется им незыблемым. Мертвое может ожить. Уничтоженное – вернуться в воплощении. Их мир менее постоянен, более насыщен. Хакс это понимал. Так ему было легче принимать все происходящее. Как будто само присутствие Люмии, ее короткие фразы, спокойный тон, ледяная непоколебимость утешали. И холодная рука реальности отпускала горло, возвращая возможность говорить.

Все, что было у Хакса за плечами – это годы учений да «Старкиллер». Неудачный опыт – тоже опыт. На учениях проще было: ты сделал ошибку, голограмма гаснет, потом заходят умудренные опытом люди и начинают все разбирать. Хакс четко осознавал, что сейчас этого всего не будет. Если он совершит ошибку – ничего не исчезнет сию же минуту, никто не придет. Бой продолжится в любом случае.

Он отдал несколько приказов. Поднять эскадрилью, опустить дефлекторы на каждом из истребителей и на самом «Добивающем». Но главный приказ звучал едва ли не странно для всей его команды:

- Не стрелять. Ни единого выстрела. Никому.

И зачем-то он упоминает учения. Напоминает о них пилотам, о схеме действия и нападения, исключающей разве что само нападение. Истребители поднимаются, уносятся прочь и, выстроившись клином перед мостиком «Предостерегающего», разгоняются, уходя в гиперпространственный коридор. Они долетят до ближайшей точки выхода и вернутся.  А Хакс рассчитывает именно на то, чтобы удивить. Продемонстрировать во всей красе обновленные технологии. И щиты на истребителях, и гипердвигатели на них же.

Он был бы почти горд за это, если бы…. Не боялся. Если бы ему не хотелось так отчаянно забиться куда-нибудь в угол и зажать руками резко разболевшуюся голову. Как только приказ был отдан, он остался стоять. Не в ожидании ударов или абордажа. Его мучало только то, что приходилось безоговорочно признавать всю реальность, всю тошнотворную и жуткую «настоящесть» происходящего сейчас. Его мучило то, что он сказал минутой раньше.  То, как повел себя, в своей зашоренности и неумении распознавать реальное. Он снова посмотрел на Люмию. Уже не так пусто, как в первый раз. Теперь его заполнял стыд. Он чувствовал, как что-то внутри него мечтает упасть на колени и закрыть ладонями горящее лицо, но сам оставался стоять. С идеально ровной спиной и недрогнувшим лицом.

+1

20

[icon]http://s5.uploads.ru/t/uxR1J.gif[/icon][nick]Lumiya[/nick][status]ain't no grave[/status][sign]Рука Императора, "правильный" ситх[/sign]
- Надеюсь, что вы до неё доживете, - улыбнулась в ответ женщина.
Она не могла обещать чиссу, что их следующая встреча пройдет мирно, что он её вообще переживет, если вздумает глупить. А он, конечно же, думал, потому что в ином случае был бы не Трауном – легендарным гранд-адмирал павшей Империи.
Люмия бросила взгляд на Хакса, отклонилась и посмотрела на его побелевшие от напряжения костяшки. Для неё встреча с давно почившим служителем Империи была не столь травматична, выкрутасы Силы и не такое могли сделать. Но перед ней действительно стоял Траун, отрицать это было бы глупо, так что рыжему генералу предстояло проглотить это и как можно скорее.
Больше всего темная леди не любила, когда по кораблям, на которых она имела сомнительное удовольствие быть, стреляли. Было в этом что-то такое оскорбительно-личное! Словно уроды потеряли всякий страх и решили разявить пасти на честного ситха при исполнении. Она нахмурилась, кинула быстрый взгляд на мониторы, одна бровь удивленно поползла вверх.
- А мы что, не будем стирать их с лица галактики? – невинно поинтересовалась Люмия, разве что непринужденно с носка на пятку не перекатываясь. – Я воспринимаю попытки нападения очень близко к сердцу, генерал, но вам тут виднее.
Её аура спокойствия начала заполнять мостик. Густая, вязкая и темная, как старая патока, она мерно растекалась в воздухе, продавливая свой путь в умы и сердца экипажа. Бушевавшие внутри Армитажа чувства ей были непонятны, чужды по своей природе…
Темная леди подошла к нему и похлопала по плечу, мысленно отмечая, что они жестче, чем её импланты раз эдак в десять, словно под кожу залили расплавленный металл и дали остыть.
- Доверяю вашему опыту, но буду крайне признательна, если после вы дадите мне поговорить с гранд-адмиралом если, конечно, он не покончит с собой раньше, - и она улыбнулась и ему, правда, уже не так доброжелательно. Люмия вообще имела большие трудности с доброжеланием как фактом реальности…
- Это было бы очень мудрым, но крайне неудачным для нас решением. У меня столько вопросов к нему, столько вопросов… - покачала головой, пытаясь утихомирить рой последних в уме. Каким-то образом он выжил, пережил падение Империи и сейчас предстал перед ними. Неприятные мысли о дезертирстве и подстроенной смерти мелькнули и тут же погасли, Люмия не любила строить догадки.
И, судя по всему, ответы она намеревалась получать самым неприятным для допрашиваемого образом. Ситхи вообще был народом обидчивым и кровожадным, а уж про темных лордов и леди и говорить не приходилось. Простым простреленным коленом синежопый тут явно не ограничится, но, к чести Люмии, сделает она все крайне цивилизованно, за обедом… или ужином. Мысль, что они могут проиграть, а Траун – сбежать, её голову даже не посещала, потому что при таком раскладе обедать она будет с Хаксом.
Очень веселый и совершенно недобрый взгляд бывшего инквизитора обратился к чиссу, её модифицированные зрачки тускло засветились, бросая на щеки алые блики. Третья улыбка, мелькнувшая на искореженных уродливым шрамом губах обещала ему ад на земле за простую попытку поднять гребанные истребители и направить их орудия в сторону Люмии. У неё была своя история с подбитыми судами, та самая, которая обеспечила замену многих чудесных частей тела, к коим она была очень привязана, имплантами. Траун наступил на больную мозоль, станцевал на ней имперский вальс и теперь должен был заплатить за это. Спокойствие плавно превратилось в контролируемый, хорошо направленный и потому очень опасный гнев, разбавленный желанием убить кого-нибудь.

+3

21

Траун наблюдал за ходом боя, приподняв одну бровь.
Впрочем, назвать это боем было тяжело. Противник почти не оказывал никакого сопротивления, только лишь подняв дефлекторные щиты и выпустив истребители, построив их над бортом. И... чисс подался вперёд, оперевшись руками в подлокотники кресла. Определенно глаза не подвели его - истребители стандартной модели внезапно оказались не такими уж стандартными, исчезнув во мгновение ока. Капитан Нириц нервно моргнул.
- Доложите статус истребителей противника, - он подошел к оператору, нависая над его плечом. Тот и без того в спешке проводил анализ данных, получаемых от гравиакустиков, датчиков и сенсоров.
- Вражеские перехватчики ушли в гипперскачок. Расчет точки выхода из прыжка... - забубнил рядовой.
Капитан распрямился и обернулся, смотря на обзорный экран. Руки словно сами по себе сошлись за спиной, пальцы обхватили запястье. Поместить гипперпривод на истребитель... впрочем, сейчас был вопрос, интересующий его куда более: зачем эти истребители ушли в прыжок? Снова встав подле адмирала, капитан покосился на тактический монитор.
Дефлекторные щиты противника поглощали урон в полном объеме, но существенного урона нанести не удавалось. Эскадрилья барона Фэла подоспела лишь к тому моменту перехода на скорость света их основных целей, и теперь не приспособленные для этого перехватчики и истребители носились вдоль бортов противника, поливая их огнём. Медлительные бомбардировщики только заходили на цель: с вступление в бой протонных бомб ситуация должна была наладиться.
- Капитан: "Отважный" и "Защитник" рапортуют об окончании ремонтных работ и просят разрешение вступить в бой.
Окончили ремонт, как же. Залатали самые большие дыры в корпусе, восстановили питание орудийных и защитных систем, и рвутся показать себя. Впрочем, если они поспешат, то вполне успеют к тому моменту, как ионные орудия "Предостерегающего" успеют перестрелять большую часть систем крейсера-гиганта.
- Разрешение получено, - одобрил капитан с нотками удовлетворения в голосе. - Пусть выходят на дистанцию огня с...
- Передайте на "Отважный" и "Защитник": до получения приказа пусть остаются на месте. Никакой самодеятельности, - прервал Траун, откидываясь назад в кресле. - Расчет координат прыжка завершен?
Оператор бросил короткий взгляд на капитана.
- Так точно, адмирал. Они выйдут в точке на расстоянии менее светового года.
- Поверните "Предостерегающий" носом к заданной точке и подведите к ней на четыре единицы ближе, - распорядился Траун, указывая на пустое космическое пространство на тактическом мониторе. Нириц уставился на точку и покачал головой.
- При всем уважении, я не думаю, что противник настолько глуп...
- О нет, капитан. Отнюдь нет, - Траун в свою очередь медленно и печально покачал головой. - Но согласно боевым доктринам, это - единственная безопасная точка выхода из гипперскачка, удаленная от планеты на безопасное расстояние. Наш противник, несомненно, не глуп, но он скован в действиях. Передайте канонирам: огонь ионными орудиями по цели сразу же, как только они появятся в зоне поражения.
Снова пробежавшись пальцами по кнопкам, Траун улыбнулся, тихо проговорив самому себе:
- Ах, тёмная леди Люмия, почему вы выбираете таких союзников...

Лейтенант был очень целеустремлён.
Майор снова упал на контрольную панель: над его головой рассыпались искры от бластерного заряда, и еще два пролетели над его головой. Проверив заряд бластера, он осторожно выглянул в коридор.
Тела рядового и кадета лежали по обе стороны прохода, распластавшись на спине. У обоих почти полностью отсутствовали те или иные части головы, выбитые или расплавленные меткими выстрелами лейтенанта. Конечно, ходили истории об черном прошлом этого человека, который так любил забавляться с врагами Империи, но что бы из пистолета уложить двоих, сделав всего три выстрела, было чем-то уму непостижимым. А сейчас этот предатель выглядывал вперёд, намереваясь совершить последний рывок до контрольной панели...
Майор выглянул и выстрелил, заставив того отступить. Ну где эти штурмовики, когда они так нужны?!
Вместе с мягким и приятным слуху гулом прибывающей кабины турболифта майор воспрял духом. И был дважды разочарован, когда кабина резко остановилась, и мигнул свет. За это время чертов лейтенант успел пропасть из поля его зрения, и теперь, водя бластером перед собой и медленно выползая всё дальше из-за контрольной панели, майор тщетно пытался снова его отыскать.
Ответ пришел сам собой, когда над самым ухом кто-то сменил энергоячейку. Два бластерных выстрела раздались одновременно, кто-то упал на пол, кто-то распластался рядом, и всё стихло.

- Шахты турболифта вблизи тюремного отсека заблокированы, сэр, - повторил рядовой, чувствуя на своём затылке чей-то тяжелый взгляд.
- Отправьте туда взвод штурмовиков! Оцепить сектор, заблокировать движения оставшихся турболифтов! - гаркнул Дагон Нириц, снова поворачиваясь к тактическому экрану.
- Отставить. Переведите "Сокол Тысячелетия" на главную летную палубу и позаботьтесь о его грузе, - отдал короткий приказ Траун, не отрывая взгляда от монитора. - Перевести штурмовое отделение в отсек консервации и хранения судов, отправьте отряд на летную палубу: пусть будут настороже. И прицепите к "Соколу Тысячелетия" следящее устройство.
Капитан Нириц фыркнул, однако не оспорил приказ на этот раз. Может, он чего-то и не понимает, но трижды за день оспаривать приказ он не будет. Недолго и до подрыва авторитета.

Звёздный Разрушитель медленно и величественно развернулся, не прекращая обстрела из тяжелых орудий. Бомбардировщики заходили на позицию над "Добивающим", а "Предостерегающий" плавно отдалялся от него. Безопасное расстояние до крейсеров возросло, и многие суда, еще не успевшие занять позицию для прыжка, спешно меняли курс, не желая стать случайно жертвой перестрелки двух боевых кораблей.
Пространство перед синий Звёздным Разрушителем исказилось, и в бой снова прибыли истребители Первого Ордена, до того совершавшие показательный скачок. Прибыли, что бы быть встреченными плотным огнём из ионных орудий из крейсера, который нависал прямо перед ними. TIE начали разлетаться во все стороны, но имперские канониры знали своё дело: часть машин отключалась, попав под обстрел. Те же, кому удалось сбежать, сопровождались перехватчиками, почуявшими добычу. К счастью, на сей раз имперские асы не спешили жать на гашетку, попросту любезно направляя уцелевших к своему судну.
В это же время, бомбардировщики выпускали протонные бомбы на щиты "Добивающего": и уж если турболазерный огонь они могли сдерживать очень долго, то взрывы протонных бомб и удары по тем же местам ракет, пускаемых с тех же бомбардировщиков, неумолимо ослабляли щит для турболазерного огня.
Впрочем, после одного захода они направились к начавшему обратный поворот Звёздному Разрушителю, на чьем борту вспыхивали световые сигналы. Похоже, "Предостерегающий" был готов вернуться к обсуждению, чего бы то ни было.

Отредактировано Thrawn (02.10.2016 00:33:14)

+2

22

До ангара Рей добралась без особых приключений - где-то ей пришлось затаиться, выжидая, пока патруль пройдет мимо, где-то она воспользовалась техническими люками, но только выйдя на узкий мостик, она поняла, почему ее путь был так обманчиво-спокоен - рядом с посадочной площадкой кишели штурмовики. И это еще полбеды - в конце концов - дать по башке какому-нибудь бедолаге, спрятать его в подсобку и надеть на себя белую форму - излюбленный повстанческий трюк еще со времен первой Звезды Смерти, и Рей с успехом его проделала еще в самом начале своей безумной эскапады.
Но ко всему прочему - четверо ребят в глухих  шлемах исправно наворачивали круги вокруг "Сокола", и вот это уже было проблемой, поэтому девчонка около уныло минуты созерцала огромное пространство ангара, где вдалеке приземлялись упитанные серые тушки TIE-бомберов. Ворота были открыты, значит выскользнуть наружу есть все шансы. Но...
Пытаться прорваться на корабль с формой или без нее, да еще и в одиночку - дохлый номер. В прямом смысле дохлый -потому что эти  ребятки наверняка откроют огонь на поражение.
Так что ей оставалось только продолжать проводить безжалостные ментальные эксперименты над противником.

Сейчас ее жертвой должен был стать бело-сине-полосатый сквад-коммандер, или как там назывались командующие ротой в те времена, когда Траун чиссов до Корусанта гонял? Выходить на открытое пространство было страшно, но сидеть как загнанный тимиарчик в темном углу и ждать, когда ей в голову прилетит разряд плазмы было еще страшнее.

Так что Рей встала перед коммандером как лист врошира перед травой и со всей возможной убедительностью сообщила ему, что он, коммандер, аж спать и кушать не может, так желает пропустить штурмовика из другого подразделения к кораблю, чтобы еще раз досконально проверить все отсеки судна треклятущих контрабандистов.
- Чей приказ? - несколько ошарашенно поинтересовался коммандер, и Рей почувствовало, что ее сердце перекочевало куда-то в сторону желудка.
- Ты отдашь приказ пропустить меня на корабль, чтобы осмотреть его. - повторила она, усугубив воздействие взмахом руки.
Глаза коммандера затуманились, он кивнул и повернулся в сторону патрульных.

+1

23

Армитаж был слабовольным.  Подверженным внешнему воздействию ровно настолько, насколько ему вообще полагалось по уставу показывать отклик на это самое внешнее воздействие. Он молчал, чувствуя тяжелую руку Леди Люмии. Впитывая в себя ее слова. Внутри зрела уверенность.
Мир менялся, оставаясь неизменным. В глазах дюрасталью блеснула идея.
Выдох.
Руки разжались. Схлынуло беспокойство. В средостении натягивалась звонкая струна напряжения. Предвкушения. Превосходства. 
Вдох.
- Подготовить противоторпедные пушки. Огонь.
Если продолжить делать так, как учили, можно оказаться там же, где учителя. Хакс понимал это. В голове возник четкий план. Картинки. Визуализация. Бодро прощёлкали в разуме цифры соотношения размеров. Параметры. Константы и переменные.
- Все эскадрильи – в бой. На орбите размещены еще два корабля – не дайте им войти в бой. Наша основная цель – двигатели. Деление на три  группы – первая и вторая наносят отвлекающий удар по обоим флангам, третья – уничтожает двигатели.
Хакс знал, что его истребителей на одном корабле больше, чем на трех старых имперских судах. Он знал, что даже при делении на три группы по три на каждый корабль, он превзойдет числом.  Схлынувшие страхи позволили мыслить четче.
Он видел, как отдаляется и разворачивается «Предостерегающий». Этого он и ждал. Все нападение истребителей вкупе было лишь отвлекающим маневром. Создать мельтешение. Отвлечь от главного.
- Подъем на пол-меридиана относительно планеты. Курс на «Предостерегающий». Он должен пройти по нижнему борту в зоне действия лучей захвата. Выполняйте.
Снова выдох.
«Добивающий», при всей его громадности, был еще и довольно шустрым кораблем.  Он был оборудован ионными двигателями Джимон восьмой модели, тогда как у «Предостерегающего» была четвертая. Даже если бы Хакс не отдавал приказа об уничтожении двигателей вкупе с отвлекающим маневром, вряд ли бы корабль Трауна смог «убежать» далеко. «Добивающий» был быстр. Хакс наблюдал на голографических экранах, как проекция его корабля плавно и быстро равняется с проекцией корабля Трауна. Заходит выше, нависает над ним громадой. А вокруг, быстро-быстро, кружатся маленькие точки его собственных истребителей. Мельтешащие. Отвлекающие.
- Сэр… корабль в зоне… - голос лейтенанта Митаки дрожал. Для него этот бой был так же первым.
А Хакс улыбался. Хищно скалился, демонстрируя все достижения стоматологии Первого Ордена. Серые глаза ловили отблески голографических изображений, отдаленных взрывов и выстрелов, отражая их, словно стекло. Зрачок стал точкой.
Это то, что превращает мальчишку, стоящего на мостике, в винтик военной машины. Чувство превосходства. Ощущение, обманчиво сладкое, важности момента. Осознание силы своего собственного слова, за которым последует действие.
- Активировать все лучи захвата на полную мощность.
«Кому нужен ломтик корелльского неба?»
- Лучи захвата активированы.
Хакса заполняло торжество. Мрачное и густое. Вкус победы на пересохших растянутых в оскале губах. Он смотрел, как на проекциях его Звездный Разрушитель нависает над кажущимся маленьким и хрупким «Предостерегающим», захватывает его. В этом, полагал он, есть что-то животное.
- Как-то так на самом деле размножаются Звездные Разрушители… - перестав скалиться, попытался пошутить Хакс. То ли он сказал это Леди Люмии, то ли просто бросил в пустоту.
Луч захвата был мощный, более того – на «Добивающем» их было несколько. И сейчас Хакс, как никогда надеялся на то, что Траун не станет дергаться. Примет свою судьбу.
Вот теперь генерал Хакс был готов к переговорам. Вот теперь он смотрел на Леди Люмию с полным ощущением того, что выполнил ее «просьбу» о том, чтобы были целы и корабли, и ее будущий собеседник. А двигатели на них… пустяки, дело житейское.
- «Добивающий» вызывает «Предостерегающий». Добро пожаловать на борт, гранд-адмирал Траун.
Это звучало почти издевательски, но внешне Хакс оставался спокойным. Он не желал подавлять или уничтожать врага. Только показать ему мощь. Продемонстрировать силу. Похвастаться со всей широтой своего малодушия.
- Мы готовы предоставить вам полную историческую справку за время вашего отсутствия и обеспечить вашу безопасность в случае, если вы соглашаетесь на сотрудничество с Первым Орденом.
Хакс замолчал, ожидая ответа. В Галактике изменилось многое: настроения, власть. Но было кое-что, остававшееся неизменным. Война… война никогда не меняется.

Отредактировано Armitage Hux (04.10.2016 14:48:33)

+1

24

Люмия ждала, терпеливо ждала, глядя на монитор пристальным, тяжелым взглядом модифицированных глаз. У генерала на руках были все козыри, но чисс… чисс был куда более опытен в космических битвах. Это была действительно интересная партия, настолько интересная, что темная леди даже вмешиваться не планировала.
Приказы сыпались один за одним, Хакс взял себя в руки и вспомнил, что носит нашивки не ради внимания прекрасной половины человечества – очень мудрая и своевременная перемена! Женщина скрестила механизированные руки на груди и с нескрываемым одобрением смотрела за происходящим, кажется, обедать она будет все же с Трауном, хотелось верить, что гранд-адмирал не разучился танцевать и развлекать беседами. Хотя не факт, что его ноги и язык будут пригодны к этому после их торжественного воссоединения.
Два осколка былого порядка после столь долгой разлуки встретились на просторах бескрайнего космоса. Почти романтично! Как жаль, что Люмия не планировала лобызать его уста ничем, кроме подошвы своего сапога, и то в самом крайнем случае, ведь кровь ужасно тяжело отстирывалась и губила тонкий налет цивилизованного общения, который она так ценила.
Хакс пошутил, Люмия криво усмехнулась искореженным шрамом ртом.
- А я думала, что он мальчик, - ответила темная леди, не услышав ни единого смешка от команды.
Все на мостике были напряжены, словно им в нежные места пропихивали что-то горячее и металлическое. Кто-то мог разглядеть в этом военный профессионализм, Люмия же читала нерешительность и смятение, которое пытались незаметно прикрыть субординацией. Но пока они делали своё дело, ситх не жаловалась.
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.
- Гранд-адмирал Траун, выходите, они вас не обидят.
«Это сделаю я», - мысленно добавила Люмия, но решила сохранить интригу и не произносить это вслух. [icon]http://s5.uploads.ru/t/uxR1J.gif[/icon][nick]Lumiya[/nick][status]ain't no grave[/status][sign]Рука Императора, "правильный" ситх[/sign]

+1

25

Серия взрывов прокатилась вдоль обстреливаемого борта. Дефлекторные щиты кормы никак не могли спасти двигатель, и их мощность требовалась на ином участке, если они собирались не разлететься на части сразу же после того, как огонь прекратиться.
В том, что этот момент наступит, Траун сомневался, но продолжал с каменным лицом следить за показаниями, получаемыми из разных отсеков судна. Массированная атака истребителями с загруженными на борт средствами бомбардировки оказалось слишком сильной: все больше пилотов исчезало с дисплея, и главный тактик давал весьма неутешительный прогноз. Капитан Нириц отозвал истребители вернуться на борт.
А потом палубу тряхнуло. Вой сирен заполнил коридоры, и лейтенант доложил о потере световых двигателей. С повреждениями боролись автоматические системы пожаротушения, реакторы спешно отключались, но вскоре очередная порция турболазерного огня пробила кормовую броню. Тряхнуло сильнее. Лейтенант доложил о потере досветовых двигателей, поправляя каскетку. Пожары стали неконтролируемы, к устранению неполадок подключился технический персонал. Судно какое-то время продолжало двигаться вперёд, но постепенно замедлялось и меняло курс, медленно прогибаясь под сокрушающим огнём.
Впрочем, ненадолго. Скоро по палубе прошла дрожь, судно резко сменило курс и направилось прямиком на громаду "Добивающего". Досветовые двигатели были разбиты и спешно проходили ремонт, пока разрушения на перекинулись на центральный реактор корабля, уже и до того поврежденный после неудачного выхода из прыжка. Это было поражение. Поражение, от которого Дагон приходил в ярость и недоумение. За которое готов был пойти на нарушение субординации.
- Адмирал, сэр. На связи "Добивающий", - отозвался лейтенант, опуская переключатель. Включился голопроектор.
Голос Трауна был достаточно жизнерадостным.
- Генерал, позвольте поздравить вас с победой.

На главной летной палубе всё дрожало, гремело и искрило. Ворота медленна начали сдвигаться сразу же, как только плотный поток бомбардировщиков занял свои места на рампах. Впрочем, с последним вышла заминка: подбитый, на полном ходу он врезался в потолок ангара, сметая рампы и впечатавшись в стену подле диспетчерской рубки. Всюду сновали техники, штурмовики старались оставаться на местах и уцелеть, а палуба продолжала ходить ходуном под вой сирен. Что-то явно шло не так.
Прежде, чем врата ангара захлопнулись окончательно, из кабины "Сокола" можно было увидеть множественные полосы бластерных зарядов, кучу снующих туда-сюда истребителей более знакомой расцветки и размеры, палящих во все стороны. А потом врата закрылись, и единственными звуками, пробивавшимися внутрь старого фрахтовика, были скрипы, скрежет и вой сирен. Из шлема доносились переговоры штурмового корпуса, достаточно беспорядочные. А потом всё разом стихло, а "Сокол Тысячелетия" накренился на бок.
На него все же упал кусок рамы сверху, придавив корпус к палубе.

В ангар вбежала отделение штурмовиков с карабинами наперевес, гремя подкованными ступнями по палубе. Приказ на перебазирование пришел весьма вовремя, когда часть отделения лежала под кусками рухнувшей рампы и выбиралась из-под бомбардировщиков. К счастью, их уже незначительный боезапас не сдетонировал при падении.
Пока двери с шипением сходились за спинами отделения, солдаты занимали свои места. Встретивший их сержант о чем-то быстро и достаточно эмоционально переговорил с командором отделения, после чего часть штурмовиков направилась к стоящему у энергетического барьера, отделявшего ангар от вакуума космоса, шаттл. Часть исчезла внутри, взбежав по рампе, к своему неудовольствию обнаружив там двух штурмовиков с мазерами. Большая часть же осталась стоять снаружи, организовав живой коридор к опущенной рампе.
Долго ожидать им не пришлось: раскрылись двери, и гранд-адмирал, сопровождаемый стайкой офицеров во главе с капитаном корабля, направился к челноку. Похоже, отдавались последние инструкции перед отбытием высоко начальства. Во внутреннем канале связи воцарилась звенящая тишина.
- Будет исполнено, адмирал, - громко и отчетливо произнёс капитан, остановившись. Его примеру последовали и остальные офицеры, и синекожий экзот в белоснежном кителе с золотым шитьем в полной тишине прошагал мимо строя  штурмовиков и поднявшись по рампе. Как только стук начищенных до блеска сапогов по рампе стих, она медленно поднялась. Строй штурмовиков повернулся, когда шаттл поднял шасси и оторвался от палубы, направляясь к краю. Когда он исчез из поля зрения, штурмовики, печатая шаг, покинули ангар, а вслед за ними его покинули и офицеры. Остался только капитан Нириц, что стоял, смотря на провал, в котором растянулся бесконечно длинный космос. Тяжело вздохнув, он неохотно развернулся и пошагал прочь, одолеваемый нехорошими предчувствиями.

Полет проходил достаточно тихо. Переговоры по внутренней связи не велись, а адмирал общительным собеседником не был. Весь полёт он сидел, молча смотря в визор штурмовика напротив невидящим взглядом. Из этого состояния его вывел пилот, передавший по интеркому о получении разрешения на посадку. Спустя какое-то время в шлемах штурмовиков начал повторяться приказ о готовности. Как один, солдаты штурмового корпуса встали, выстроившись в две колонны перед кабиной пилота. Челнок слегка качнулся, притяжение к полу стало на какую-то сотую часть сильнее, и свет погас лишь для того, что бы через мгновение снова включится.
Посадочная рампа опустилась, и строй двинулся вниз, где встал по обе стороны от неё. Как только последний штурмовой пехотинец занял своё место, гранд-адмирал встал. От стены отделились два солдата с экзотическими винтовками в руках, готовые следовать за старшим из своего Правящего рода.
Свободно и неторопливо Митт'рау'нуруодо, известный уже более тридцати лет как Траун, последний выживший гранд-адмирал старой Империи, спустился на палубу "Добивающего".

+3

26

Это была победа. Первая настоящая победа в настоящем бою против настоящего Трауна. И Армитаж ликовал. Тихо, сдержанно. Внутри его заполнял почти детский и искренний восторг, какой бывает после удачной партии в дежарик. Впрочем, так все и было. Мальчик рос, и игрушки росли вместе с ним. Хакс смаковал победу. Как генерал снаружи – сдержанной улыбкой, и как ребенок – внутри.

Он, конечно, от личного абстрагировался по мере возможности, но внутри все равно ёкало. Тот самый Траун, про которого так много рассказывали. Которого теперь можно спросить, правда ли все эти слухи.

«Нет» -  Хакс одергивает себя. Нельзя спросить. Не стоит топить столь легендарную персоналию в своих совершенно глупых вопросах. Не стоит показывать ему и наивной веры воспитанника на историях о величии Империи. Это все – второстепенные вопросы сейчас. Были вещи куда главнее. О них Хакс размышлял, когда собирал команду, шел к турболифту вниз к палубам.
Хакс до этого видел чиссов. Он вырос в Неизведанных Регионах. В тех самых местах, которые стали доступны именно благодаря Трауну. У него не было ни предубеждения к экзотам, ни брезгливости. Как и не было стыда за то, что свое знакомство он начал с обвинений во лжи.

Нет, Хаксу не было стыдно за то, что он сказал. И за то, что сделал после. Он, в конце-концов, является командиром и, как командир, он принял определенное решение, исходя из ситуации. Уже в турболифте он обратил внимание на отражения людей, стоявших рядом и составлявших его делегацию для встречи. Они были напряжены. Они боялись, не понимали, терялись. Лейтенант Митака и вовсе вспотел, как банта в татуинский полдень.  И только Леди Люмия была спокойна. Это спокойствие передавалось и Хаксу. Он не дрожал и не нервничал. Он победитель. Он выходит из турболифтов с ровной спиной и гордо задранным носом.

Но… едва стоило шаттлу коснуться посадочной палубы, Хакс почувствовал, как внутри нарастает волнение. Трепет. Медленно опускается посадочная рампа, где-то позади вздрагивает лейтенант Митака. Но, в отличие от него, волнение Хакса было торжественным.

Как много восторга вызывает личность. Траун был слишком уж легендарен, чтобы Хакс перестал внутренне дрожать. Чтобы не вспомнил, невольно и безотчетно, то, как отец говорил ему о том, что скоро Империя отвоюет Галактику обратно. Но этого не случилось. Случились те самые войны, которые никогда не меняются. Случилась битва при Билбринджи. И случились выросшие, но не повзрослевшие дети, унаследовавшие вместо величия разруху, разброд и шатания.

И теперь этим детям в лицо смотреть кумирам своего прошлого. И Хакс смотрел. Стыдиться ему было нечего – он делал то, что должно и случалось то, что случалось. Смотрел открыто и искренне, единственный, кроме Леди Люмии, кто из всей его делегации вообще осмелился на прямой взгляд. И позволил себе улыбку. Он восторгался. Не только кумиром детства, но еще и воплощением некой надежды. Малодушной надежды на то, что кто-то сейчас придет из ниоткуда и разрешит все проблемы. И в Галактике наступит, наконец, покой. Ведь мир – это именно то, за что Хакс ведет войну. Воюет ради того, чтобы не воевать.

- Я рад приветствовать вас, гранд-адмирал.

Это прозвучало торжественно и громко. Даже… чересчур громко. Хакс не отводил взгляда, не боялся. Вел себя так, как положено победителю. И тому, кто действительно рад приветствовать. Впрочем, долго расшаркиваться он тоже не собирался.

- Я генерал Первого Ордена Армитаж Хакс. У нас есть несколько вопросов, которые требуют немедленного решения, однако это должно быть оговорено в приватном порядке. То есть – исключая вашу команду в комнате для переговоров. Видите ли...

Хакс замялся. Скосил взгляд, обдумывая, как лучше донести до Трауна мысль о том, что речь пойдет о тысячах «вылетевших» из временного пространства людях. О тех, кто имеет сейчас и в этом времени свои живые престарелые аналоги, семьи и друзей. И что даже эта небольшая группа способна вызвать резонанс в Галактическом сообществе. Ведь ничто не распространяется с такой скоростью, как тайна. И Хакс не знал, как лучше в такой ситуации сохранить личный состав: оставить ли все в тайне, или рассказать. Но пока он решил не рисковать.

- … время поджимает, - закончил он, на мгновение прищурив глаз.

Со стороны это выглядело, как нелепая попытка подмигнуть.

Отредактировано Armitage Hux (10.10.2016 16:43:15)

+1

27

"Рей! Хаттом тебя вдоль и впоперек! Какого Хана ты отсвечиваешь на всю Силу?"
Скрежет металла по металлу, "Сокол" кренится на бок, отчаянно пищат датчики, а тут еще магистр Ордена Рен пытается ввинтиться в ее сознание с настойчивостью стальноклюва. Рей отмахивается, сжимает виски. Сейчас ей совсем нет дела до Кайло и его потрясающей убежденности, что только он имеет право держать ее в плену, в энергокандалах и под прицелом штурмовиков.
"Отцепись, не до тебя" - коротко бросается она, стараясь закрыться, но магистр не унимается и Рей выбирается из "Сокола" под аккомпанемент нескончаемого мата, летящего ей прямо в мозг с другого конца Галактики.
А в этом, вполне себе материальном мире, на нее орет коммандер - точнее отдает сквозь зубы резкие, отрывистые приказы, и Рей не остается ничего кроме того, чтобы подчиниться и смешаться вновь с отрядом штурмовиков. Любые попытки побега сейчас бессмысленны, даже если она поднимет "Сокол" несмотря на рампу, она не сможет протаранить двери ангара.

Она сидит напротив высокого чисса в ослепительно-белом кителе и пытается вспомнить, откуда ей знакомо его лицо. Но ее мысли почти сразу переключаются на более насущные проблемы - челнок отрывается от материнского корабля и медленно направляется в сторону, где виднеется серая громада "Добивающего". Рей пока не может решить, хорошо это или совсем паршиво. Кайло точно нет на разуршителе - иначе бы его матерки на тех языках не казались ей настолько далекими, а значит у нее есть шансы остаться неузнанной... а потом все же угнать TIE.

Кайло замолкает в том самый момент, когда их небольшая процессия натыкается на генерала Хакса. Магистр молчит, и Рей успевает изучить, глядя сквозь затемненные стекла своей маски, бледное лицо генерала, знакомое ей до этого только по голограмме. У него жесткий, неприятный рот, но сейчас он почему-то расплывается в улыбке.
"Рей, просто скажи где ты" - голос Кайло вспыхивает вновь в ее голове, и Рей почти физически ощущает исходящую от него усталость.
И не успевает ответить, потому что рядом с Хаксом стоит женщина, которая явилась сюда прямиком из ее детских кошмаров.

+1

28

Люмия шагала тихо, на полшага позади генерала. Эхо почти торжественной процессии сотрясало узкие стальные кишки судна в такт военным маршам былых времен. Какая победа, какое поражение, какая история для потомков! У кого-то из свиты Хакса дух захватывало, да так громко, что темная леди слышала пропускаемые сердцем удары. Она и сама предвкушала, правда не так восторженно, но все же.
Чисс… Само имя этой расы звучало как рассерженное шипение кошки, как звук пролитой вам на лицо кислоты или шепоток вашего имени на ухо наемному убийце. Она никогда их не любила, философия Империи весьма четко давала понять низость всех «нечеловеческих» рас перед лицом розовокожих потомков приматов. Но время меняет даже очертания скал, не то что философию одной женщины. Оно научило направлять свою ненависть точечно, только на определенных представителей, с именами и лицами, которые можно стереть и содрать с костей черепа. Митт'рау'нуруодо русковал пополнить список этих избранных или же кануть в лету очередной разменной пешкой на доске галактических игр. Был и ещё один вариант, но ему об этом знать не следовало.
Холодный взгляд искусственных глаз скользнул по сопровождающим гранд-адмирала. Раз, два, три, отблеск старых доспехов, начищенных, блестящих, словно украшения модниц. Болезненные воспоминания о ушедших временах, когда и эти воины и этот белый китель на плечах Трауна внушали неподдельный ужас. Повод для глухой ностальгии и…
«А это ещё что за зверь?» - взгляд остановился на одном, впился в него, въелся под броню, под кожу, до самых костей.
Хакс начал что-то говорить, но Люмия его уже не слушала. Она двинулась вперед, к этому самому примечательному малому, не сводя с него тускло сияющих глаз с опасно сузившимися до размеров булавочной головки зрачками и бешено вращающейся радужкой, настраивающей резкость.
Кто-то потянулся к оружию, просто инстинктивно, потому что так учили. И этих бедолаг обдало волной чистого, первородного страха, вбитого веками эволюции в закоулки их треклятой ДНК. Высокая леди нависла над незнакомой девушкой, загораживая собой свет и весь мир, словно пытаясь захватить все каналы её восприятия одним своим присутствием.
- Гранд-адмирал, - её голос звучит очень холодно, как сталь, прижатая к коже горла, - кто это у вас в сопровождающих? – и она улыбается, улыбается и тянет тонкий, вытянутый палец к голове неизвестной девушки, от которой разит Силой, которой тут не должно быть.
– Шпионишь, грызунчик? – шепот Люмии прозвучал так, чтобы каждое ухо, каждый нерв присутствующих прочувствовал и понял его.

+2

29

Сначала - рыжий мальчишка с вдохновленным лицом. Не самый сложный субъект, что ему встречался, и изучить его еще не удалось, но едва ли он с Тёмной Леди составлял такую же грозную пару, как лорд Вейдер и гранд-мофф Таркин. Самым сложным было уделить достаточно внимания очередной Руке Императора. Весьма коварной и целеустремленной, как гласили отчеты шпионов.
Кто же знал, что они устареют на десятки лет.
- Генерал, - ответом на приветствие стал легкий наклон головы вперёд. Признание своего положения "почетного гостя" и проигравшего партию, но не более того. От большего, казалось, офицера Первого Ордена разорвёт от счастья. - Благодарю вас за занятный урок. Я многое из него извлек.
И гранд-адмирал встретился взглядом с генералом. Веселье и... оттенки радости? Он что-то упускает в общей картине, и это что-то тревожило его всё больше. Однако, он еще успеет узнать подробности и понаблюдать за этим генералом поближе, равно как и за всем этим судном. Предложение обсуждения очень уж своевременно.
Однако, есть еще Тёмная леди. Которая еще и нашла что-то под шлемом солдата штурмового корпуса, приподняв тот пальцем. Взвелись карабины и винтовки, строй несколько сдвинулся: кто-то, бессознательно повинуясь инстинкту, отступил назад; личная гвардия встали между гранд-адмиралом и Тёмной Леди, при этом еще и слегка закрыв его от Хакса. Траун сделал жест, словно отмахнулся от чрезмерной исполнительности, и штурмовики снова встали на свои места, опустив карабины. Все, кроме одного бедолаги, которым так заинтересовалась ситх.
- Командор, - тихо бросил чисс, не оборачиваясь. Штурмовик сделал шаг вперёд. - Это ваш подчиненный.
Командир отделения издал утвердительное "Так точно, сэр" и повернулся к центру всеобщего внимания.
- Солдат! Личный номер и отделение!
- Проверьте данные и свяжитесь с "Предостерегающим", командор. Меня интересует ситуация с побегом и состояние "Сокола Тысячелетия", - оставив на старшего в отделении решать вопрос идентификации подчиненных, Траун обратился непосредственно к Тёмной Леди.
- Леди Люмия. Надеюсь, вы сочтете совещание старшего офицерского состава более чем достаточной причиной для того, что бы отложить нашу встречу.

0


Вы здесь » Retrocross » Final Cut » Zugzwang


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC