Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Город на Крови


Город на Крови

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://savepic.ru/11472835.jpg

Город на Крови
Музыкальная тема

GABRIEL VAN HELSING, VICTORIA SERAS


Декабрь 2007
После памятной встречи Левой Руки Господа, Гэбриэла Ван Хельсинга, и Дракулины, Виктории Серас, прошло несколько месяцев. Баварский лес очистился от зла, в кои-то веки эта часть Европы смогла успокоиться. Но на горизонте пылает новая угроза, которая принудит охотника на монстров и чудовище объединиться. Некий обелиск тайно переправляют в Лондон, и замешана в этом секта каббалистов, вовсю поклоняющихся Преисподней и её владыкам. Тем временем, один из переживших бойню солдат Миллениума устраивает бойню на Кинг-Кросс, куда прибывает сектантский состав...который уже буквально оседлал Ван Хельсинг. Обстоятельства складываются так, что в Лондоне возникает угроза открытия Адских Врат, ведущих в настоящую Преисподнюю, ведь обелиск-то ещё вполне себе живой. Для тандема убийц эта новость определённо обещала стать шоком.

+1

2

В Ватикане обычно к этому времени не выпадал снег, но настроение у людей здесь живущих и без того было праздничное. Хотя на улице гуляла прохлада, но в домах царствовали тепло и уют. В церкви тоже. Помимо этого, в воздухе здесь даже сейчас оставался запах благовоний и слышны были искренне-радостные, хоть и не слишком громкие песнопения. До Рождества оставалось всего ничего - каких-то два денька - так что снаружи башней уже высочела огромная ель, украшенная в лучших традициях. В прочем, "дождики" и скромные герлянды развесили также внутри церкви тут и там. Атмосфера была еще приятней обычной, так что грех был не улыбнуться, глядя на эту картину.
В подземельях церкви дела обстояли несколько иначе. Верней сказать, как всегда - хаотично. С восьмидесятых годов девятнадцатого века это место очень сильно изменилось. В частности, здесь энное количество раз проводился ремонт и множество перестроек. Так само помещение уже давно было побольше, а потолок повыше. Освещение теперь не ограничивалось сонмами свечек или какими-то старыми лампами, так что подземелье стало несколько ярче. Также здесь наконец сделали четкое разделение на отделы и не было той мешанины трудяг разного типа. В отделе номер один занимались связью со внешним миром. Сюда время от времени сбегались влиятельные и богатые люди, завербованные Орденом на службу. В основном - по их же воле. Но бывали, конечно, отдельные случаи. Мир меняется постоянно, а подстраивать мир под свои нужды Орден пока не научился, так что приходится подстраиваться под мир - иметь на своей стороне людей из разных стран, способных скрыть следы самого существования Ордена. Доплатить лишний раз тут, отдать приказ там. А учитывая, сколько в последнее время появилось любопытных лиц, сыщиков и надоедливых журналистов - этот отдел был очень полезен. Хотя второй по полезности тоже был хорош - отдел химии с алхимией. За ним третий - отдел вооружения с кузницей, четвертый - отдел изучения магии, светлой и темной, было еще отдельное помещение, выделенное под кельи и наконец еще одно - под архив. Архив с прошествием веков становился все обильней и насыщенней, но специальную большую комнату для него выделить решили в сорок пятом году прошлого столетия, когда закончилась война. Все отделы вместе окружали огромный длинный стол, со скамьями, у которого мешались работники, то и дело обсуждая свои последние открытия, изобретения, дела и прочее. И все же, как бы не изменилось подземелье, сколько бы поколений людей здесь не прошло и сколько бы предрождественских украшений не было развешано здесь сейчас, люди вечно носились туда-сюда в бесперестанной суматохе. Не удивительно, что часто сотрудники Ордена были такими нервными.
Или раздраженными, как Ван Хельсинг прямо сейчас. Только-только он успел вернуться сюда с последнего задания в Карпатах, где пришлось утихомиривать буйных йетти, так кардинал и послушник Август тут же набросились на него, как голодные собаки на задержавшийся ужин.
- Послушай, случившееся в Норвегии ужасно, там...
- Забудь о Норвегии, Август. Колдуны в Венгрии сейчас - проблема побольней.
- А как же Бельгийский вампир?
- Послушайте, - вдруг решил встрять Ван Хельсинг, - Все это очень хорошо... То есть, плохо. Но кто-то обещал мне на следующие два дня небольшой отпуск от дел.
- Не волнуйся, будет тебе отпуск. Когда вернешься со следующего поручения, - ответил кардинал, как ни в чем не бывало, задрав немного свой длинный нос.
- Это я уже слышал. Перед тем, как отправился Карпаты, - сказал охотник как-то скептично, - Кажется, в последний раз Орден давал мне отдохнуть на Рождество лет двадцать назад. С каких пор у нас недостаток рыцарей для решения всех этих проблем?
- С тех пор, как ты не вернул одного из них в Баварии. Как будто тебе есть, куда спешить, ты бессмертен, - закатил глаза кардинал и прошел дальше по залу, к большому столу, поманив за собой вигиланта с послушником.
- Говорят, работа без продыха в гроб вгоняет. Ко мне это не относится?
И вот в разговоре случилась пауза, так как кардинал из кипы бумаг на столе достал одну весьма примечательную - статью из газеты недельной давности.
- Нет, - сказал кардинал и протянул бумагу Ван Хельсингу.
Гэбриэл внимательно изучил статью. В ней с трагизмом, какой присущ настоящей прессе, были описаны события, произошедшие в Великобритании, в городе Йорк - некая группировка сатанистов выкрала нескольких людей, сумев избежать правосудия.
- Хоть этим займись. Не такое и трудное дело, твой потенциал выше этого.
После пары секунд размышлений Гэбриэл пожал плечами и положил статью на стол. И правда, поручение было не из ряда невыполнимых на словах. Всего-то и надо было поставить в угол группку заигравшихся в сатанизм людей. Ясно было, конечно, что за всем этим может крыться зло куда большее, чем кажется, ведь сколько раз так уже было на практике. Но о задании было проще думать так хотя бы для начала.
- Так и быть, еду в Йорк. Давно не был в Англии, - сказал Ван Хельсинг так, будто сдавался в плен, а не брался за очередное задание, - Что я должен знать?
- В Йорке ты будешь не долго. По нашим данным, сектанты скоро переедут прямиком в Лондон. Ты настигнешь их в поезде, на который мы тебе укажем на месте, в день его отправки - то есть, завтра. Разберись с сектантами, пока поезд будет в пути, и возвращайся сюда получать свой рождественский подарок в виде отпуска... Это все.
- Идет, - обреченно ответил Ван Хельсинг и развернулся, шагая к отделу вооружения.
- Ван Хельсинг! - окликнул кардинал охотника в последний момент, - Хоть на сей раз приведи преступников в Рим живыми.
- Я не спец в этом, сами знаете, - бросил через плечо вигилант, не останавливаясь.

Дверь, ведущая в грузовой вагон поезда, отъехала в сторону, пропуская Ван Хельсинга внутрь. Поезд начал свое движение не так давно, так что охотник пока никуда не спешил. Не потребовалось больших усилий, чтоб вырубить какого-то верзилу, не хотевшего, чтоб Гэбриэл проходил туда - этого здоровяка охотник закрыл в туалете и оплавил металлическую дверь по периметру недавно разработанным карманным устройством. В помещении дальше было темно, однако на такие случаи под рукой Ван Хельсинг держал банальный фонарик. Сейчас было слишком ранее утро, чтоб солнце помогало освещением лучше, да и на небе сплошь непроглядные тучи с ярым снегопадом. Свет фонарика пролился в помещение, давая получше осмотреть, что здесь держали - сначала ничего необычного на глаза не попадалось, здесь было много самых обыденных багажей разных размеров и цветов, уложенных за специальными сетками. Но это было в начале вагона. Ван Хельсинг прошел дальше, стуча сапогами по ламинированному полу. Не сказать, что это нарушало тишину, так как поезд сам по себе двигался не очень тихо. Однако внезапно до ушей вигиланта дошли звуки, которые не были частью песни колес и рельс. Больше это смахивало на отчаянное мычание. Следуя за звуком, Гэбриэл быстро вышел к наиболее подозрительной части вагона, так как здесь вещи не держали за сеткой, они были просто накрыты большой темной простынью. Со звуком ткани, трепещущей на ветру, Ван Хельсинг резко стянул простынь, выкинув ее куда-то в сторону. Во-первых, под завесой оказались клетки. Во-вторых, в этих клетках сидели люди - в одном только белье, несколько мужчин и женщин, у которых были связаны руки и ноги, а также заклеены рты. Не трудно было догадаться, что это и есть похищенные сектантами люди. И, когда они увидели Ван Хельсинга, их мычание только усилилось. Они смотрели на него и со стразом, и с надеждой во взглядах одновременно - они не видели этого человека раньше. Вигилант сунул руку в карман своего плаща, достав оттуда колбу с некой едкой кислотной жидкостью. Как можно аккуратней он попытался покапать оной жидкостью на прутья первой попавшейся клетки, но вместо того, чтоб расплавиться, прутья внезапно засветились красным. Зато кислота обтекла светящийся металл и сделала несколько дырок в полу. Магия, не иначе. Гэбриэл оглянулся и приложил указательный палец к тому месту, где за его маской были губи. Ван Хельсинг протянул свою руку к женщине, что, как ему показалось, была самой сдержанной из пленных. Он быстро отлепил от ее рта плотный скотч с характерным звуком.
- Я вас всех вытащу отсюда, только не шумите. И скажите, у кого из них ключи.
Ван Хельсинг пока еще не успел вступить в открытую конфронтацию с членами секты, так как не знал их лиц и имен. В поезде были и обычные люди, хотя, было их больше, чем сатанистов или нет - сложно сказать. Женщина коротко кивнула, явно обрадовавшись, что снова может говорить. По ее виду было ясно, что она готова была прямо сейчас рассказать о том, как было ужасно случившееся и что ей удалось пережить. Но предельно строгий взор Ван Хельсинга заставил ее говорить по делу.
- Лысеющий мужчина в возрасте... Среднего роста. У него лицо, как у крысы!..
До прихода в этот вагон Гэбриэл успел повидать многих пассажиров поезда и, к счастью, вспомнил одного, идеально подходящего под описание. Если уж сама жертва тыкает в его направлении, то сомневаться тут было нечего. И все же кое-что привлекло внимание вигиланта сильнее. Это был еще один слой укрытия между клетками, как если бы сатанисты держали среди этих людей кого-то особенного. Без лишних прелюдий Гэбриэл сорвал тканевый покров еще раз, и обнаружил под ним не клетку вовсе, а некий странный высокий предмет, созданный из черного камня и испещренный темными рунами. Необходимо было осмотреть артефакт повнимательней, чтоб понять, с чем Ван Хельсинг имеет дело. Но ситуация резко взяла другой поворот, когда в проходе в грузовой вагон пояилась чья-то тень. Человек достал свой пистолет, готовый опустошить магазин в охотника, но не стал, решив не рисковать жизнями пленных, пока сам Ван Хельсинг скрылся зя толщей багажей, доставая собственные стволы. Так началась перестрелка с сектой.
Ван Хельсинг вовсе не пренебрег последним пожеланием кардинала - он не убивал врагов на своем пути сразу, время от времени целясь в весьма болезненные, но не смертельные места. Поезд был достаточно быстрым, так что в Лондоне этим людям наверняка окажут помощь. Но остальным повезло меньше. Гэбриэл не ощущал никакого удовольствия от какого-либо убийства. А люди, которые попали под суд его двух пистолетов, даже не были чудовищами в буквальном понимании этого слова. Только иногда эти люди уж очень упорны и верны своим кошмарным целям, готовые продолжать злодеяния даже в полумертвом состоянии. Таким и приходил конец.
В ходе перестрелки Ван Хельсинг успел пройти три вагона, стреляя по агрессиным сатанистам с оружием в руках и периодически меняя магазины. К его удивлению, обычных людей в каждом из этих вагонов было очень немного. Но и их было достаточно, чтоб создать атмосферу хаоса с паникой. Когда дело дошло до четвертого вагона, сектанты начали просто бежать, забывая о своих "высших целях" и прочем. Сложно будет не испугаться человека, который в одиночку перестрелял уже столько народу, а на нем не было и царапинки. Казалось бы, вигиланту и правда не надо спешить, но, ускорив свой шаг, Ван Хельсинг вовремя обнаружил, как сатанисты возились впереди, готовя засаду. Ему надо было только ступить еще немного вперед, поближе к переходу с одного вагона в другой, чтоб убедиться в этом - рядом с его сапогом просвистело два выстрела, оставив дырки в полу. Стрелки засели на крыше следующего вагона, заняв тем самым очень удобную позицию. Наиболее безопасным и просто логичным решением было развернуться назад и пройти к началу этого вагона, чтоб забраться по лестнице на его крышу, и оттуда накрыть огнем горе-снайперов. Но сектанты оказались хитрей этого - когда Ван Хельсинг вернулся к прошлому проходу, он обнаружил через смотровое стекло, что в тыл ему тем временем заходила еще одна группа фанатиков, тоже при оружии. Охотник рисковал быть зажат с двух сторон, так что действовать пришлось незамедлительной. Он сжал пару раз свои кулаки, запуская механизм, который тут же обволок руки Ван Хельсинга в металлические оболочки с когтями. Так он когтями пробил окно наружу, и с их же помощью вылеза на внешнюю стену вагона. Таким образом Гэбриэл вышел из зоны поражения, оказавшись "на свежем воздухе". Свежее некуда, глядя на то, какая метель сопровождала поездку. Когтями можно было очень надежно держаться за почти любую поверхность, так что Ван Хельсингу было надо всего лишь поработать немного руками, чтоб забраться на крышу и тут же пристрелить сектантов в засаде на следующей крыше. Уже затем, встав на крыше ровней и усточивей, вигилант пробежал немного назад, перестреляв тех фанатиков, что собирались перейти из предыдущего вагона в тот, на котором Гэбриэл сейчас стоял. Тогда он развернулся и побежал. Ван Хельсинг бежал вперед, перескакивая с крыши на крышу, чтоб поскорей добраться в крайний передний вагон. И все же впереди уже замаячили очертания зданий. Среди них - вокзал Кингс-Кросс. А учитывая большую скорость поезда, прибыть он туда должен совсем скоро, спустя минуту или две. Но это было не так важно, как необходимость поскорей добраться до "головы" поезда, зайдя тем самым в тыл к сатанистам.

+1

3

Музыка лилась мягко и ненавязчиво, становясь частью тишины, звучавшей в комнате без стен и дверей, состоящей из багрово-чёрного пламени. Тут не было света, но в нём не нуждались танцующие, ибо они видели много, много лучше так, нежели при свете мерзкого дня. Музыка лилась, вплетая свои ноты в окружающее их пространство, и, повинуясь ей, их тела кружились друг вокруг друга, без остановки и прерываний. Лёгкие улыбки на лицах, лишённые всякого намёка на бушующую в них жажду войны, голод битв, тоску по сражениям. Только улыбки и эти лица, едва-едва слышимые слова, простые и не возвышенные. Никакой божественности. Никакой изящности. Простое двое в окружении тьмы танцуют. Вальс, пускай это и старомодно, но лучше всех подходил для празднования кануна Рождества. Пока снаружи бушевал яростный снегопад, и погода собиралась испортиться ещё больше, закрывая всё снежными наносами. Зима обещала быть суровой, но тем и лучше, ведь под снегом не будет видно следов давних сражений, а сам Лондон приобретёт праздничный, здоровый вид. Ничто не будет напоминать о давнем безумии, что творилось здесь не так давно, даже по меркам людей. Теперь они праздновали, наслаждаясь спокойствием, которое им дало правительство, армия, сами люди. Ставили ели, пили яичный коктейль или горячий шоколад, пребывали в окружении любящей их семьи или празднично разодетых шлюх. В противовес им, Виктория Серас предпочла иной ассортимент праздничных символов, которым она собиралась уделить всё своё внимание. Коктейль из разных групп крови, горячая кровь и немного мяса, вместо ели - посаженный на кол низший вампир, празднично горевший огоньками из дырок от пуль, обвитый мишурой из собственных органов. И глубокий, воистину глубокий подвал, где было не так уж и много света. И танец душ, кружащихся в вечном движении музыки. Это был подходящий для девушки отдых после напряжённого месяца работы по очищению предместий Лондона от порядком разжиревшей нечисти. Маленький подарок, устроенный ей наёмником, искусство боя коего обязывало к умению шутить, ругаться, пить, курить и немного уметь танцевать. Сама Серас также не славилась изяществом, кружась вместе с Бернадотте по её же подвали. Танец, долгий и весьма радующий душу. Ничего иного, кроме него, лишь лёгкие ноты музыки и банальные слова. Каждый празднует Рождество по-разному, в том числе и дракулина. Но, по факту, сегодня её праздник обещал быть крайне, крайне кратким. Ибо когда зазвучали финальные аккорды, посторонний шум ворвался в эту грёзу реальности, разбив её на тысячу осколков. Телефон.
Вампирша открыла кроваво-красные глаза, сжав подлокотники мягкого кресла, в котором она пребывала всё это время, даже несколько удивившись самому факту своего пробуждения. Она не спала в гробу, да и вообще не дремала, обратив свой взор внутрь себя - и не сразу среагировала на звонок телефона, который буквально разрывался от своих трелей. Значит, звучал уже долгое время, раз смог пробиться сквозь естественную тишину, окружавшую девушку. Протянула руку, легко подкинув вверх трубку и прислонив к уху. Голос по ту сторону был спокойным, но быстрым, сжато передавая всю необходимую информацию. По несчастью, сэр Хеллсинг была в другой части Англии в связи с причинами, о которых знать не следовало, так что и приказ, и разъяснение ситуации исходили от оставшихся офицеров ордена королевских протестантских рыцарей "Хеллсинг". Мало подробностей, всего-лишь пара фраз. Упыри на Кингс-Кросс, команда уже выехала, замечен вампир. Нужна помощь. И более ничего, только это. А значит, толком и не знаешь, что это за кровосос и относится ли он к "Миллениуму", потому придётся выбирать оружие очень осмотрительно. После короткого и утвердительного ответа, полицейская прыжком поднялась из кресла, раскрывая массивный дубовый шкаф со своим арсеналом. "Харконнен", штурмовые винтовки, мощная снайперская пушка, даже гранатомёт. Арсенал за последние месяцы пополнился несколькими новыми образцами, поскольку приходилось реагировать на самые разные угрозы. Конечно, её два любимых ружья всегда могли раскромсать кого угодно, но иногда предпочтительней была безумная мобильность. Возможно, в этот раз всё будет также, вдобавок "Харконнен" после знакомства с водой плохо переносил холод и снег, а для полуавтоматической версии запас патронов был слишком велик. С учётом снегопадов, требовалось взять что-то поменьше, но с хорошей пробивной силой и скорострельностью. Вампирша недолго рылась в маленьком арсенале, которым обладала, покуда не выбрала достаточно достойные экземпляры. Всего два, конечно же, и солидное обилие патронов к ним. Пистолет-пулемет Steyr AUG A3 XS, доработанный "Хеллсинг" ради истребления вампиров. Увеличили калибр пуль, поскольку для стрельбы освящённым серебром требовалась немного иная конфигурация оружия. В отличие от "Харконнен", он применялся Серас не так часто. Но, всё равно, был настоящей, хорошей вещью. Связка гранат, пистолет и обоймы - собиралась так, словно шла на войну, прекрасно понимая, что большинство может не понадобится. Но, лучше не нуждаться и иметь, нежели иначе. Принцип был железным и оправдал себя в Уэльсе, когда Виктория притащила с собой гранатомёт. Кто же мог ожидать там появление великана? С тех пор приходилось продумывать большинство ситуаций наперёд, а потом уже действовать. Именно умение думать и анализировать, плюс ещё тысяча особенностей и навыков, отличали её от грязи - низших вампиров. По душу которого она уже выехала на служебной машине с неразговорчивым шофёром. Конечно, она могла и долететь сама, но на крыльях особо в такую погоду не полетаешь, вдобавок прыгать по крышам - значило резко увеличить время операции. Таким образом, Серас быстро приближалась по улицам к вокзалу Кингс-Кросс, который в то время уже стал зоной боёв.
Новые бойцы "Хеллсинг" были научены опытом двух старых команд, а потому в ближний бой не лезли, орудуя дробовиками и иными типами оружия, которое можно было бы снабдить разрывными снарядами. Держались разумно на расстоянии, блокировав выходы, отстреливая всю нечисть, что пыталась вырваться. Одна из платформ и вовсе была вместе со всеми упырями разрушена градом гранат, но вампира это не останавливало. Безумный, всклоченный, раньше он явно был не самым хорошим человеком. Когда подъехала машина и Серас вылетела оттуда пулей, пробив часть стены и приземлившись подле свои же, этот безумец как раз подозвал новую толпу гулей. К несчастью, попытки остановить прибывающие поезда проваливались втуне. Уже два состава были сожраны, а тупые чиновники из-за преград в форме погоды не могли остановить эту бесконечную мясорубку. Десять минут. И гора трупов, на которую сейчас безразлично смотрела полицейская. Обычный низший вампир, которому власть ударила в голову. На это даже грех пули тратить. Покачав головой, полицейская сложила пулемёты обратно в приспособленные для них ремни, легко перемахнув через ограждение верхней части вокзала - и приземляясь на платформу.
- Что, ещё один коп решил побыть героем? Ну давай, давай же, иди сюда, раз такая смелая,- осклабившись и нагло рассматривая её, бледный и худощавый вампир щёлкнул пальцами, посылая вперёд волну упырей. Обычные люди, даже без стволов, всего-лишь полчище мясоедов. Единственная их сила - количество. Они пали за секунду ещё на подходе к Серас, изрешечённые как бойцами "Хеллсинг", так и самой дракулиной. Пистолет всё же пришлось использовать. Поняв, что дела принимают скверный оборот, кровосос пытался отступить, прикрываясь упырями, но с появлением Виктории ситуация сделала резкий перелом в сторону людей. Количество живых мертвецов стремительно сокращалось, и, в конце-концов, остался только этот вампир.
- Что за кровососы пошли. Ни ума, ни стратегии. Только и горазд, что использовать трупы людей? Ни принять облик тумана, ни даже летучей мыши. Носферату?..нет. Ты просто жалкий кусок дерьма,- голос Серас постепенно становился всё грубее, а сияние багровых глаз было заметным постороннему взгляду. Она приблизилась почти вплотную к этой свинье, и на поле брани наконец-то воцарилась тишина. Её прервал автоматический голос диктора, объявлявший, что поезд из Йорка прибывает на такую-то платформу, но эта информация была безразлична дракулине. Только убийство. Методично, она расправилась с этим дрожащим ублюдком, оторвав ему руки и ноги, вырвав сердце из груди и скормив ему же. Два удара сердца, и он труп. Ей было нисколько не весело. Ерундовое дело, на которое её вытянули из подземелья, закончилось быстрей, чем она сюда добиралась. Повсюду были трупы, конечности, кровь. Уборщикам предстоит много работы, но полицейскую это уже не беспокоило. Она отвернулась от истлевающих останков вампира, уже собираясь уходить без прощаний, как знакомое чувство пронзило её иглой. Запах ладана, мирта, пороха и пуль. До ужаса знакомый запах, едва уловимый, доносился из останавливающегося в дымах поезда. Виктория Серас обернулась, и дикая, радостная улыбка-оскал исказила её лицо. Да, наконец-то, хоть какое-то веселье в этом оплоте скуки. Наконец-то, хоть что-то интересное! Он здесь. Близко, так близко, и теперь уже на её, её территории. Это будет весёлая, безумная встреча, когда будут говорить ружья, визжать люди и кричать монстры. Ожидание истомой наполнило хладное тело дракулины, которая выхватила два пулемёта, стремительно бросаясь к поезду. Глаза были широко раскрыты, лицо приобрело фанатичное выражение.
Ван Хельсинг был здесь.

+1

4

Ван Хельсинг быстро достиг "головы" поезда, и пробежал по его крыше. К счастью, покрытие не было скользким, так что и путь не был трудным. Мешал один только морозный ветер со снегом, дувший с огромной силой. Дышать в таких условиях было бы совсем проблематично, если б не плотная маска вигиланта, прикрывавшая рот и нос. А вот глаза приходилось время от времени прикрывать рукйо, при этом придерживать шляпу, чтоб не улетела, но кожа вокруг глаз все равно неприятно обмерзла. Ван Хельсинг отошел в сторону, чтоб пригнуться, зацепиться металлическими когтями за обшивку и с хорошего размаха выбить окно вагона. Стекло разлетелось и охотник влетел внутрь с его обломками, приземляясь с перекатом по полу. Обычные люди в такой ситуации паниковали, кричали и прятались. А вооруженные до зубов сектанты доставали свои стволы. Не все они, в прочем, успели сделать хоть один выстрел, так как Ван Хельсинг действовал быстрее, его реакция и рефлексы были острее, а про меткость можно даже не говорить. В каком-то смысле у вигиланта на это дело уже была набита рука, спустя столько-то лет работы. Когда сатанисты безвольно развалились по полу и на своих сидениях, а простые люди, которым пришлось пережить весь этот кошмар, зажались по своим углам, Ван Хельсинг внимательно осмотрел их. Некоторые упавшие тела еще дышали и шевелились, пытаясь подняться. Но эти усилия были тщетны - Гэбриэл травмировал их так, чтоб подвестись было весьма проблематично. Простой народ не рисковал делать лишних движений. Эти люди не знали, кто стрелял, за что и почему. Как минимум, им было страшно. И кое-кому еще, ибо внезапно Ван Хельсинг заметил среди них знакомое лицо, сощурив глаза. Человек прижался к стене, сидя за столом у окна. Медленно охотник подошел к нему поближе и приставил к лысеющей голове дуло пистолета, подергав им слегка, мол, "поднимайся". Мужчина двигался неспешно, как двигался б любой человек в такой опасной ситуации. Он выпрямился, глядя вигиланту в глаза. И тогда Ван Хельсинг понял, что он не ошибся. Во взгляде мужчины не было страха. Скорее злость. Видать, он был уверен, что сойдет за напуганного невиновного. Но было уже поздно играть эту роль - его разоблачили, и он это понимал. Ван Хельсинг протянул свою руку к крысолицему, все еще держа пистолет у его головы.
- Ключи, - потребовал охотник серьезней некуда. К счастью, говорить сатанисту дважды не пришлось. Он достал требуемые ключи и вручил их вигиланту, не спеша рисковать своей жизнью лишний раз.
- Молодец, - сказал Ван Хельсинг и резко опустил пистолет. Раздался выстрел - это Гэбриэл прострелил сектанту колено. Не смертельное ранение, хотя и очень болезненное, зато с таким змееныш не сможет преследовать вигиланта, даже если ему очень захочется.
Путь по вагонам назад был куда спокойней. Ван Хельсинг переходил из одного в другой, пока при его появлении люди каждый раз сжимались от страха, а лежащие обезвреженные фанатики плевались проклятиями рядом с трупами своих собратьев по вере. Без единого выстрела вигилант добрался обратно до грузового отсека, убедившись перед этим, что верзила не успел выбраться чудесным образом из туалета. Дверь вагона снова отворилась, но на этот раз его там никто не встретил - ни сектанты, ни жертвы в клетках. Самих клеток не было. А обелиска, что стоял рядом с ними - и подавно. Выругавшись про себя - ибо запрета не было - Гэбриэл сорвался на бег. Последние несколько минут он чувствовал, как поезд ожидаемо замедляет свой ход, а теперь и вовсе остановился. Ван Хельсинг на большой скорости пробежал через все вагоны, какие еще оставались, но никого не нашел. Было уже поздно. Велик был шанс потерять культистов с их грузом в толпе людей, ожидавших снаружи. И все же почему-то шум, который Ван Хельсинг слышал, не был похож на говор людского стада. Он выглянул в окно, ожидая увидеть привычную картину для людных вокзалов - но следы крови и трупы на каждом углу вперемешку с солдатами явно в эту картину не вписывались. То, что здесь произошло, можно было описать одним словом - "бойня". В какой-то миг вигилант позабыл о неведомо как скрывшихся сектантах, ведь произошедшее на вокзале было чудовищно - он подбежал к ближайшему выходу, открыв тяжелую дверь вагона наружу. Гэбриэл быстро перекрестился, прошептав фразу на латыни, которую он повторал раз за разом вот уже столько лет. И вдруг оказалось, что на Кингс-Кросс его встречала не только кровавая баня.
Серас. И как он умудрился забыть об этом, когда брал поручение? Англия теперь - территория операций Хеллсинг. С каких пор так было - Ван Хельсинг безбожно пропустил, но сейчас это было и не важно. После памятного задания в Баварии Гэбриэл не отставал от кардинала, распрашивая его о этом ордене королевских протестантских рыцарей, и спустя недолгое время, он узнал о Хеллсинг достаточно. Конечно, эта организация была секретной, но организация по соседству со Святым Орденом - Искариот - знала о Хеллсинг не понаслышке. Искариотов Ван Хельсинг никогда не любил, так что, когда он узнал о их борьбе с Хеллсинг, к последним вигилант проникся чуть большим теплом. Да, на них работали вампиры, но они хоть не были безумцами, устраивавшими кровавые крестовые походы. Вот она, ирония. Что же до Серас - о ней он ничего особо не спрашивал, и так раньше видел все сам. Ван Хельсинг просто выкинул дракулину из своих мыслей, чтоб не морочить себе голову. Он ведь не думал, что увидит ее снова так скоро.
Только увидев вампиршу, охотник сжал пистолет в своей руке покрепче. Когда же она побежала, времени оставалось мало, ибо вампиры - быстрые ребята. Отточенным до автоматизма движением вигилант крутанул ствол в руке и сделал два выстрела, подобно лихому американскому ковбою. Первая пуля пробила пол точно перед ногами вампирши, а вторая улетела куда-то чуть в сторону - разбила голову упырю, что как раз начинал подниматься с земли. Серас, в свою очередь, тоже успела выстрелить, но, к своему легкому удивлению, Ван Хельсинг не ощутил боли. Все немного прояснилось, когда позади послышался грохот от падения тела - это один из сектантов пытался подкрасться к охотнику сзади с ритуальными кинжалом в руке. Гэбриэл посмотрал на эту картину через плечо. С развороченной в кровавое месиво шеей он уже точно не встанет.
- Доброе утро, - сказал Ван Хельсинг, когда повернулся к Виктории и поправил свою шляпу в приветственном жесте. Выражение это было невозмутимым, но в то же время в нем было столько же сарказма, сколько иронии в служащих людям вампирам. Едва ли после случившейся резни, где людей убивали, как скот, это утро было добрым. Охотник не стал спускать ступеньки к платформе, он просто спрыгнул на нее, тряхнув теплой верхней одеждой и арсеналом оружия за ней.
- Какого черта здесь произошло?

+1

5

Быстрее, быстрее, быстрее! Шагай быстрее, шаг за шагом, бег за бегом. Без остановок, без промедления! Дыхание с хрипом вырывается из груди заторопившейся вампирши, которую не остановили ни шальная пуля у ног, ни, тем более, пуля над головой. Смерть упыря она заметила, зафиксировала, и среагировала, выпустив достойную очередь из пулемёта, чуть правее Хельсинга. Бошку подкравшегося к нему рябого сектанта попросту снесло напополам, открыв красивый вид на слабенькие мозги, уродливое содержимое головушки. Мясо, конечно, не могло убить Ван Хельсинга, но вот ранить вполне, а он тут явно не просто так. Серас вполне рассчитывала, что он пожаловал по её душу, в связи с перетряской информации, ибо вряд ли он заявился бы на её территорию, не обладая всеми знаниями о "Хеллсинг". Так что, его появление здесь было весьма понятным, как и предполагаемая причина. Но, судя по сектанту в рясе, тут вряд ли всё было завязано на вампирах. Между прочим, говоря о кровососах: улыбнувшись до одури широко и широко раскрыв глаза, что придало ей жуткое выражение, Виктория развернулась, парой очередь добив остатки упырей. Они не сдохли, когда пал их хозяин, а значит, тот явно был укушен кем-то из "Миллениума", либо случайно обработан. Так или иначе, явно одна из недоделок, а значит, можно было не беспокоиться. Во всяком случае, лично дракулине, поскольку Гэбриэлу немного не повезло. Он попал в самый разгар операции, и два десятка стволов сверхсовременного оружия были направлены на него. Лазерных указателей было просто море. Девушка не удержалась, состроив невинно-виноватое выражение лица, разведя руками, в которых она держала пулемёты.
- Добро пожаловать в "Хеллсинг",- фраза вышла крайне пафосной, особенно для полицейской, которая, прямо-таки ощутив этот избыток эпичности, развернулась, помахав своим же с той самой невинной улыбкой, которая бывает у пышногрудых девушек. Ну как такой отказать? Шаблонно же. В конце-концов, она была старшей в ордене, покуда не было сэра Интегры, так что стволы опустили, и действительно быстро. Команда бойцов протестантских рыцарей разделилась - половина блокировала входы на Кингс-Кросс для гражданских и репортёров, другая утилизировала трупы. Оперативно, жёстко, с знанием дела. Упырей лишали голов, сердец и просто сжигали, обливая святой водой и стреляя серебром. Что не говори, а смена умная растёт, надёжная, но внимания на них вампирша особенно не обращала - лишь смотрела на своего охотника с тем же диким выражением лица,- один из кровососов зарвался, пришлось его ликвидировать. Как итог, десятка два трупов. Типичная статистика для тех, кого вычисляют слишком поздно. Ну а что ты-то тут забыл? Принёс подарок мне на Рождество? Ещё одно безумное веселье? Ну скажи да, скажи!- Серас буквально закружилась вокруг Ван Хельсинга, с воистину детской беззаботностью и надоедливостью пытаясь выспросить у него, чего ради он тут появился. В конце-концов, то вряд ли было из-за неё. Сектанты. Каббалисты? Или кто-то хуже? Дурачилась снаружи, раздумывала внутри. Виктория, возможно, и была несколько наивной в некоторых вопросах, но вот тупой - никогда. И потому, кружась вокруг охотника, не упускала из внимания залу. И первой заметила припозднившегося засранца из числа тех кого не успел замочить Гэбриэл. Во всяком случае, когда он бросил что-то чёрное и продолговатое прямо к ним, вампирша прыгнула назад и вверх, приземляясь на крышу вагона. Это была не граната, как оказалось, но резная фигурка из, судя по цвету, чёрной кости. Приглядевшись, Серас могла различить формы некоего зверя, но не успела заметить детали: фигурка треснула напополам, выпуская наружу поток чёрной слизи, которая обретала знакомые контуры. Вряд ли это было естественным существом, скорее неким монстром. Длинное туловище на коротких, когтистых лапах с длинным кнутоподобным хвостом. По-змеиному длинная шея заканчивалась зубастой пастью без глаз и носа, а было оно где-то с человека. Крупного человека. Древняя тварь из сатанинских книг. Ургант, низший демон-пожиратель. Уж не пойми откуда он тут взялся, но, в отличие от обычных копов, ребята из ордена королевских протестантских рыцарей были намного лучше их. Незамедлительно оставили дело, используя дымовые гранаты, чтобы отступить на большое расстояние и занять выжидательную позицию. Типичная тактика "Хеллсинг" - дать Виктории Серас влезть в драку и прикрывать её, не получая взамен никаких коварных ударов. Она оправдывала себя уже который год, и вампирша не злилась. Просто вскинула два пулемёта, выпуская длинные очереди в монстра, будучи спокойной, холодной и внимательной. Она не улыбалась. Сейчас было не до безумия битвы. Тварь была слишком чуждой, и дракулина явственно ощущала эту инакость. Чудовищу место в могиле.

+1

6

Да, приветствие в виде дул, нацеленных на него, Гэбриэл получал часто. В который раз уже Ван Хельсинг попадал в такую ситуацию? Стоит прибыть в какое-то место, где людям отчаянно требуется помощь - а они этого могут порой даже не знать - как эти же люди тебя окружают с оружием в руках и грозятся убить на месте. Очень мило, с учетом того, что эта процедура повторяется еще в девятнадцатого века, а сейчас был уже двадцать первый. Ван Хельсинга забавляло все же наблюдать за тем, как мечи и щиты в руках недалеких превращались в пистолеты и винтовки. Прямо сейчас он видел, как множество красных точек появилось на кожаном плаще. При этом он не видел, но знал, что еще несколько наверняка у него на небритом лице и шляпе. Его могли изрешетить пулями в любой момент, но для этого не хватало, очевидно, одной детали - команды. Это было одной из множества причин, почему Ван Хельсинг под всеми прицелами не то, что не испытал страха - он даже не дрогнул. Вигилант чуть не усмехнулся, когда в его голове проскочила быстро мысль, что Серас и сейчас могла оценить этот несгибаемо ровный стук сердца. Глядя в свою очередь на Серас, и слушая ее слова, Ван Хельсинг опустил свою маску к шее, приподняв брови. Он был уверен, что эти люди его не убьют. Так повторялось из раза в раз. Всегда.
- Если это попытка меня завербовать, то я работаю сам на себя и один... - ответил охотник на первую реплику девушки, - ...обычно.
Как он и думал, приказа открыть огонь не последовало. А вот обратный ему был очень кстати. Ожидаемо. В такие моменты Гэбриэл думал иногда, не боронит ли это каждый раз Господь свою Левую Руку. И Ван Хельсингу мог снова ходить свободно. Однако стоило ему сделать только два шага, как Серас лично блокировала дальнейший путь. Слушая ее, вигилант остановился и закатил едва заметно глаза, промассировав лоб. Он лишний раз оглянулся, пока тем временем вампирша мелькала тут и там в его поле зрения. Само собой, ему было жаль все эти несчастные души. У этих людей были семьи, родные и близкие. Все они этим утром лишились частички своей жизни, и вскоре познают горе утраты. Но Ван Хельсинг уже однажды дал себе самому понять - люди гибнут каждый день. И от старости ему неведомой, и от лап чудовищ. Так устроен этот мир, спасти всех невозможно. Лишний раз прокрутив эту мысль в своей голове, вигилант вернулся к крутившейся рядом неугомонной Виктории.
- Боюсь, сегодня Санта Хельсинг без подарка, - хмыкнул Гэбриэл, так как изначально не собирался шутить, - Пришел навестить. А вместе со мной целая секта нелегальных попутчиков и несколько их пленных. Половина секты лежит в поезде, другая непойми как сбежала в Лондон с пленными.
Ситуацию вигилант пояснил, он считал, понятно. Ван Хельсинг не упомянул о том странном черном обелиске, так как просто забыл о нем на фоне всего приосходящего, да и он толком не знал, что это за штука такая.
- Так что я тебя порадую - да, - остановил внезапно вигилант дракулину, хлопнув ее легонько по плечу, - А ты, я вижу, сильно по мне скучала.
Вот он сделал еще один шаг, но в этот же миг на пол рядом с ними приземлилось нечто продолговатое и черное. Следуя инстинктам самосохранения, Ван Хельсинг отпрыгнул в сторону - действительно, вдруг граната. Но взрыва не произошло, а вместо этого резная фигурка раскололась, выпуская черную, как смоль, жижу. Теперь Ван Хельсинг догадался, что это было вместилищем демона, еще до того, как тот сформировался полностью. А это значило, что здесь нужна другая пара пистолетов, которая потяжелее. Пока еще вигилант не встречал ни одного демона, которого не убили бы омытые святой водой серебряные пули. Оперативники Хеллсинг уже кинули свои дымовые шашки, Серас в лучших традициях поливала тварь подавляющим огнем. И на фоне всего этого Ван Хельсинг, вооружившийся двумя большими стволами, сделал пару выстрелов сперва в голову и еще один в шею. Чудовище взвыло, превращенное в решето усилиями двух охотников, и свалило голову на пол, медленно испуская дух. И тогда внезапно что-то хрустнуло. Это задняя часть демона отделилась от тела, ощетинившись зубастой пастью в том месте, где раньше соединалась с другой половиной. Тут же новорожденная тварь помчалась к Ван Хельсингу, щелкая брюхом-челюстями, но добежать не успело - еще несколько метких выстрелов убило нечисть.
Когда Ван Хельсинг расправился с сатанистом, выпустившим демона к свободе, он поправил шляпу и гриву темных волос под ней. Этого Гэбриэл тоже не убил, только крепко вырубил. Тогда он понял, что вмешательство "Хеллсинг" могло лишний раз помешать ему доставить виновных в Рим. В конце концов, Серас наверняка не оставит без внимания, зачем ему эти люди и куда он их собрался вести. Это был случай, когда выбирать приходилось между возможностью в кой-то веки выполнить пожелание кардинала и секретностью Святого Ордена. Не сказать, что это выбор сложный.
- Забирайте сброд в поезде, если нужно. Допросите что ли, - махнул рукой Гэбриэл, - А мне нужны записи видеокамер по периметру вокзала и ближайшая гостинница, где я смогу отдохнуть днем.
Уж в чем-чем, а во сне Ван Хельсинг пока еще нуждался, хотя бы в минимальном. Все зло обычно творится ночью, так что и борец со злом бодрствовал ближе к ночи.
Спустя некоторое время Ван Хельсинг стоял неподалеку от перекрытых проходов на Кингс-Кросс, у которых все больше росла толпа обеспокоенных людей, ожидавших своих родных и друзей, да и просто желавших попасть на свой поезд. Совсем скоро сюда наверняка прибудет пресса и снимет репортаж о перекрытом вокзале и недовольных людях. А Гэбриэл говорил по телефону. Здесь хотя бы связь никто не перекрывал, а звонок телефона, используемого Орденом невозможно было отследить даже навороченными устройствами современности.
- ...погоди-погоди. Хочешь сказать, что "Хеллсинг" вмешались? - вопросил Август.
- Вроде того. Не уверен, затормозят они мою работу или ускорят, но надеюсь, что Серас как-то поможет.
- Серас? Это та вампирша, которая незнамо зачем протаскалась с тобой по Баварии? Ты уверен, что она тебя не преследует, чтоб выпить твою кровь?
- Уверен. Более-менее... Август, передай то, что я сказал, кардиналу, не валяй дурака. Если в том районе есть кто-то из наших - пусть вмешается.
- Да-да, передам. Буду ждать следующего отчета.
И на этом звонок был окончен. Ван Хельсинг лишний раз отчитался о произошедшем и, конечно, понимал, что кардинала такие новости совсем не устроят, ведь все шло совсем не по плану. Но, в конце концов, когда хоть одно поручение выполнялось точь в точь согласно плану? Оказалось, что сектанты ушли в сторону северных жилых кварталов. Это было очень неудобно для преследующих, так как сатанисты были все еще обычными людьми, они не так выделялись в толпе, как чудовища, которым поклоняется секта. На улице тем временем все так же шел снег, много его. Когда недавно упомянутая Виктория Серас оказалась неподалеку, вигилант спрятал телефон в глубокий карман, застегнув его, и выпрямился.
- В последний раз я был в Лондоне в 1969-м, - начал вигилант отстраненно, попутно натягивая на лицо свою маску, - Пойдем, покажешь, что изменилось.

+1

7

Перестрелка длилась недолго, в конце-концов тварь была слишком маленькой, чтобы выдержать объединённый натиск двух охотников и целого отряда бойцов ордена "Хеллсинг". Конечно, в плане выживаемости протестантские рыцари слегка подкачали, но вот с вооружением у них порядок, а она, Виктория Серас. день и ночь старалась, натаскивая новое поколение отрядов быстрого реагирования, равно как и охраны. Два нападения подряд, горы трупов, это повод задуматься о выборе методик тренировок и противодействий. Так что сейчас вампирша была вполне себе горда относительно своих бойцов, которые успешно расстреляли едва ли полмагазина, как эта тварь сдохла. Правда, от неё тут же отделилась меньшая, что стало кратковременным сюрпризом, ибо пара метких выстрелов покончила с ней. Ожидаемо, хотя пистолетам Гэбриэла далеко как до "Касула" и "Шакала", бывших на вооружении у мастера. Оружие так и осталось, после той ужасной бойни Лондона, и находилось в сейфе. Серас не рисковала его трогать, а люди попросту не могли использовать. Надо будет показать как-нибудь Хельсингу, чтобы удавился от зависти. Так и так, это весьма полезная эмоция, которую надо развивать. Временами. Но не сейчас: монстр был повержен, однако половина секты, по словам охотника, пребывала на свободе. Не вопрос, поймаем, главное лишь то, куда они отправились. Разумно предполагать, в ту сторону, где их трудно будет обнаружить. Под город, в тайное логово, или просто затеряться в толпе? Да и цель, с которой тут секта оказалась, Гэбриэл тактично опустил, что уже беспокоило. Ведь уже доказано - что Серас, что Хельсинг вызывают катастрофы международного масштаба, а если оказываются рядом друг с другом, то смело выходят на межнациональный уровень. Значит, где-то, уже не так далеко отсюда, может произойти нечто ужасающее в своей фееричности. Потому дракулина не стала препятствовать деятельности охотника, а сразу же бросилась выправлять ситуацию. В частности, после зачистки вокзала бойцы схватились за сектантов, волоча их в наручниках из посеребренного металла. "Хеллсинг" тоже не идиоты, чай знают, как надо нечисть перевозить. В частности, таких вот отморозков, пытавшихся даже бросаться на ребят. Пара ударов прикладом быстро их успокоили, а погрузить пленников в машины было достаточно просто. Стандартная версия прикрытия - террористический теракт. Сейчас никого этим особенно не удивишь, удобное объяснение такой безумной резне. Люди. Вроде бы не так много времени прошло, когда умерли три миллиона местных жителей, а для них убийство двадцати человек - уже бойня. Да, мельчают люди, мельчают, но ничего не поделаешь!..достаточно просто удалось замять эту ситуацию, а попавшихся уродов-демонопоклонников заслать в особенные казематы ордена королевских протестантских рыцарей, где их возможная демоническая магия была бы бесполезна.
Потому, выбив соответствующий доступ из начальства вокзала путём телефонного разговора и грозного голоса, Серас выскользнула с Кингс-Кросс прямо в снежную ночь, вдохнув морозный воздух. Да, погодка не подкачала, а потому придётся немного замаскироваться: тёплое пальто с высоким воротом, закрывающее лицо, и шарфик, разумеется с шапочкой. Всё - лёгкого розового оттенка, достаточно нейтрального, чтобы не обвинили в милоте и восславлении этого новомодного сериала про единорожков. Или пони?..Нет, ей гроб был милее, и Виктория не собиралась ни на что смотреть. Но старый наряд ей нравился, особенно тем, что не шибко привлекал внимание, да и клыки можно было спрятать. За спиной у неё уже не торчало пулемётов, а верный "Харконнен" переживал в подвале за своё здоровье. Так что, весь кругозор взглядов привлекал к себе только Ван Хельсинг, которого заочно окрестили педофилом и извращенцем. Но лондонцы были нейтральны, и держали лица. Да, многое изменилось в городе, но больше в людях. Их норов стремительно сужался, даже как-то упрощался. Потребности оставались прежними, однако желания иного рода попросту гасли. Купи-купи-купи - кричали везде вывески, на разные лады и с разным ударением. Но суть была одна. Вампирше даже как-то грустно стало, так что она не сразу ответила на слова охотника.
- Хотя бы не в 1999-м, иначе ты бы приезжал ко мне на каждое Рождество. Три миллиона трупов с лишним. Хорошая была война. И ужасная,- ответила она, фактически пробурчав, весьма недовольная своим существованием вне тёплого, шёлкового гробика. Ну, что поделать, все любят комфорт, особенно дракулины. Правда, Хельсинг бы не оценил такую красоту, так что она достаточно широким жестом повела его в сторону ближайшей гостиницы. Северное направление. Угадала или подслушала? Кто знает, но сперва она решила устроить истребителя чудовищ на постой. Спокойней будет знать, куда высылать команду чистильщиков, особенно после его поездок,- Кингс-Кросс Отель. Может, дороговато, но в нужной части города. Пара минут ходьбы. В такую погоду никто не будет никаких сатанинских ритуалов творить. А завтра днём можно уже будет начать поиски. Мало ли кто из них расколется, пленников. Ну, а если мои не разобьют, то уже я. В особняк, само собой, не приглашаю, свяжусь сама,- говорила на ходу, быстро передвигаясь по мрачной улице, лишённых большинства людей, толпа которых осталась у вокзала. Правда, и она уже начала рассасываться. В конце-концов, орден работал оперативно, и Виктория не могла нарадоваться подобному факту. Тем не менее, косые взгляды для обладателя широкополой шляпы остались, особенно когда вошли в гостиницу. Хватило лишь пары фраз и немного обаяния Серас, чтобы выбить номер подешевле, но с приветом от удобства. Хотя, конечно же, платить за Ван Хельсинга она не стала, нагло ввергнув его в расходы.
Дракулина она или нет?

+1

8

Однако, видеть Викторию Серас в розовом было тем еще впечатлением. Здесь снова работал устаревший ныне ряд ассоциаций, в котором вампир идет обязательно рядом либо с мрачной, либо с неприлично вычурной одеждой. Со своей формой и мрачной аурой дракулина еще вписывалась под первый вариант. Теперь же, глядя на нее, Ван Хельсинг даже на половину избавился от ощущения, что рядом с ним шагает жадное до крови чудовище в юбке. Как если бы двое более-менее обычных людей гуляли по улице по жилым, но не очень людным сейчас кварталам. Более-менее обычных в основном из-за Ван Хельсинга, чья одежка была настолько старомодной, что привлекала к себе лишний раз глаза посторонних. В прочем, люди - странные существа, у каждого свое на уме. Пока у кого-то в мыслях возникали совсем абсурдные теории по поводу вигиланта, кто-то мог его вообще принять за ковбоя с какого-нибудь американского Дикого Запада - как ни крути, а широкополые шляпы с масками там были еще в моде среди подобных.
Лондон определенно изменился в глазах Ван Хельсинга, и изменился в лучшую сторону. Он помнил этот город еще с тех времен, когда само его название ассоциировалось с грязью, вонью помоев, темными и неприветливыми улицами. В те времена, когда Гэбриэл попал в Лондон впервые, даже Биг-Бен казался еще относительной новинкой. Но с прошествием времени охотник, посещая Лондон, смотрел на башню, как смотрел бы на себе подобных, существуй они в этом мире. А улицы с домами казались привлекательней. Связано это не с лучшими временами - военными - когда множество городских построек было попросту уничтожено, а после войны бездомие стало бросаться в глаза куда чаще и сильней. Но результат восстановки говорил за себя сам. На этот город было приятней смотреть. Не создавалось такого ощущения, что за каждым поворотом может ожидать вампир, оборотень или сумасшедший алхимик с раздвоением личности... Увы, в упомянутом 1999-м город потерял около трети своего населения. Однако время идет и лечит раны. Даже такие тяжелые, как эти.
- Слышал про ту резню. Много, - ответил несколько прохладно Ван Хельсинг, не сбавляя шага, - Не думал, что война вообще может быть хотя бы от части хорошей. Еще и с такими потерями.
Упрекнуть Викторию было делом скорее морали, чем личного желания. С одной стороны вигилант понимал, что вампирше, возможно, было наплевать на потери населения - не исключено, что для нее эти люди были просто ходячими пакетиками с кровью, которые запрещено вскрывать. С другой же им надо было как-то потихоньку находить общий язык. А для этого не мешает иногда показывать свою позицию, свое мнение друг-другу, чтоб понимать, с какой личностью ты имеешь вообще дело. И было еще кое-что, что не помешает прояснить.
- Мое дело - единичные случаи, а не кровавые баталии.
И этим было все сказано. По дороге охотник слушал девушку, но в то же время оглядывался. Примечал детали. Модные тренды. В конце концов, вникал в мир, который каждый день был вокруг него. Но Ван Хельсинг зачастую просто обходил его окольными путями - не было времени на слежку за современностью, когда ты гонишься за очередным оборотнем или шайкой вурдалаков.
- Цена - не проблема, - поспешил заверить Гэбриэл дракулину, - Отставить "завтра днем". Сегодня ночью. Что-то мне подсказывает, что культисты не станут праздновать Рождество. Выследим их и поставим в угол. В этом году они себя плохо вели.
Однако с выбором гостиницы Ван Хельсинг не спорил и не видел в оном занятии никакого смысла. Кингс-Кросс Отель так Кингс-Кросс отель. Добравшись до туда, вигилант продолжал ловить на себе эти косые взгляды людей вокруг. Назойливая деталь, конечно, но терпимая. Раз Серас вызвалась выбивать номер лично, то Гэбриэл не собирался ни коим образом ей мешать. Он просто стоял у ресепшн рядом да поглядывал по сторонам время от времени. Снова примечал детали. Вот Виктория наконец пришла к соглашению с мужчиной, стоявшим по другую сторону стойки. Оставалось лишь дождаться, когда помощник принесет ключи из соседней маленькой комнатки. И тогда Ван Хельсинг заметил, как обслуживающий настойчиво на него смотрел. В ответ вигилант фирменно приподнял бровь, мол, "Чего уставился?". Беззвучный диалог продолжился, когда мужчина стал стрелять взглядом куда-то вверх. В непонятках Ван Хельсинг поднял глаза так же вверх и внезапно обнаружил там что-то зеленое с красными крапинками - омела, без сомнения. Вигилант посмотрел на Серас рядом. Она была очень красивой девушкой, и ведь знала это. К тому же, ее не совсем повседневный наряд придавал вампирше какой-то большей... Человечной привлекательности что ли.
Однако было одно "но".
- Нет, - вслух выразил свою мысль Ван Хельсинг с нотками стальной непоколебимости в голосе, сделал шаг в сторону и достал кошелек, чем явно разочаровал обслуживающего. Красивая или не очень - все равно она была кровососом, а знал это только охотник. И он едва успел преодолеть свои предрассудки к этим существам, общаясь с Серас. Такой шаг был бы уж слишком кричащим.
Ключи как раз принесли, и Гэбриэл оплатил свой номер, лишний раз поблагодарив Викторию за то, что она его сюда проводила. Но это был момент, в который, как он ожидал, им придется разойтись на время - Ван Хельсинг отдохнет в номере, а Серас в гробу, как и положено. Однако прежде надо было позаботиться кое-о-чем - совсем скоро на связь с Ван Хельсингом вышел человек по имени Дэйв. Дэйв оказался местным представителем Святого Ордена, так что скоро они договорились встретиться у входа в Кингс-Кросс Отель, где Дэйв был должен передать вигиланту запрошенное снаряжение - ружье для миникамер и небольшой ноутбук к ним. Только тогда Ван Хельсинг наконец остался один в номере и поспал какое-то время, пока за окном бушевала снежная погода.
Будильник сыграл вовремя. Ван Хельсинг от этого звука поднялся и тут же выхватил пистолет с которым спал. Когда он убедился, что это действительно был всего лишь будитльник - работа продолжилась. Это был уже почти поздний вечер, так что пора действовать настала. Вооружившись ружьем с миникамерами, Ван Хельсинг вышел на улицу, припрятав оружие за плащом. Понадобилось некоторое время, чтоб вычислить самые важные места, с которых будет удобно вести наблюдение, и еще время, чтоб меткими выстрелами незаметно зацепить миникамеры в этих местах - в основном на крышах. К счастью, выстрелы были тихими и вряд ли их кто услышал, когда все уже собрались в своих домах, готовые праздновать Рождество вместе со своими семьями в теплом кругу у камина. На улицах никого почти не было, так что, если сектанты и покажутся, то наверняка покажутся скоро. С этой мыслью в голове Гэбриэл вернулся в свой номер и включил ноутбук, наблюдая внимательно за изображениями камер. Попутно же оставалось ждать только Серас, выйдет она действительно на связь или сразу придет.

0

9

Служащий гостиницы был самым обычным человеком, на которого легко воздействовать, даже имея не самый обширный опыт в гипнозе вампиров. Но уж что-что, а дракулине то не было необходимо, поскольку в её арсенале были два средства, подчас срабатывающие лучше игр разума: внешность и деньги. Мало кто из обычных людей мог отказать миловидной Виктории Серас, особенно если она улыбалась, не показывая клыков, всячески показывая свою наивность. Ну а про солидные счета "Хеллсинг" не стоило и говорить, пожалуй, иначе бы откуда у ордена был такой впечатляющий арсенал? Но, так или иначе, а хватило только внешности. Во всяком случае, пара невинных слов о друге из-за границы, хлопанье ресницами и немного шарма сделали своё грязное, чёрное дело. Держа в руках ключ с номерком, Серас без лишней торопливости отходила от стойки, достаточно быстро оказавшись подле Ван Хельсинга. Отдав ему ключ, задумчиво поправила сумочку, ища в огромном наборе вещей, в виде связки гранат, штык-ножа и телефона самый обычный клочок бумаги. Да, даже у вампирш есть сумочки!..к тому же, это не выбивалось из образа, так что Серас не отказалась по пути прихватить такой предмет гардероба. Правда, где она его прятала всё это время - останется за кадром сей грустной комедийной истории. Важно лишь то, что омелы девушка не заметила, а потому, услышав отказ незнамо отчего, подняла голову, одновременно изгибая в немом вопросе брови. Поняв же, что Хельсинг не раскошелится на объяснения, пожала плечами, уже доставая бумажку. Быстро начертала номер собственного телефона - ясен упырь, линия защищена, а аппарат не регистрируется на земном шаре - протягивая клочок с ним охотнику и так же вручая.
- Если слишком задержусь, набери, отвечу - надо немного поработать с допросами. Ну, скоро увидимся!- подмигнув и изобразив двумя пальцами уже знакомый жест мира и веселья, Серас, гремя ботинками, торопливо выбежала из гостиницы, на ходу исчезая среди немногочисленного люда, бродившего по серым улочкам Лондона под снегопадом. Увы, но бронетраспорт не остановился бы вот так просто, не завернул бы за неё, а потому вампирше пришлось немного пробежаться по крышам, легко забравшись по стене самым банальным бегом, ровно. В конце-концов, её балансиру позавидовал бы самый пьяный канатоходец, и вдобавок, прыгала она очень даже хорошо. Перемахнуть через низкий козырёк, перекатится по снегу и вперёд. Нагнать отряд "Хеллсинга" удалось достаточно быстро, легко приземляясь на металл люка. Рванув на себя, прыгнула внутрь, заметив тучу стволов, направленных на себя. Невинно улыбнулась, показывая клыки и всё тот же жест, быстро успокаивая бойцов. Конечно, они её знали, но им платили за опыт, а тот предопределяет наличие осторожности. А любой, забравшийся на машину ордена, мог оказаться и врагом: после двух нападений и многочисленных операций, инстинкты у ребят работали легко и безотказно, а подгонять их даже не требовалось. Так что, без лишних слов, вся бригада вернулась в особняк - знакомить пленников с обильным убранством местного аналога тюрьмы. Удобств никаких, только мрачные стены, зато никаких проблем с цепями и отсутствием всяческого гуманного отношения. Пробили по базам мира всех и каждого, быстро рассчитавшись с мелочёвкой. Однако, те и сами явно были новичками, так что после пары "бесед" начали верещать, как умалишённые, без остановки и особенно внятных пояснений. Благодаря такому свойству мяса пушечного трепаться по поводу и без, удалось найти самого старшего сектанта в пойманной группе, и вот тот-то выдержал все пытки допроса. Без исключения. "Хеллсинг" не славился милосердием к различного рода нечисти, а секта подходила именно под эту категорию, но даже их агрессивные меры не принесли результатов. Виктория Серас, уже избавившись от розовой одежды и пребывая в обычной кроваво-красной форме, со скрещенными на груди руками наблюдала за допросом с другой стороны затенённого стекла. И вздыхала про себя, поддерживая Бернадотте в мнении относительно нецелесообразности дальнейших процедур. Иначе говоря, когда мастера пыток отступились от лысеющего гражданина Йорка, в камеру к нему вошла вампирша, с невинной, немного глупой улыбкой. Правда, его это не обмануло.
- Носферату, Виктория Серас. Собственной персоной. Пришла вовсю ломать моё тело? Напрасный труд и трата сил - которые должны служить войнам, а не какому-то человечеству,- подвигав руками в оковах, с ухмылкой подметил сектант, глядя снизу вверх на Серас, хотя и явно пытался смотреть свысока. Полицейская ничего не ответила, спокойно опустившись на табурет напротив него, опустив локти на стол и подперев правой рукой голову. С всё той же спокойной, вдумчивой миной смотрела на сектанта, не произнося лишних слов. А тот вовсю изголялся над ней, всё также вещая про силу, про войны, про всё то, что мог бы сказать только один человек. Но его, этого монстра-машины, уже не было, и, честно говоря, куску мяса напротив него было далеко до Майора. Слишком далеко. Ни безумия в голосе, ни зажигательного построения монологов. Дешёвка, подделка, как и все вампиры того киборга. Увы, но тут ничего не попишешь, придётся пойти на маленькую крайность, и наёмник в вампирше уже был готов действовать. Поэтому, было не удивительным, что лишь через пару минут Виктория начала действовать. Стол словно сам по себе ухнул в стену, а старший из каббалистов прижат к стене, удерживаемый за шею крепкой хваткой вампирши. Гортань сжата в пальцах почти до хруста, словно её собираются вырвать.
- Раз ты знаешь обо мне, кусок дерьма, то должен понимать - я не буду ломать твоё тело. Ты и без этого мне всё расскажешь,- длинный красный язык прошёлся раз по шее этого сектанта, выдавая некий экстаз, а заодно играя устрашающую роль. Лысый явно сдулся, поняв, какой Ад его ждёт через мгновение. Он раскрыл рот, попытался крикнуть, но клыки вонзились с хрустом ему в шею. В отличие от большей части вампиров, у Серас все зубы были клыками в нужные моменты, так что место укуса представляла собой кровоточащую бездну. Девушка пила кровь щедрыми глотками, прижимая мужика к стене, и уже пытая его, пытая, вычерпывая всё, что он знал. Бесполезный кусок мяса, с помощью Бернадотте незамедлительно ставший частью единой массы душ. Неделимый, но хотя бы немного полезный. С шумным вздохом, дракулина оторвалась от человека, что рухнул кулем мяса к её ногам, облизывая губы. Как ни странно, вкус был изумительным. Вот что значит - скрытые достоинства. Будь она чуть нетерпеливей, то уже бы распотрошила этот труп, просто из гастрономических интересов. Но, увы, время требовало своего внимания, а они итак провозились с допросами. Именно потому, покрытая кровью Серас, развернувшись к стеклу, в молчании указала на тушку. К остальным. Что делать с ними - после, а сперва подержать для проформы. Сегодня будет целая туча дел.
Спустя несколько часов, в глухое ночное время, когда мрак стал действительно непроглядным, Виктория Серас заявилась на домишко к Ван Хельсингу, а вернее в его номер, выглянув прямо из теней. Для большей пафосности не хватало только красного плаща и пары револьверов, но, увы, пришлось обойтись лишь обычной формой, без розового пальто. В конце-концов, сейчас не надо маскироваться, а в случае чего, ей всегда удастся вырастить новую одежду, прямо поверх арсенала. А вернулась она с любимыми пулемётами, положив их со стуком на стол, чтобы Гэбриэл её заметил. Примиряюще подняла руки навстречу револьверу, уже плюхаясь в ближайшее креслице и задирая ноги на подлокотник. С короткой юбкой смотреть на это было тесно глазам.
- Клуб Адского Пламени. Вот что конкретно за секта пожаловала в эти края, хотя она всегда тут была. Блуд, разврат, язычество и немного содомии, а также славления Сатаны. Тебе понравится,- достав из нагрудного кармана телефон, быстро вывела блок информации по вышеупомянутой организации на экран, бросив в руки охотника, возвращаясь в прежнюю позу. С исключительным удобством глядя при этом на него, не замечая, или делая вид, что не замечает, вездесущей омелы. Да, она была даже в этом номере, но сейчас были другие дела,- лично в наших архивах по их делам есть много интересных фактов, но вся информация восходит к Уэст-Уайкомб, маленькой деревушке. Не так далеко от неё находится поместье Медменхем с кучей пещер-келий, туда даже экскурсии водят. А что у тебя?

+1

10

Ван Хельсинг не засекал, сколько времени он просидел в своем номере, но успел он сделать не так много. Он скинул свой плащ со шляпой, которые оставил на вешалке - все же в здании было качественное отопление, здесь не поспоришь. Затем он настроил показания камер на мониторе так, чтоб можно было наблюдать за картинкой каждой одновременно, и расположился поудобней. Ноутбук лежал на кровати, тогда как Гэбриэл занял место в одном из кресел. Туда он сел уже с чашкой крепкого черного чая в руках, который неторопливо стал попивать. Чай вышел даже очень крепким, и это было кстати, так как на камерах тем временем не происходило ровным счетом ничего интересного. Где-то гуляли невзрачные парочки, идущие домой. Кто-то бегал по магазинам, пытаясь придумать подарки в последние часы перед Рождеством - явление, которое можно наблюдать каждый год и практически во всех странах, в которых вообще праздновали Рождество. Ожидание затягивалось, а потому Ван Хельсинг, сам того не замечая, задумался. В первую очередь о том, что может быть на уме у этих сектантов. Как говорится, если охотник желает поймать добычу, надо думать, как добыча. Хотя в случае вигиланта это была та еще задачка. Он знал повадки оборотней, большинства вампиров, горгулий, ведьм и прочих тварей. Он знал их особенности, обусловленные природой. А что сатанисты? В определенном смысле они были людьми, но в то же время нет. А люди - создания непредсказуемые. Ван Хельсинг к подобным колдунам относился, как к монстрам, и на душе они действительно были мало чем отличны от таковых. Большинство культистов сделало свой выбор осознанно, понимая, на что идет. А у таких чудовищ, как оборотни, зачастую этого выбора не было.
И как понимать, каков будет следующий шаг безумцев?
Ван Хельсинг мог пребывать в состоянии задумчивости, но бдительность была его неотъемлемой частью почти что всегда. Стоило ему услышать стук, как рука рефлекторно достала из кобуры пистолет. Гэбриэл смотрел на свою цель несколько дико пару секунд, скорее в силу привычки, чем настоящих эмоций. Хотя выглядело это, как минимум, забавно, так как в другой руке мужчина так и держал чашку с чаем. Спустя пару секунд он опустил пистолет и отпил еще немного теплого напитка, попутно слушая Серас. При этом, чего уж скрывать, взглядом он-таки скользнул по приятному виду, который Виктория предоставила то ли нарочно, то ли не совсем. Что тут скажешь, с таким типом работы обычно не до девушек. А здесь одна была с этой работой связана. Выслушав Викторию, он поймал ее телефон и ознакомился с информацией. Попутно Гэбриэл допил свой чай и отставил чашку в сторону. Не сказать, что он не заметил в своем номере омелы. Просто, если ее не замечала Серас, то не было и смысла срывать - как украшение, это растение было очень даже приятным.
- Да, мой любимый коктейль, - протянул с большой долей сарказма вигилант, когда Серас перечислила все достоинства Клуба, - Уэст-Уайкомб... Помню. 1898-й, охотился там на упырей.
Это Ван Хельсинг находил забавным. Не то, что придется, видимо, вернуться в тот самый Уэст-Уайкомб. Скорее то, что престарелые люди, с которыми ему доводилось общаться, часто говорили, мол, воспоминания многолетней давности с возрастом становятся все более явными, и помнить их начинаешь лучше, чем то, что было неделю назад. Пожалуй, хотя бы от части это правда.
- Посмотри сюда, - кивнул на монитор Ван Хельсинг, когда вампирша задала свой вопрос.
На большинстве изображений было все так же тихо. Вот только на двух из них кое-что поменялось. Без промедления Ван Хельсинг щелкнул по обоим, увеличивая их - было видно, как к широкому подъезду в каком-то переулке подъехал небольшой грузовик. И, конечно же, в глаза сразу бросилось то, склько вокруг него возилось людей. Уж это точно не были эльфы, а грузовик - не сани Санта Клауса. Люди грузили в машину большие ящики, закрытые простынями. Один, два, три, четыре...
- Попались, - сорвалось с уст Ван Хельсинга, пока он наблюдал за происходящим. Он помнил еще, что клеток с пленниками было четыре. А у него ведь остался ключ. Сектанты - а не было уже сомнения, что это они - грузили пленников в спешке. И, как Гэбриэл, помнил, тот подъезд находился не так далеко.
- Серас, - обратился Ван Хельсинг, попутно надевая свой плащ со шляпой и проверяя оружие, - Прогуляемся по крышам.

В данном случае это был самый надежный, быстрый и незаметный способ пробраться поближе к месту действия. Дома в этом районе города были расположены достаточно кучно, чтоб использовать их верха, как короткий путь. Всего один раз Гэбриэл был вынужден использовать тросс-пистоль, чтоб забраться повыше, но совсем скоро охотники добрались до отбывающей добычи. План вышел простым, но спешным, ведь Ван Хельсинг и дракулина не располагали большим запасом времени. Грузовик должен был отъехать с секунды на секунду. Поэтому оставалось только забраться в машину недоброжелательными попутчиками, пробравшись в грузовой отсек. здесь было темно, все же "ящикам" внутри не нужен был свет, они и так за весьма плотными простынями. Освобождать пленников Ван Хельсинг не спешил, но он слышал их знакомое мычание. Надо было подождать какое-то время, пока грузовик доберется до пункта назначения. Однако, не смотря на темень, кое-что Гэбриэл умудрился заметить - не найти было здесь того странного обелиска. Это беспокоило.
Ван Хельсинг коротал время молча, не следовало выдавать себя и единым звуком. Он ждал, пока грузовик потряхивало время от времени по дороге и совсем изредка слышны были звуки машин, проезжающих мимо. Кто-то торопился домой к празднику, вестимо. Но вигилант все равно держал руку на бесшумном пистолете. Рано или поздно, когда грузовик остановится, оружие сильно понадобится.
Машина остановилась у поместья с характерным звуком тормозов шин о землю. Грузовик тряхнуло и сектанты открыли двери, вылезая наружу. Клуб нынче тоже был украшен в лучших рождественских традициях, но ведь мало кто знал, что на деле за праздничной упаковкой прячется логово извращенцев-сатанистов, устроивших сегодня свое собственное торжество. Мужчина и женщина, что вели машину, развернули ткань, закрывавшую проход в грузовой отсек - и тут же наткнулись на дула двух заряженых пистолетов. Звук от двух выстрелов был подобен приглушенному стуку, так что в округе такое услышать никто не мог. Ван Хельсинг повернулся к клеткам, сбрасывая с них покрывала. Не трудно было заметить надежду в глазах пленных, которым снова заклеили рты. Они уже видели вигиланта раньше, пусть в прошлый раз он их и не спас. Может, на сей раз у него получится?
- Простите, но вас придется оставить тут. Когда мы зачистим территорию и убедимся, что все безопасно - выпустим. А пока сидите здесь и радуйтесь, что никто вас лишний раз не тронет.
Инструкции охотник дал не радужные - не так эти бедолаги хотели встречать Рождество, но здесь уже ничем не повертишь. Отпусти их сейчас - рискни их же жизнями, ведь кто знает, что могли полоумные сектанты устроить в округе. Ван Хельсинг спрыгнул наконец на твердую землю и поправил свой плащ. Он оглянулся вокруг, оценивая размер поместья.
- Входим внутрь, ликвидируем сектантов и ищем подозрительный черный обелиск, покрытый рунами. Они перевозили эту штуку в поезде, пока она оттуда не пропала вместе с пленными. В грузовике такой нет.
Дальнейший план прост и ясен. Остается лишь открыть дверь... И шагнуть в неизвестное, все же и Ван Хельсинг посещал это место впервые. Рука вигиланта легла на тяжелую дверь и та с легким скрипом поддалась. Тут же за ней послышались шаги. Охотники зашли внутрь с оружием наготове. Перед ними предстал опрятный мужчина в длинной темной робе, хорошо еще хоть не в капюшоне. Однако он все равно напоминал дворецкого.
- Приветствую вас, брат и сестра, мы вас уже за... Какого черта?!
- С праздником, - хладнокровно ответил Ван Хельсинг и просто пристрелил встречавшего на месте. Сложно было сказать, умер он или нет, но вставать или кричать этот чудик уже не спешил - как минимум, он потерял сознание и истекал кровью. И все же Гэбриэла не заботила судьба сатаниста. Что было важнее - место в котором они с Викторией оказались. Стоило отметить, что рождественские украшения оказались развешены даже внутри, а это было уже, как минимум, странно. Но больше привлекало внимание другое - они оказались в просторном старинном холле с красными коврами, растеленными по полу. На стенах по сторонам были развешены картины - в основном непристойного содержания. Иной раз в глаза бросались небольшие статуи, изображавшие сношение и пытки. На потолке же гостей встречал огромный рисованный то ли красной краской, то ли кровью глаз по центру пентаграммы. Из холла была возможность идти по трем дорогам. Две из них уходили в коридоры налево и направо. Третий шел прямо, в коридор пошире и посветлей. Уже отсюда было видно, что вел он к большой лестнице, ведущей куда-то наверх. И куда же идти?..
- ...мило, - сказал Ван Хельсинг, как это бывает, с сарказмом.

+1

11

- Посмотри сюда.
Порядком наклонившись вперёд, а заодно выбравшись из кресла, вампирша оказалась за плечом у охотника, глядя поверх него на экран. Что радовало, камеры Ван Хельсинг успел расставить, притом явно по большому периметру. На большинстве были лишь спешащие по делам либо домой люди, лихорадочно передвигающиеся в канун Рождества. Как, впрочем, и всегда. Но, на одном конкретном мониторе всё было совсем не так. Люди грузили что-то, а вернее, даже кого-то в машины, и судя по наличию ящиков-клеток, явно не по своей воле. Пленники? Так или иначе, а в поезде они никого не обнаружили, не считая трупов сектантов, и парочки живых. Те были уже допрошены и пристрелены в интересах сохранения генофонда от идиотов. Но, похоже, таких осталось ещё много, судя по настоящей толпе у машин. Вполне может быть, что они ехали в главный штаб секты, притом вовсе не тот, что обозначен в туристическом маршруте. Следовало нагнать их, и как можно быстрее, притом лично, без всяких технических штук. Как уже показала практика, последнее плохо работало с магией, а эти ребята на дилетантов не смахивали. Во всяком случае, доказательством тому является тот здоровый чёрный демонюга, растёкшийся лужей крови по Кингс-Кросс. Могут быть и другие, намного страшнее, однако с их общим арсеналом шанс есть. Серас даже приободрилась, хотя и не обладала боевым духом в полной мере, вскидывая оба пулемёта себе на плечи. Никуда они не денутся, эти сектанты, ибо что она, что Гэбриэл умели хорошо бегать по крышам. Улыбка-ответ охотнику была полна задора, ведь, стоило открыть окно, чрез которое ворвалась непогода и яростный ветер, Виктория первой выскочила наружу. Не используя каких-то приспособлений или особенных приёмов, побежала по отвесной стене вертикально вверх, в нарушении всех законов физики. Что уж поделать, дракулина часто их нарушала, и сейчас не преминула повторить, стремительно перелетев через козырёк и оказавшись на крыше. Она не ощущала холода в полной мере, а снегопад и вовсе не мог лишить её привычной зоркости. Быстро сориентировавшись, Серас прыгнула на следующее здание, быстро набрав скорости до пределов человеческой, но лёгкой в отношении себя, передвигаясь действительно очень резво. Город она знала, и, пускай подъезд узнать не смогла, Хельсинг уже подсказал направление движения. Так что, не минуло и десяти минут, как они оказались на месте. Все приготовления к тому моменту уже были завершены, и, поскольку наши дружные работяги-сектанты отвлеклись, проникнуть в грузовик не составило труда для двух не самых обычных охотников. Внутрь, спрятаться среди ящиков, сухо проверяя боезапас. Достаточно спокойно дракулина восприняла тесноту и отсутствие каких-либо шумов, предпочтя на ходу проверить собственный арсенал. Скромный, конечно, но этого хватит, чтобы загнать в гроб полсотни, а если вывернуться, то и целую сотню сектантов, демонов и нежити. Зависит от того, кто попрёт, ведь зачем этим идиотам-идолопоклонникам так много людей? Явно не для обычных целей, назревает что-то крупное, а она, боец "Хеллсинг", не должна расслабляться ни в коем случае. Поэтому, в отличие от того же Гэбриэла, предельно ясно наблюдала за их маршрутом, растёкшись тенью по грузовому отсеку, только отчасти. Как и ожидалось, они ехали к Медменхем, уединённому историческому поместью, что принадлежало Клубу Адского Пламени. Мифическое сборище сатанистов, которые, как оказалось впоследствии, пережили гонения и закрытия, успев даже повредительствовать делу людей в Войне за Независимость. Да, той самой войне в Новом Свете, используя свои познания сверхъестественного. Недооценивать их определённо не стоило.
Потому, когда машины остановились у входа, а Хельсинг разобрался с парочкой водителей, Серас незамедлительно выхватила пулемёты, целясь в потенциально опасные места. Никого. Ничего магического пока тоже не ощущалось, но поместье наводило жуть. Не в силу стиля, или чего-то ещё, нет. Много хуже. Было в нём что-то такое, ассоциировавшееся с вещами хуже, чем самое кровавое безумие. Только сотни лет бесконечной жестокости, крови и жертвоприношений. Да, аура у места явно была искусственной, но хорошо проработанной. Отчасти это неплохо, отчасти может и навредить делу. Но, так или иначе, работать придётся именно с тем, что мы имеем сейчас. Хорошо хоть, догадались оставить заложников внутри. Так или иначе, а им никто не навредит, если оба, и Виктория, и Ван Хельсинг будут вырезать всё, что увидят на своём пути. Вплоть до зомби-псов, если они тут есть. По крайней мере, дворецкий-сектант имелся, притом очень даже дородный. Правда, свалился лишь от одной пули, но он же явно не личный телохранитель нынешнего главы Адского Пламени, а потому не представлял особой угрозы. Другое дело - незнание планировки всего поместья. Пытаться угадать или зачистить всё - времени просто не хватит. Как показывал опыт, так обычно злые парни и побеждают, используя чью-либо нерешительность. По счастью, дракулина кое-что умела. Встав ровно посреди перекрёстка, девушка раскинула руки с зажатыми в них пулемётами в стороны боковых коридоров. Прикрыла глаза, сосредотачивая волю на усилии: чёрно-багровая...ткань, энергия, называйте как хотите, окружила её и окутала тёмным саваном, были видны лишь общие контуры тела. Правда, они тут же смазались, от открывавшихся в тени глаз. Больше. Больше. Ещё больше! Пока вся Серас не будет словно состоять из безумно вращающихся, дико смотрящих кроваво-красных глазёнок. Конечно, смотрится не ахти, но функционал был воистину мощным. Право - ничего, никакой ауры, совсем никаких следов. Слева - тоже пусто, обычная серость. Прямо?..окутывающая поместье негативная аура только крепчает. Бинго.
- Нам вперёд, и чем дальше, тем хуже я вижу. Там что-то мощное,- вытянув перед собой руки с зажатым в них оружием, дракулина сорвалась вприпрыжку с места, не обращая внимания на интерьер, но обострив все собственные чувства. Пышный ковёр хорошо заглушал даже быстро движущуюся Серас, не говоря уже об осторожных шагах Хельсинга. Тем не менее, на выходе из коридора в некую общую залу с дверями по другую сторону, их уже встречали. Серас едва успела увернуться от летевшего в ей плечо штыка, который вместо плоти застрял в деревянной панели. Хозяину будет обидно и за это, и за убитых метателей. Нападавших было двое. Тёмный и блондин, военный ёжик, длинные плащи. У одного пистолеты крупного калибра, у другого штыки. И похоже, немало, но что хуже, оба были ростом где-то побольше Гэбриэла, зато много шире его в плечах. В обоих было что-то общее, и тем не менее, далёкое от человечности. Такое ощущение, словно то пустые оболочки, машины из плоти и крови, только дикие выражения на лицах. И издевательское рычание, сопроводившее начало их общей атаки.
- AME-E-E-E-E-EN!- несомненно, то было плевком в лицу любому верующему, особенно учитывая интонацию, с коей они это произнесли, в связи с чем Виктория Серас ощутила неприятную ассоциацию при взгляде на стиль штыковика. Впрочем, тут же это отмела, открыв огонь наравне с Ван Хельсингом. В конце-концов, кто прёт с холодным оружием на двух опытных стрелков? Что штыковик, что пистолист рухнули как подкошенные, со множеством пуль от охотника и вампирши. Пали, рухнули с грохотом, оставив двери без охраны. Тем не менее, дракулина подобралась, преградив рукой дальнейший ход мужчине. Наблюдала, выжидала, и первой заметила поднявшийся из обоих тел дым. Медленно, они поднимались, дымясь, и пули из их тел выходили наружу без всяких ран - они просто исцелялись. Ассоциативный ряд сработал, как надо, и Виктория Серас поняла, что даже сектанты не погнушались завладеть этой технологией людей. Как - вопрос отдельный, а сейчас придётся иметь дело с последствиями. Обычное оружие, даже пулемёты полицейской, были против них бесполезны. Закинув их обратно за плечи, вампирша приняла типичную для себя стойку, уже окружённая тенями.
- Регенераторы, изменённые технологией человечества люди - сколько не стреляй, они поднимутся. "Харконнен" мог бы их вынести, но его нет. Беги вперёд,- быстро, отскочив от пола и стены, дракулина оказалась перед лицом врага, взвилась меж них кроваво-красной молнией. Схватила голову одного в захват собственными ногами, крутанула, другого утянула за собой. Перекатывающийся клубок теней, тел и крови угодил в стену, снеся её и рухнув на нижний этаж, под издевательские вопли изменённых сектантов и молчание Серас.
Учитывая их взаимный опыт общения в Баварском лесу, такая тактика уже оправдывала себя. Во всяком случае, в одиночку Виктория не бросалась на превосходящего себя врага, предпочитая не рисковать излишне, трезво оценив собственные шансы. Так что, с ней явно всё будет в порядке. Другое дело, что, когда Ван Хельсинг миновал массивные двери, а за ними и короткий коридор, его глазам предстала другая дверь, изящней и меньше на вид. Она открылась от лёгкого нажатия, впустив его в комнату, обставленную со вкусом девятнадцатого века, его конца. Дерево, вино, стойки с оружием и доспехами, горящий камин. Входная дверь была здесь искусно замаскирована под огромное зеркало, в котором отражалось богатое убранство. И лишь один человек, встретивший Гэбриэла Ван Хельсинга.
Анна.

+1

12

Не сказать, что Ван Хельсинг поощрял методы Виктории Серас, но все еще он не мог не признать их действенности. Увы, он не мог ориентироваться в этом доме так же хорошо, как эта дракулина, и попытайся он здесь облить что-то святой водой - иссыхающий след будет везде, а не вести куда-то в одну сторону. А уж разделяться и пытаться по одиночке обследовать поместье в разных его частях - глупая затея, так только глупые герои всяких ужастиков делают. Заложников уже спасли, так что спешить, казалось бы, некуда. Остается лишь понять, что за черный обелиск прячут озабоченные сектанты в этом доме и зачем он вообще нужен.
Наблюдая за Серас, Гэбриэл просто ждал, пока она укажет дорогу. Каким бы нечестивым не было создание, которое сейчас ему помогает вершить справедливость и поддерживать равновесие, вампирша была полезным союзником. И, если в ее небьющемся сердце нет места злу - зачем враждовать с ее натурой?
- Нам вперед, и чем дальше, тем хуже я вижу. Там что-то мощное.
- Тогда пойдем и посмотрим, - ответил Ван Хельсинг, звучно перезарядив пистолеты.
Не считая всех безумных символов культистов в этом доме, интерьер ведь действительно был завораживающим, как и положено в подобного рода поместьях. Богатые украшения, ковры, где-то были шкуры зверей, а сама атмосфера, если б не была пропитана злом и похотью, наверняка отливала бы приятным теплом каминов. Но Ван Хельсинг видел все это уже столько раз, что пробегал мимо таких вещей ровно так же, как и Серас - не отвлекаясь. У них было дело, и дело ведь важное.
Как только из дверного проема раздался свист металла, пронзающего воздух, Ван Хельсинг рефлекторно пригнулся. Кажется, один штык едва-едва успел оцарапать шляпу, но не более того. Хотя и этого хватило, чтоб поддать жару в горн, уже не говоря о их издевательстве над религией. Пистолет крутанулся в руке вигиланта, после чего последовала серия выстрелов. И Гэбриэл, и Виктория метко стреляли, этого было не отнять, так что двое шкафов попадали, как и полагается - громко. Хотел было уже Ван Хельсинг идти дальше, как вдруг рука вампирши оказалась у него перед носом.
- Что... Серас, они мертвы, идем...
Обычно у Ван Хельсинга чувство опасности и интуация были на пределе. Но, похоже, он был несколько выведен из равновесия произошедшим, раз не предчувствовал, что эти двое бойцов неожиданно поднимутся с земли, даже после того, как их знатно набьют пулями.
- ...дальше, - выдохнул вигилант и поправил шляпу.
Раз они могли регенерировать после попадания пуль, то огнестрельное оружие здесь не подойдет. С этой мыслью охотник сорвал с пояса за плащом диск с ручкой. Но Виктория слишком быстро сорвалась с места, взяв сразу двоих на себя. Что ж, этого следовало ожидать.
- Не шумите тут слишком сильно, - бросил эффектно вигилант и помчался дальше, на другой конец зала, стуча сапогами по ковру.
Однако вдруг дорогу ему преградил третий такой регенератор. К счастью, тоже со штыками в руках. Он метнул два таких, Гэбриэл в последний миг изловчился отпрыгнуть в сторону, пальнув тому из пистолета точно в голову. Пуля оставила во лбу громадины дымящуюся дыру, но человек-стремянка на это только посмеялся. Его смех закончился ровно в тот момент, когда Ван Хельсинг подбежал поближе, крутанулся на месте и швырнул на него свой плащ. Понадобилась пара секунд, чтоб сбросить это с себя, но, когда противник это сделал, Ван Хельсинг был уже рядом. С хорошего размаха он пнул ногой регенератора между ног, от чего тот болезненно скривился и упал на колени с гневным криком. Нашлось, правда, кое-что, что легко заглушило этот крик.
Звук вражающейся пилы.
Подхватив свой плащ, Ван Хельсинг проскочил мимо регенератора, прорезав ему шею диском с зубьями насквозь.
- Отрасти это.
Еще пару секунд регенератор стоял на коленях беззвучно и не двигаясь, пока Гэбриэл скрылся в коридоре, что был дальше. Затем голова штыковика упала на красный ковер, орошая его такой же красной кровью.
Рука вигиланта легла на дверь. Она оказалась не запертой, так что выбивать ее не пришлось. Деревянная поверхность поддалась, впуская мужчину внутрь. Ван Хельсинг ожидал увидеть толпы культистов, оргии, какие-нибудь алтари поклонения темным силам на фоне все такого же аккуратного интерьера поместья. В общем, все, что должно было быть присуще такому месту. Но увиденное им заставило Гэбриэла задуматься о том, насколько его разум еще в себе.
- Анна...
Она стояла перед ним. Точно такая же, какой он ее себе помнил. Не поменялось ровным счетом ничего. И охотник не мог отвести от нее взгляда - он даже не хотел. Сперва могло, конечно, показаться, что ему померещилось и, что он спутал какую-то другую девушку с Анной... Но, когда он осознал, что глаза его не обманывают, сердце Гэбриэла ушло куда-то в пятки, все так же ровно стуча. Не от страха, нет. От осознания невозможности происходящего. Он помнил Анну слишком хорошо, чтоб ее образ исчез из памяти. Эти волосы, эта манера одежды, эти черты лица, взгляд... И она умерла у него на когтистых руках. В руках оборотня. Но сейчас Анна стояла перед ним, живая и невредимая.
- Ван Хельсинг?
- Как это возможно?.. Ты ведь...
Один неуверенный шаг вперед. Другой. Вся грозность намерений, весь запал битвы куда-то внезапно исчезли. Ведь перед Гэбриэлом стояла та, которую он полюбил так много лет назад, и которую он не по своей воле убил. Но, если Ван Хельсинг сделал всего два шага - Анна сделала четыре. И теперь он стоял совсем рядом с девушкой. Казалось бы, сейчас он должен был ее обнять, она - его. Но что-то не позволяло ему это сделать так просто, как бы он не хотел. Возможно, это было чувство собственной вины. Может, вигилант спас ее от Чистилища, как и весь ее род, но все еще он был тем, кто принес ей смерть. Осознание этого раньше терзало мысли Ван Хельсинга долгие дни.
- Ван Хельсинг, ты здесь. Ты... Как будто после битвы.
- Так и есть, но... Что происходит? Как ты... Снова жива?
Смутные догадки проскочили в голове вигиланта. Но все они казались неубедительными, неправдоподобными. Конечно, в мире, где была и светлая, и темная магия, всякое могло случиться, но такое? Здесь и сейчас? Почему? Как?

+1

13

Вниз, вниз и вниз, на следующий этаж, сцепленным клубком. Тогда у этой парочки регенераторов не будет особенно пространства для манёвра, чтобы использовать весь свой потенциал, тогда как замкнутое помещение лишь позволит Серас набрать подходящую скорость. Правда, при этом особняк пострадает ещё сильнее, да и грохот будет стоять мощней нынешнего. Но, так или иначе, всем нам приходится идти на жертвы! В данном случае, жертвой станет логовище сектантов, страдающего от боя двух регенераторов и истинной дракулины, которые лишь в некоем подобии оружейной залы смогли расцепиться в разные стороны. Ага, средневековое оружие, это хоть что-то. Даже тупым клинком на бешеной скорости можно разрубить того же регенератора. Правда, у одного были пистолеты, а у другого штыки, но это сути дело не меняло. Оттолкнувшись от пола и стены, Серас незамедлительно вооружилась целым набором острых мечей различных форм и размеров, в безумном ритме отскакивая кометой от потолка и стен, используя мечи как снаряды. На такой скорость, они будут весьма эффективны, но главной целью было не нанесение вреда противникам, гнусно хихикающим и слишком слабым в сравнении с оригиналом. Нет. Лишить пистолетов одного - металл в его руках развалился на куски, и похоже, о запаске он не озаботился - и на время замедлить другого, со штыками. Выходило пока недурно, всё же в скорости с Викторией мало кто мог соперничать. Но её противники не были бы такими опасными, не оправься они от подобного манёвра. Как оказалось, оба хорошо владели штыками, и, используя собственную силу и ловкость, от быстроты движений словно стали двумя вихрями освящённой стали. Один обходил Серас с фланга, покуда другой брал весь основной удар на себя. Умно, но слишком медленно. Блокировать первого, резко атаковав второго серией мощных вертикальных ударов, без излишка стиля, только грубая сила. Отогнать, и, лишний раз оценив обстановку, вновь налететь наскоком на эту гнусную парочку. Ближе. Ещё ближе. Они - не Андерсон, только неразумные подделки, глупое издевательство над Ватиканом. Кем бы ни был преподобный, как врага она его уважала, даже перестав бояться. А сейчас, уничтожение этих недоделок было делом не столько важным, сколько личным. Ловко выкручиваясь из-под скрещенных клинков, Серас заблокировала обоих, пожертвовав собственной мобильностью. Два одинаковых лица. Одинаковые издевательские мины. И это раздражающее "Amen", звучащее из их уст. Похоже, они были слишком тупы, чтобы осознать, с кем сражаются - но умели думать. Что же, надо бы им напомнить, что даже регенераторы смертны: из боков дракулины сами собой вырвались две тёмных руки, сотканных из мрака, уже сжимающие её пулемёты. Очень долгая очередь по животам вынудила обоих отступить, и незамедлительно получить за своё за секунду замешательства. Даже технология регенерации не была способна помочь этим людям излечиться от полуметра доброй стали в голове. Оба были тяжело ранены, но всё ещё стояли на ногах, даже поспевая нападать, как ни странно. Расслабившая своё внимание Серас не обратила внимание на потери кусков плоти и целой руки, преспокойно подставившись под удары и, прорвав их защиту, подобравшись вплотную к регенераторам. Конечно, у неё не было того безумного опыта Хельсинга, но хватило и собственных сил: оружейная была залита кровью от разрубленных на неровные куски сектантов, дымящихся и скверных на вкус. Очередное дерьмо, которым даже не поужинаешь. Только и остаётся, что идти дальше, несмотря на такую вопиющую несправедливость. Но, стоило вампирше только шагнуть, как куски её же пулемётов рухнули на землю. Лицо-кирпич - только так можно было описать эту мину, возникшую на лице Серас. Либо она пропустила удар, либо это банальная случайность, но, похоже, один из вояк сумел с помощью штыков лишить её первоначального арсенала. Стоит ли говорить, что за это его голова была раздавлена всмятку? Пришлось вооружиться освящёнными штыками, рукояти которых были из обычного дерева, ибо мало ли какая нечисть ещё будет впереди.
Поправив амуницию, Виктория Серас ловкой серией прыжков забралась на тот этаж, откуда и началась её короткая, но весьма энергичная дуэль с подобиями святого отца, Александра Андерсона, почившего в бозе. Двери были приоткрыты, и похоже, что Хельсинг успешно миновал третью подделку. Милосердно раздавив бошку и этого, Серас бросилась бегом за охотником, надеясь, что успеет его нагнать. Широкие дубовые двери были закрыты, но от лёгкого толчка раскрылись. Готовая к бою, вампирша ввалилась внутрь, на сияющий свет, где её ждали ни сектанты, ведущие сражение с Хельсингом, ни оргии и демоны. Нет. Кое-что другое, вызвавшее настоящий шок и колебания в её душе, пропитанной кровью и врагов, и друзей.

- Умерла? Даже в смерти есть что-то хорошее, Ван Хельсинг,- улыбка, знакомая и немного отдающая лукавством, украсила лицо цыганской принцессы Анны, правившей скромным уголком Трансильвании очень, очень давно по человеческим меркам. Впрочем, судя по обстановке только этой комнаты, полностью соответствующей бывшему замку Дракулы, правление было весьма приятным. Даже на огромное обилие монстров, которые и стали причиной гибели всего рода Валерия. Жизнь иногда бывает такой несправедливой, но в данном случае, видение, или же иллюзия, была весьма правдивой. Во всяком случае, вложенная в руку Хельсинга бутылка джина была твёрдой и холодной на ощупь. Объятий не вышло,- я не жива, и объяснить своё состояние не могу. У нас мало времени. Я и другие - предупреждение тебе, Левой Руке, и другой. Выпей. Больше отдыха у тебя не будет, и мне жаль, что я не могу быть рядом. Кто же ещё спасёт тебя от твоего проклятия? Не чудовище, это уж точно,- принцесса замолчала, стоя над одним из многих креслов, напряжённо, хмуро глядя куда-то сквозь Гэбриэла, древнего охотника за нечисть, и говорила словно через силу. Джин был холоден и приятен, а зал слишком материален, за исключением его хозяйки. Возможно, то была демоническая иллюзия, или светлое провидение с Небес, но рассуждать об этом как-то не хотелось. Не в силу какой-то магии, нет, но сама обстановка лишала такого права. И дальнейшие слова Анны были лишним укреплением этого свойства,- Ад сходит на грешную землю, Ван Хельсинг, сегодня. Тебе дали минуту отдыха, время теперь не играет роли. Прости, но это всё, что я могу сказать. Выпей - и беги дальше.

Виктория Серас вбежала в чистую комнату, спокойную и уютную, какой была бы комната в любом доме Лондона, владельцы коего обладали хотя бы среднем уровнем достатка. Картины, шкафы, столы, всё слишком знакомо, привычно. Внутри были лишь двое людей - то, что они люди, определить можно было сразу. Даже несмотря на лёгкую полутьму, вампирша смогла разглядеть тех, кто был перед ней.
- Мама? Папа?..

+1

14

Все еще Гэбриэл не был способен до конца осознать произошедшее. За всю свою и без того необычайно долгую жизнь он повидал много разных вещей, в том числе паранормальных, мистических и просто необычных. Но до сих пор Ван Хельсинг слишком редко видел, чтоб кто-то возвращался из мертвых. Верней, чтоб кто-то из людей возвращался из мертвых - монстры-то в этом были теми еще мостаками. Он наблюдал за Анной так, как будто ожидал, что с секунды на секунду вдруг окажется, будто это не она вовсе, а некое привидение или иной призрак, что просто принял ее облик. Встреча вышла уж слишком внезапной, и какое-то время, не смотря на неизменно спокойное сердцебиение, вигилант все так же не мог прийти в себя окончательно. Но теперь это время прошло, пора была трезво оценить ситуацию. Что ж... Настолько трезво, как это возможно, пока у тебя в руках выпивка. Пару секунд Ван Хельсинг смотрел на выданый ему джин с легкой иронией. Он помнил еще тот вечер, когда в последний раз пил с Анной спиртное. Прошло столько лет, но он действительно все еще помнил. Тогда они спаслись из замка Франкенштейна и скрылись под дождем в каких-то развалинах. Сложно было уже вспомнить, откуда действительно появилась бутылка, но они все же начали ее распивать. Да уж... А затем они провалились под землю и на следующее утро обнаружили себя в логове чудовища того же Франкенштейна. Незабываемое приключение, ничего не скажешь. Но, вспоминая об этом, Ван Хельсинг лишний раз задавался вопросом, когда смотрел на Анну - действительно ли это была она? Или просто какая-то черная магия, которой его пытаются одурманить? Что ж, во всяком случае, бутылка в его руке была настоящей и приятно-холодной. Открыв бутыль, он продолжал слушать Анну. И, может, ее манера выражения казалась все такой же, сами слова Гэбриэл понял не совсем.
- Моего проклятия? - переспросил вигилант, как если бы не понимал, о чем идет речь. Попутно он поднес горлышко к носу, как бы проверяя запах. В местах, подобным этим, к выпивке относиться скептично просто необходимо. Так что, не смотря на то, что он не учуял ничего подозрительного, Ван Хельсинг не спешил делать глоток.
Конечно же, он понимал, о каком проклятии говорила Анна. И о его бессмертии. И о беспамятстве. В общем, обе эти вещи можно было спокойно объединить в одну с таким контекстом. Как ни крути, а обычный человек с амнезией не справлялся окончательно, но получал со временем хотя бы обрывки утерянной памяти. Так что же не так с Ван Хельсингом? Как если бы он не просто утратил воспоминания... Будто они заблокированы.
- Я уже отдохнул днем, - выдохнул вигилант и оставил бутылку в стороне, все же в здании еще много врагов, ведомых и неведомых, не время напиваться, - Ад на грешную землю... О чем ты, Анна? Что происходит?
Ответ на этот вопрос напрашивался в голову вигиланта сам собой. Но он до конца надеялся, что в происходящем никак не замешаны демоны. На то было много причин. Вестники скверны, приверженцы греха, несущие пламя... Эти создания не могли сосуществовать с людьми ни коим образом, не уничтожив при этом последних. Однако прежде, чем Гэбриэл получил ответ от самой Анны, она куда-то исчезла. Так же внезапно, как и появилась, вигилант не заметил этого. Часть его души тосковала от хлынувших мыслей. Анна явилась лишь для того, чтоб передать сообщение - ну или для того, чтоб задержать, если это действительно черная магия - но не задерживаться здесь надолго. Все еще в представлении Ван Хельсинга она была единственной женщиной, с которой он готов был разделить свою жизнь. Но такой возможности больше не было. Ведь Анна умерла. И, даже если и в смерти есть что-то хорошее, это не меняет самого ее факта. Зато была рядом другая девушка, с которой Ван Хельсинг пришел в это поместье с самого начала. Глаза охотника округлились от осознания того, как легко он выпустил Викторию Серас из своей головы. В компании Анны Ван Хельсинг не обращал время на то, сколько времени прошло с той поры, как дракулина втянулась в схватку с двумя здоровяками-регенераторами. Но пока еще она не объявилась, и эта мысль пронзила сознание Гэбриэла, подобно ледяной игле. Не могли же они убить ее...
...и не убили. Внезапно взгляд Ван Хельсинга обнаружил Серас совсем рядом, неподалеку, в той же комнате. Но что-то было определенно не так, а ясно это стало практически сразу. Девушка была на коленях. В слезах. В таком положении Серас удивила вигиланта едва ли не больше, чем появившаяся и исчезнувшая Анна. Чтоб Виктория Серас плакала? Наблюдая за ней, за ее поведением раньше, Ван Хельсинг готов был поспорить, что она из тех людей... То есть, монстров, чьи слезные железы давно пересохли. Она показывала себя жестокой, профессиональной, сильной духом. Казалось бы, до такого ее ничто не способно довести. Оказалось же, что способно.
- Серас, - позвал Ван Хельсинг дракулину, не получая затем никакого ответа, - Серас?
Заметно нахмурившись, вигилант подошел ближе, звучно стуча сапогами по полу. Он преклонил колено перед вампиршей, пристально глядя на нее. Каким бы в самом деле чудовищем она не была, не стоило забывать, что все еще она девушка, а не просто машина для испития убийств и испития крови. Как бы это трудно не укладывалось в голове в первые мгновения их знакомства.
- Серас, очнись. Сейчас не время... - гоорил охотник и понимал, что, судя по всему, Виктория угодила ровно в ту же ловушку, в какую он угодил перед этим. Но стоило ли при этом отметать сказанное Анной? Про схождение Ада на грешную землю? Эти слова не собирались так просто покидать его мысли. Ван Хельсинг попытался встряхнуть девушку за плечи. Раз, второй.
- Ну же.
И тогда поместье встряхнулось. Не как-то еле заметно, а очень даже прилично, даже пыль посыпалась с потолка на пол и раскошные предметы мебели. Определенно, случилось что-то не хорошее. Похоже, где-то парой этажей выше.
- Мне казалось, я слышал здесь голоса... - послышалось тем временем из другого коридора, в другом конце комнаты. Кто-то приближался.

+1

15

Признаться, в мире существовало уже не так много вещей, способных Серас не просто пустить слезу, а даже разрыдаться. С гибелью или исчезновением большинства тех, кто ей был дорог, дракулина научилась мириться с потерями и не позволяла себе раскисать, сбрасывая стресс через разрушения и убийство. Но иногда, случались моменты, когда сами внешние обстоятельства побуждали к образованию влаги из слезных желёз, напоминая о том, что они всё-таки существуют. Определённо, встреча с родителями была именно таким обстоятельством, ведь, по примеру Ван Хельсинга, Виктория также угодила в иллюзорную комнатку. Вот только её не была выполнена в стиле конца девятнадцатого века, но, скорее, уже двадцатого. Знакомый интерьер, свет из окон, всё те же лица. Как и охотник на монстров, вампирша сперва заподозрила демонические силы сектантов в каком-то фокусе, но, сколько бы не старалась, преодолеть собственной силой его не смогла. Только слова тех, полные правды, ибо ложь она бы ощутила, смогли разубедить Викторию относительно природы этого видения. Не сказать, чтобы разговор был слишком долгим или отличным. Они ей гордились, какой она выросла, а не чем стала. Гордились, что она не сломалась, не превратилась в озлобленного и обиженного ребёнка. А стала чем-то большим, чем могла бы. И жалели, что всё повернулось именно так. Возможно, другие и не поймут, но для Хельсинга приход принцессы означал лишь ещё одну радостную встречу. Для Серас, встреча с её родителями, знала много больше. Её последнее воспоминание о них было полно крови, жестокости и беспросветного отчаяния. Она могла, закрыв глаза, легко вспомнить всё, вплоть до разбросанных по полу вещей, разводов крови на стенах и насилуемого, ещё не остывшего тела её матери. Убийцы, совершившие это, отпечатались на сетчатке. Вся эта картина, это ужасное зрелище, запомнилось на вечность, было выжжено в памяти, и от этого никуда не деться. Остальные воспоминания потихоньку стирались, но это было ярким. А теперь, благодаря провидению, всё, что было перед лицом. только их тихие, грустные улыбки. И всё же...это были улыбки. Не было удивительным того, что Виктория не сдержала слёз, закрывая лицо руками. И когда видение ушло, она так и осталась сидеть на коленях, выпустив из рук освящённые штыки. Пара минут. Ей нужны были лишь несколько минут, чтобы придти в себя, вдохнуть-выдохнуть и вновь взяться за бой. Не сказать, чтобы случившееся резко поколебало её мировоззрение, но определённо успокоило жаждущую крови сущность вампирши. Убивать спокойно тоже надо уметь, без безумств, без зверств. Просто они должны найти этот обелиск, а все, кто встанут у них на пути, обязаны умереть.
- Серас, очнись. Сейчас не время...Ну же.
Она пришла в себя именно в тот момент, когда содрогнулось поместье, да так, что пыль посыпалась с потолка вместе со штукатуркой. Очнулась, встряхнутая за плечи, и пришла в себя, уже глядя в лицо Ван Хельсинга. Первоначально мутный взгляд кроваво-красных глаз сфокусировался на мужчина, собрался, а сама вампирша прервалась в своих слезах, вытирая их коротким рукавом формы "Хеллсинг". Легко и на автомате, подобрала штыки, ранее отобранные у одного из регенераторов, и поднялась на ноги, привычно осматриваясь по сторонам и не заостряя внимания на обстановке. Маленькая переходная зала. Взгляд прямо на Хельсинга, короткий кивок, доказывающий, что она в порядке. Учитывая то, что поместье начало ходить ходуном, времени было не для разговоров. Для противостояния. Рядом звучали тяжёлые башмаки, бряцало оружие и хрустел паркет под ногами. По ту сторону дверей целая толпа. И похоже, что штыки не особенно помогут против такой толпы сектантов. Именно потому правая рука Виктории Серас лопнула, брызнула пальцами и кусками плоти, которые быстро втянулись в чёрное марево теневой конечности, больше похожей на огромное лезвие, заменяющее руку. Эффективно. Без слов, бросилась вперёд, пинком ноги вынося двери прямо на бойцов Клуба Адского Пламени. Одну створку придержала, поставив так, чтобы организовать Гэбриэлу настоящий опорный пункт и прикрытие для взаимного обстрела. И лишь после, увидела, несколько много сектантов. Уйдёт весь арсенал. Что делать? Один вариант был. Размахнувшись, вампирша свела обе руки вместе, выпуская их единым щупом по прямой. Целая колонна бойцов, вооружённых почти по последнему слову техники, дружно схватилась за свои животы, когда длинный теневой хлыст, наращивая толщину, пробил их в брюшной полости. А после, с усилием, поднял вверх. Серас не мелочилась, используя эту группу, чтобы буквально ломать весь коридор. Вправо-влево, вверх-вниз, вкруговую, туда-сюда, без какой-либо остановки. Она была зла, и судя по сиянию глаз, на некоторой грани между безумием и бешенством. Быстрее. Хрустят, отваливаясь на кусках плоти и осколках костей, конечности, громко кричат, словно свиньи, гибнущие слуги демонов. Ещё. Ещё. ЕЩЁ!..кровь залила собою весь коридор, дотекла до залы, течя в три ручья из кусков мяса, прилипших к стенам и потолку, валяющихся прямо на полу. Картина была жуткой, кровавой, но дракулина не ликовала, не ненавидела. Лишь желала убить всех, кто встанет у неё на пути, ибо если родители были правы, то Ад спускается на Землю. И тогда...Лондонская бойня будет просто невинной шалостью. Только вперёд, сквозь последние остатки сектантского батальона. Сквозь запертые двери, которые пришлось вынести гранатой Хельсинга, не пожалев красиво выполненной резной главы рогатого демона. Вперёд, без остановок, в обширную залу с каменными стенами, к чёрному алтарю и пустой нише для обелиска.
И к твари, которая уже ждала их, которая, усмехаясь, вышла из теней, вооружённая чем-то вроде пулемёта, какой был...ну, в том же фильме про "Терминатора", ибо иных отсылок как-то не возникло при виде подобной тварины, которая банально служила лишь одной цели. Задержать охотников. Ибо, если здесь не было обелиска, то его перевезли туда, где он был нужнее всего.
Прямо туда, откуда запустится Армагеддон.

+1

16

Благо, если даже не Ван Хельсинг, то происходящее в поместье сектантов явно привело Серас каким-то образом в себя. Но, даже наблюдая за тем, как быстро дракулина вернулась к своему обычному состоянию, Гэбриэл был все еще в глубине души обеспокоен случившимся. Он получил видение, не ясно еще, от кого или чего, и в нем он увидел Анну. Не надо быть самым умным в мире, чтоб догадаться, что с Викторией случилось нечто похожее. И вполне вероятно, что в своем видении она тоже увидела кого-то, кого потеряла когда-то. Догадка пришла в ум вигиланта легко - за всю свою жизнь он не видел еще, чтоб кто-то так несдержанно заливался слезами по какой-то другой причине. Ван Хельсинг уже не раз видел, как Серас выходила победительницей из одной битвы за другой, как самое настоящее чудовище - никакой пощады врагам, только чистая сила и мощь истинной дракулины. Но теперь он уидел, как она противостоит чему-то, что атакует ее ментально, и, что самое главное - атакует успешно. Что были такому существу обычные раны тела? А вот вскрытие старых моральных ран может быть внезапно эффективней. Гэбриэл недолго смотрел на Викторию несколько испытывающе. Он не знал точно, что за картина явилась вампирше в видении, но он хотел быть уверен, что она готова идти дальше, идти до конца. Это было важно, ведь, судя по содрогающемуся поместью, ситуация становилась критической. Необходимо быстро действовать, иначе охотники потеряют над ней контроль очень быстро, а результаты, как вигилант чуял сердцем, могут стать катастрофическими.
Вот он, короткий кивок. Как будто этим можно было без слов заявить, что теперь все в порядке. Едва ли Ван Хельсинг поверил этому с первой секунды, ведь теперь он мог рассматривать Серас не просто, как кровожадного монстра на службе правого дела, но как девушку, которой она была хотя бы однажды. Сложно сказать, насколько эта мысль легко приживалась в голове, но, видя факт своими глазами, отрицать его было сложно. С шумным вздохом Ван Хельсинг кивнул в ответ, поправил свою шляпу лишний раз и осмотрелся вокруг. Все еще возникали вопросы, такие как "Что это за комната?" или "Кто послал видения?". С одной стороны вряд ли это было делом рук сектантов, ведь так они сами сообщали врагам свои планы. С другой это все еще могли быть их старания, просто попытка отвлечь и дать ложный след. Но ожидать стоило худшего, все же Ван Хельсинг и Серас были как-никак на территории врага. Гэбриэл взял слова, сказанные Анной, на вооружение. И все же он не полностью доверял им, сохраняя осторожность мысли и действий. Но что по поводу Серас? Все еще он не знал, что она такое увидела, что принесло ей боль. Однако при этом вполне возможно, что там тоже было нечто важное.
Но, как бы Ван Хельсинг не хотел задать свой вопрос, он этого не сделал. Во-первых, он понимал, что этим заставит Серас говорить о чем-то, о чем она горюет - неудобная ситуация, с какой стороны не смотри. Во-вторых - враг был уже рядом. Звучали голоса, слышны звуки множества шагов. И они были все ближе, еще ближе. Так или иначе, а времени на разговоры, судя по всему, не было, так что Ван Хельсинг поднял свои пистолеты снова с характерными звуками щелчков перезарядил оба. Когда рука Серас преобразилась, Ван Хельсинг только бровью повел. В первый раз, когда он увидел полную трансформацию в Баварском Лесу, впечатление было большим, но теперь он, похоже, начинал медленно привыкать к таким трюкам. Благо, что Дракула в свое время ничего подобного не использовал... Хотя вряд ли даже теневая сущность спасла бы его от когтей оборотня. Ровно, как и бронежелеты с огнестрельным оружием не спасли такой большой отряд сектантов-бойцов от дракулины, устроившей в коридоре за дверью самое настоящее кровавое мессиво. Наблюдать за этим было уже отвратительно, да и Ван Хельсингу не пришлось при всем этом сделать даже одного выстрела. Что ж, звериная жестокость и буйство Виктории в бою - еще одна вещь, к которой Гэбриэлу придется привыкать, так как он нутром чуял, что сегодня явно не их последняя встреча. Когда же все кончилось, Ван Хельсинг вышел из-за остатков двери и прокашлялся. Запах крови после развлечений дракулины был здесь чрезвычайно силен. А вид кусков мяса, костей и органов, разбросаных вокруг, только придавал атмосфере ощущения жути. За пару минут битвы эта часть поместья превратилась в бойню...
И все же Ван Хельсинг не стал говорить ничего по этому поводу. Не было у него ни времени читать Серас нравоучения, ни желания. Он просто нацепил на лицо свою привычную тканевую маску и с пистолетами наготове побежал дальше с вампиршей бок о бок. Следующие двери впереди были заперты при помощи огромных балок, уходящих своим основанием куда-то на другую сторону этой преграды. Разбираться с этим времени точно так же не было, так что Ван Хельсинг просто швырнул гранату в дверь. Последовавший взрыв оставил от нее одни лишь щепки и куски металла, что разлетелись куда-то вперед вместе с дымом и запахом гари. Ковер и гобелены на стенах в следующем зале больших габаритов загорелись. Но, к удивлению охотников, их здесь не ждали толпы культистов, проводящих один темный ритуал. Вместо них вигиланта и дракулину встретило чудище, какое Ван Хельсинг надеялся больше никогда в своей жизни не увидеть, не глядя на то, как долго он еще собирался жить. Демон - а здесь и так сходу ясно, что это не красный Халк - вышел из теней, вооруженный пушкой как раз себе под стать. Едва только Гэбриэл увидел пулемет и довольную ухмылку твари из Ада, он со всей дури рванул куда-то в сторону, пытаясь найти укрытие - он знал, что для раскрутки нужна пара секунд, так что у него и были только эти две секунды, чтоб спастись. Очень быстро вигилант пробежал некоторое расстояние и прыгнул за один из алтарей, на которых, судя по всему, приносили жертвоприношения. По всей комнате таких было несколько, но все они каменные - вряд ли они выдержат длительный натиск огня и свинца.
Как и ожидалось, звук стрельбы раздался очень скоро. Пулемет ревел, пока из его вращающихся стволов вылетали смертоносные залпы и пламя. Лента боеприпасов, которую демон закрутил слегка на своем собственном торсе, своим концом уходила куда-то далеко за поле виденья, так что стрелять этот монстр мог долго. Демон периодически поворачивал свое орудие, превращая весь зал, его интерьер и стены в решето. Это он пытался стрелять одновременно в укрытие Ван Хельсинга и в Серас. Но, просчитав наконец, сколько времени такой поворот занимает у пулеметчика, вигилант достал с пояса гранату. Он выждал подходящий момент и ровно тогда, когда демон снова пытался превратить вампиршу в груду мяса и костей, охотник швырнул светошумовую гранату под ноги врагу. Последовавшая вспышка дезориентировала монстра на несколько драгоценных секунд. Ван Хельсинг вытащил свои пистолеты вновь, сделав несколько точечных выстрелов. Один - в голову, дабы оглушить демона на еще несколько мгновений. Конечно же, его нельзя будет добить одним выстрелом. Еще несколько - по рукам. Когда освященные серебряные пули пронзили лапы чудовища в нескольких местах, оно взвыло в агонии. Демон выронил свой пулемет, ведь с такой болью он больше не был в силах его держать.
Ухмыльнувшись, Ван Хельсинг продолжил стрельбу. Теперь - в основном по ногам.

+1

17

Музыкальная тема
Демон был типичным, являющийся носителем внешности по всем канонам религии: большим, красным и рогатым. Разве что чрезмерно толстым, а на вооружении имел никакую не фантастическую секиру, а вполне себе реальный миниган, который успешно крошил каменные укрытия обоих охотников. Уже после первых пуль для Серас было ясно, что это даже не освящённое оружие, без притока серебра, иначе бы и сам демон ожёгся, а самые обычные пули. Правда, таким потоком из дула можно срезать конечность просто на ура, а дракулина пока не хотела экспериментировать с собственной смертью от слова совсем, пускай и часто доходила до опасной для себя черты. Головы лишаться как-то не хотелось, так что укрытие занять было самым мудрым решением. Но, исходя из града пуль, оно не продержится слишком долго. Так, и что же у неё осталось на вооружении? Пара прихваченных винтовок в кровавом коридоре, где ныне валялись трупы целой роты сектантов, да освящённые штуки. Последнее и являлось самым эффективным орудием, но, пока она доберётся до здоровяка, тот успеет нашинковать Ван Хельсинга. Как же неприятно. Высунувшись из укрытия, Серас с обеих винтовок дала длинную очередь, почти на весь рожок, в это чудовище. Притом одновременно с Гэбриэлом: как-то так само вышло. Странно, что оба были спокойны, но, вероятно, сказывался опыт. В их работе не удивишься даже суккубу, не то что этому мешку плоти. Правда, некий шок вызвать он сумел. Демон явно чувствовал боль, пули-то у них не были простыми, но, судя по всему, был далёк от полного уничтожения. Прямо на глазах у обоих противников, его раны зарастали стремительно и безнадёжно, а пули выкатывались наружу, падая на пол. Ещё один регенерирующий противник. Это просто гадство какое-то! Оставался только план ЖО.
- Давно фехтовал на штыках? Возьми его на себя, я прикрою,- решив поберечь собственные силы на бой с куда более грозным врагом - всё-таки послание от призраков прошлого было серьёзным и опасным - Виктория бросила освящённые штуки под ноги охотника на чудовищ. Сама же ловко выскочила в противоположную сторону, буквально давя противника огнём из двух винтовок, которые успела перезарядить. Двигаться быстрее, чем он, было просто, но миниган действовал в большом радиусе, пара пуль всё-таки застряла в теле. Пара! А наш регенерирующий демон вовсю отвлёкся на дамочку, скачущую перед ним. Судя по огромной ленте, сражаться он мог долго, но это и неважно. Вампирше важно было лишь подобраться намного, намного ближе, чем сейчас. Боезапас был исчерпан, "Харконнен" отсутствует, а значит остаётся лишь одно. Непосредственный физический удар прямо в мозжечок. Откинув уже бесполезные винтовки и спрятавшись за одной из колонн, бывших в этом зале, Виктория обратила уже вторую руку, как и первую, но обе - в настоящие мечи. Правда, лезвие было изогнутым, для большего удобства, но назвать их руками было уже трудно. Скорее боевыми протезами. Кто-то пересмотрел голливудского кино. Сзади раздался грохот, когда здоровяк подобрался ближе, буквально кроша колонну перед собой. Серас же, воспользовавшись облаком пыли и каменного крошева, вынырнула сбоку. Удар. Миниган оказался разрезан надвое, тем самым покончив с огневой мощью этого демонюги. Но тот, яростно заревев, а после захохотав, перешёл на кое-что попроще. Дубины. Выдрал одну из колонн без всякого напряжения и, потрясая ей, набросился на Викторию. Та, стоит отдать должное, была во много раз быстрее своего мастера, не то что этой твари, однако орудовал дубиной демон знатно. Приходилось немного туго. Хельсинг где-то подкрадывался с тыла. Срежь гаду голову, и проблем не будет, этот вариант всегда прокатывал с вроде бы неуязвимыми врагами. Оставалось лишь держаться. Правда, после того, как очередной замах впечатал вампиршу в стену, вырвав из её груди недовольный вскрик, стало как-то тяжеловато. Ну, только если слегка. В конце-концов, демон явно не был из разряда тёртой аристократии Преисподней, или откуда он там пришёл. Никакой магии, никаких прислужников, только банальная груба сила и возможность восстанавливать собственное тело. Ничего более. Завалить его трудно, однако возможно. Главное отвлечь на большое время.
Ещё пара минут. Немножечко.

+1

18

В присутствии демона Ван Хельсинг ощущал себя несколько иначе. Все еще, его сердцебиение оставалось предельно спокойным, как и всегда, но кровь закипала в его венах, когда перед ним появлялся такой враг. Как если бы само естество вигиланта было против существования этих нечестивых тварей, а его и без того острые рефлексы с интуицией становились полезней в разы. Понемногу создавалось даже такое впечатление, что если Гэбриэл выйдет сейчас под поток пуль, то сможет уклоняться от них, но здравый смысл удерживал охотника от подобной вольности. Сейчас предстояло встретить лицом не легкость, но сложность, а состояла она в том, что демон, которого Ван Хельсинг застрелил несколько раз не просто выжил, но и самовосстановился. Его дымящаяся плоть с трудом вытолкала серебряные пули и не сразу, но восстановилась.
- ...вот дерьмо, - вздохнул Ван Хельсинг, наблюдая за довольной лыбой здоровяка, уже определенно готового стрелять снова.
Глянув на штыки, которые Серас дала ему в пользование, Гэбриэл только бровь приподнял. Как будто это было оружие, которым с такой махиной можно фехтовать - глядя на размеры демона, становилось очевидно, что он простым движением мизинца лезвия и побольше разломает, не то, что эти. Но, увы, на этот раз Ван Хельсинг не прихватил с собой свой артефактный меч Святых, который расчитан точно на бой против тяжеловесной нечисти - он просто не расчитывал, что фанатики заиграются настолько, что призовут полноценного демонического воителя. С разбега Ван Хельсинг подхватил штыки и приступил к действиям.
- Поехали.
Пока Виктория отвлекала громадину на себя, и отвлекала успешно, шансы Ван Хельсинга поразить чудовище были велики, как никогда. Он, как и дракулина, знал наверняка, что, если ты не можешь убить кого-то, начинив его тело серебром, то отрезание головы поможет наверняка - в этом их мысли были сходны. Но такими штыками придется потратить некоторое время, чтоб перерезать шею такому здоровяку, он успеет сбросить охотника на нечисть и попытка провалится. Благо, Серас обезвредила "тяжелую артиллерию" демона, оставив его без пулемета - уже легче, ведь, пока монстр палил по вампирше, пытаясь ее хотя бы зацепить, был риск, что он снесет голову Ван Хельсингу, вращаясь на месте туда-сюда. Взяв оба штыка в одну руку, Ван Хельсинг на ходу выхватил со своего пояса тросс-пистолет. Он взвел ствол вверх и произвел выстрел точно в багатоукрашенную люстру. Нет, люстру не должно было подбить, чтоб она упала, но сам Ван Хельсинг провел между собой и ней плотную линию, которая по нажатию нужной кнопки на пистолете стала сокращаться. Гэбриэл стремительно поднимался все выше и выше к потолку, пока не достиг самой люстры. Оказавшись рядом с ней практически впритык, охотник отцепил тросс... И стал падать.
К счастью, потолок с люстрой был очень высоко, так что Ван Хельсинг успел взять штыки в обе руки и сгруппироваться так, чтоб упасть точно на демона с сокрушительным режущим ударом по шее. Шляпа улетела куда-то в сторону, позволив вьющимся локонам мужчины развеваться в падении. И вот - удар. Сапоги Ван Хельсинга резко ударили по спине здоровяка, тогда как штыки с большого разгона ударили в шею, отделяя голову от тела за пару секунд. Не способный дольше удерживать равновесие, Ван Хельсинг наклонился назад и упал снова, но на сей раз с расстояния не такого губительного. Голова демона покатилась по земле где-то неподалеку, и совсем скоро пол дрогнул, когда на него грохнулось остальное массивное тело с дубинами в руках.
Это был всего лишь один демонический воин, но Ван Хельсинг уже надеялся, что у войск Ада таких же не найдется много.
Гэбриэл поднял взгляд с земли, справляясь с легким головокружением. Маска на его лице немного съехала, так что, пока он медленно поднимался, пришлось ее поправить. Рядом же как раз упала видавшая виды широкополая шляпа. Ее Ван Хельсинг, как и полагалось, отряхнул хорошенько, после чего надел обратно. Глядя на Серас, вновь готовый к действиям вигилант пожал плечами.
- Ну вот... - выдохнул Гэбриэл, наблюдая за тем, как растекается лужей черная кровь демонического воителя, пачкая ковер, - Они не дурно нас отвлекли.
С этими словами Ван Хельсинг ткнул пальцем в то место, где предположительно должен был находиться тот самый черный обелиск, который он видел раньше. Сейчас вигилант был явно готов на многое, лишь бы достать эту штуку и уничтожить - не хочется как-то, чтоб твари, подобные той, которую они только что убили, свободно разгуливали вокруг в больших колличествах.
- Они снова утащили куда-то этот артефакт, - озвучивал свои мысли Гэбриэл, - Мы должны найти его, пока эти фанатики не спустили на мирное население Ад.
И тут, внезапно, раздался звонок. Как убедился Ван Хельсинг, звонил не его телефон. И взгляд вигиланта с немым вопросом медленно перекочевал к Виктории.

+1

19

Благодаря собственной регенерации Серас могла успешно противостоять демоническому солдату, особенно когда лишила его минигана - такое оружие всё-таки было опасным для неё ввиду срезания целых конечностей, регенерировать которые было крайне неприятно. К счастью, тут этого не случилось, а лично для дракулины монстр был крайне, крайне неповоротливым. Ей не составляло никакого труда буквально плясать под взлетавшими над ней многопудовыми кулаками и осколками колонны. Оставалось только злить, и резать, резать, резать его собственными руками! Ровно до того момента, как люстра наверху успешно начала падать вниз подобно метеориту, вместе с Хельсингом. Тварь, поначалу этого не заметившая, всё же попыталась было сбежать, но вылезшие из пола теневые хваткие лапы, порождения тени самой Виктории Серас, успешно его удержали. И, когда святые штыки коснулись плоти, срезая голову, всё было кончено. Обезглавленная туша рухнула на плиты, дёргаясь и, казалось, порываясь встать. Сила регенерации была огромной, но учитывая отсутствие головы и большое расстояние меж ней и телом, демон умер окончательно. И не сможет восстать. Вот только оба охотника ничего не достигли, пускай и были невредимы. Впрочем, они были в самом сердце разворошенного логова сектантов, и первым, на что обратила внимание Серас, была гранитная плита с вырезанными на ней символами и даже небольшим текстом, прямо рядом с особой нишей для, без сомнения, обелиска. Однако сама вампирша изучить её не смогла: мобильник, надёжно спрятанный прямо в теле, ожил. Удивлённо, полицейская взяла устройство в руку, как ни в чём ни бывало дакнув прямо в трубку. Застыла, молча слушая, что ей говорили, и бледнея лицом больше, чем обычно. Тем же временем, Хельсинг вполне успешно мог разобрать надпись на латыни, одну-единственную зацепку на плите, изрезанной сатанинской символикой. Похоже, эту надпись пытались заделать, скрыть, испоганить, но ничего не удалось. Буквы словно сами слетали с губ против всякой воли.

"Unus qui est purus anima
Et qui ora etiam in somno meo
Ut congregatio de Inferno ad adiicias
Cum obeliscus
Flore in Cruenta luna."

Но разбираться в такой причуде, как надписи на латыни явно не самого обычного происхождения, банально не было времени. Серас уже говорила, раздавала приказания по телефону, и, исходя из их содержания, дела шли всё хуже и хуже.
- Ситуация 9-9, эвакуируйте центр и ближайшие кварталы. Держитесь на тридцати метрах. Если что-то полезет - стреляйте всем что есть. Привезите вторую модель. Отбой,- машинально выключив средство связи и спрятав его в один из многочисленных карманов своей формы, Виктория с тревожной миной взглянула на Ван Хельсинга,- Трафальгарская площадь, они там с обелиском. "Хеллсинг" окружил их, но не может подойти или остановить из-за какой-то магии. Выпни заложников из той фуры снаружи, я найду нам транспорт,- сказав всё, что ей было известно, дракулина подобралась, одним прыжком вылетев из дверей, подобно безумному йо-йо отталкиваясь от пола, стен и потолка лишь ради того, чтобы сократить собственное время. Счёт пошёл даже не на часы - минуты - и Серас торопилась, прекрасно сознавая, что сейчас весь Лондон стоит перед угрозой чего-то хуже, чем банальный налёт нацистов-вампиров, остатков Третьего Рейха. Демоны шли прямо к ним, они спускались из Пылающей Преисподней и жаждали лишь всеобщей смерти. В этом Виктория не сомневалась, а потому лишь прибавила ходу. В конце-концов, она просто протаранила мешавшие ей стены, достаточно быстро сообразив относительно планировки этого поместья. А конкретно, где у них тут находится гараж, крыша которого рухнула от удара полицейской буквально через мгновение, впуская внутрь передвижной сгусток разрушения всего и вся. Целые ряды машин, дорогих и дешёвых марок. Даже мотоциклы. Жаль, что не всё годится для экстремальной езды в такую отвратительную погоду. Легковушки, почти без...Этот подойдёт. Огромная, в меру громоздкая и с мощным движком. Самое то для безумной метели и зреющего апокалипсиса локального разлива. Серас достаточно легко сможет управиться даже с таким зверем: лёгкой надрез на двери, не потребовалось и ключа, а вот завести немного сложнее. Почему ключей всегда нет, когда они так нужны?
- Эй, детка, ты что, решила угнать машину сектантов? А то они как раз пришли по нашу душу, идиоты,- молчавший до этого Бернадотте ожил, и по вполне понятным причинам, ибо события были слишком зловещими, чтобы отвлекать дракулину пустой болтовнёй. Но капитан явился не просто так, кивая в сторону явившихся сектантов. Не всех зарубили, не всех перестреляли. Одна бригада выжила, и вампиршу обнаружили сразу: открыли огонь из всех стволов. "Хаммер", машина-предшественник всех этих новомодных джипов, определённо выдержит пару минут, а потому Серас сосредоточилась на разборе управления, а конкретно того, как её завести. В конце-концов, остался только один выход.
- Машина сектантов, вот так просто пришли, правда что ли?- из руки чуть выше костяшек пальцев вырвалось одно тонкое теневое лезвие, с помощью которого Виктория и выпотрошила неподатливую машину изнутри. Двигатель взревел мгновенно, и девушка, отжав сцепление, буквально вылетела из гаража под рёв пуль и крики оставшихся сектантов. Впрочем, это не помешало ей, воспользовавшись самым банальным пистолетом, прихваченным по пути сюда, лишить идиотов-людей, вверивших свои жизни демонам, этих самых жизней: пара выстрелов в баки с бензином, которые какой-то идиот оставил тут, и остатки секты перестали существовать. Зато дракулина вылетела в воистину фееричном взрыве из разрываемой на части двери гаража, ловко притормозив рядом с фурой пленных и Ван Хельсингом.
- Поехали со мной, если хочешь их спасти,- раскрыв дверцу по другую сторону от водительского места, Серас не стала ждать уж слишком долго. Пленники её не волновали, на фоне гибели миллионов людей, а потому их оставила на откуп судьбе, ибо едва Гэбриэл оказался на сиденье, как "Хаммер" рванул со своего места, управляемый опытной рукой. Конечно, полицейская умела водить, но делала это очень, очень экстремально, нарушая все возможные правила движения. Но учитывая, какой стала ситуация, её можно было простить.
Они ехали крайне быстро сначала по самым обычным деревенским дорогам, где их беспокоил разве что всё идущий снег да мощный ветер. Дворники работали беспрерывно, но даже без них полицейская прекрасно видела дорогу. Лицо её было напряжено, взгляд сосредоточен, а всё внимание поглощено дорогой. Вероятно, поэтому именно не она заметила многочисленные отблески не менее многочисленных фар сзади первой. Взгляд в стекло заднего вида, и, исходя из того, что мчащаяся за ними кавалькада средств передвижения состоит из вооружённых людей, двух джипов и целой серии мотоциклистов, это явно не "Хеллсинг".
Хотя начавшаяся по охотникам стрельба явно была лучшим доказательством.

Музык.тема погони

Отредактировано Victoria Seras (31.10.2016 14:46:51)

+1

20

Медленно подойдя к плите с искаверканной надписью на ней, Ван Хельсинг склонился, дабы было удобней читать. И, казалось бы, слова текста будет сложно разобрать, но, к удивлению вигиланта, он смог прочесть каждое - осталось только понять. Напрягая свои извилины, Гэбриэл не сразу заметил реакцию Серас на то, что ей передали по телефону. Когда же она поведала все Ван Хельсингу напрямую, охотник только выпустил какой-то уставший вздох. Действительно, как же этим демонопоклонникам удается перетаскивать этот обелиск раз за разом так быстро из одного места в другое, еще и так незаметно для преследователей? Непременно, здесь примешана какая-то черная магия.
- Ясно, найди что понадежней, - кивнул Ван Хельсинг Виктории, всего лишь миг пронаблюдав за тем, как она одним прыжком покинула помещение. К сожалению, у Гэбриэла не было возможности вот так быстро передвигаться, но ему тоже было необходимо спешить.
Пробежавшись по тому же пути, по какому он с вампиршей пришли в последний зал, Ван Хельсинг вновь открыл огромную дверь, ведущую на улицу, встречая такую отрезвлюяющую зимнюю прохладу. Машина, внутри которой двое охотников добрались до поместья, все еще стояла у входа. Обойдя ее еще разок, Ван Хельсинг вновь увидел тех самых пленных, которых сектанты схватили еще с поезда, дабы привести сюда и наверняка использовать в каких-нибудь темных ритуалах с жертвоприношениями - классика жанра. Эти люди много натерпелись за последний день, так что сейчас они сидели все очень близко друг к другу, пытаясь согреться на зимнем морозе. Да уж, наверняка не так они хотели встретить это Рождество, но здесь уже ничего не попишешь. Скорее всего, где-то в Лондоне их ждали их семьи, друзья и знакомые, но, в виду последних событий, люди, которых похитили, были сейчас в большей безопасности, чем их близкие. Теперь пора спасать последних.
- Выходите, - кивнул Ван Хельсинг в сторону и махнул головой, - Думаю, теперь здесь безопасно... Идите в поместье, согрейтесь там и обустройтесь. И ни в коем случае не пытайтесь ехать на этой тачке обратно в Лондон.
Еще полминуты объяснений и Ван Хельсинг чувствовал, что может оставить этих людей с чистой душой и спокойным сердцем. Во всяком случае, вряд ли в поместье осталось много сектантов. Если вообще остались, особенно после того взрыва, что произошел прямо в гараже. Подозрения вигиланта о участии в этом дракулины подтвердились в тот же миг, когда он увидел, как она уводит здоровый "Хаммер".
- Уверена, что поведешь лучше?.. - задал Ван Хельсинг скромный вопрос, бросив короткий взгляд на пылающий след за машиной и дымящиеся остатки от гаража. Что-то Гэбриэлу подсказывало, что взрыв уничтожил не одну дорогую машину, так что, кому бы она не принадлежала, многие мужчины, глядя на результат, ощутили бы боль в сердце.
В прочем, вопрос не требовал ответа и Ван Хельсинг сел в машину быстро, звучно захлопнув за собой дверь. Так путь назад, в Лондон, начался.
- Педаль в пол, Серас, - бросил вигилант, как бы намекая, что хочет выжать из этой машины всю доступную скорость - благо, бак у нее был полон, а до эпицентра событий еще далеко, так что нечего было стесняться. Беда заключалась только в том, что "Хаммер" - это тебе не "Ягуар".
Правда, пока Ван Хельсинг понаблюдал за вождением девушки такой здоровой машины, он и пристегнуться успел, и трижды захотел вернуть свои слова обратно. Создавалось такое ощущение, будто их не демоны угробят, а банальная дикость этой езды. Хорошо еще, что сбить никого не умудрились. Поглядывая за дорогой впереди, Ван Хельсинг не забывал иногда смотреть и в зеркала заднего вида. И скоро то, что он в них увидел, ему не понравилось. Все-таки ограниченная скорость их транспорта подвела.
- За нами хвост!.. - воскликнул охотник еще до того, как по "Хаммеру" началась пальба, и тут же обдумал свои дальнейшие действия. Серас не сможет помочь ему, пока ведет машину, так что вытаскивать обоих из этого дерьма придется в одиночку. Высовываться из дверного стекла для того, чтоб палить по преследователям - себе дороже, так и руки можно лишиться, и дырку в голове схлопотать. Зато "Хаммер был достаточно просторной машиной, чтоб попытаться немного сменить позицию внутри него.
- Сейчас вернусь, - бросил вигилант каким-то обыденным тоном, как если бы он делал такое каждый день. На этих словах он отстегнул свой ремень безопасности и стал лезть к задним сидениям через тот проем, что был между его местом и местом Серас. Сказать, что это было неудобно - ничего не сказать, но результат того стоил, ведь уже через минуту Ван Хельсинг оказался в багажном отделении. Заднее стекло уже давным давно разлетелось от выстрелов, оставив кучу осколков на полу, но, к счастью, Гэбриэл носил качественные сапоги с толстой подошвой. Пули то и дело свистели, врезаясь в прочную обшивку "Хаммера" тут и там, но большого результата это не приносило. Зная банальную тактику преследования большой и неповоротливой цели, Ван Хельсинг мог предсказать, что народ, который тащится за ними в хвосте, совсем скоро попытается объехать "Хаммер" по сторонам и сбить с дороги. Когда же он увидел, что оба джипа, составлявших ядро всей этой "кавалькады", подъехали уже очень близко, Ван Хельсинг понял, что его догадка оказалась верна. Но, пока преследователи не встречали никакого сопротивления, они совсем осмелели и просто забыли о том, что их же цель еще может дать сдачи. Ван Хельсинг очень красочно напомнил им об этом, когда правильно расчитал время и бросил через разбитый оконный проем гранату без чеки. Снаряд скользнул прямо под один из джипов и произошедший взрыв окрасил окрестности в теплые огненные цвета, когда машина поднялась в воздух и грохнулась на другой джип. На это столкновение было больно просто смотреть, но скоро оба джипа остались далеко позади, горящие и помятые до неузнаваемости. Оставалось только разобраться с мотоциклистами, а с ними такой трюк едва ли сработает. Без секунды сомнений Ван Хельсинг достал один из своих револьверов и зарядил его.
- Час расплаты.
Высунувшись в оконный проем, охотник молниеносно махнул рукой с оружием и выдал серию выстрелов нечеловеческой точности. И после него выстрелы, что раздавались позади, стихли все разом.
Что тут сказать, мастерство не пропьешь.
Дорога назад на то же место спереди была такой же неловкой и неудобной, но, в конце концов, вигилант снова сел и пристегнул свой ремень безопасности.
- ...делов-то, - выдохнул он и поправил шляпу.
Совсем скоро "Хаммер" уже достиг городской черты Лондона, так что ехать оставалось недолго. Но уже так было видно, что в городе поднята тревога, а жители то и дело бежали прочь от территории, где приблизительно находилась Трафальгарская площать. Не удивительно. Но именно туда сейчас направлялись Ван Хельсинг и Серас.
Прямо в Пекло.

+1

21

- За нами хвост!..
- Да ладно?!- злобно гаркнула Серас в ответ, резко крутанув руль и вдавив педаль газа почти до самого дна, едва ли не пробив его. "Хаммер" был мощной, тяжёлой и чертовски требовательной машиной, которую иногда сильно заносило на поворотах, вот как сейчас. Пожалуй, только умение Виктории и позволило ей вписаться в прямой поворот, не сломав бампером всё, что только возможно, и даже не сбросить скорость. Правда, такое экстремальное вождение требовало полного внимания дракулины, а потому, увы, Ван Хельсингу она не могла помочь. Даже напротив, некоторые виражи приходилось делать резко, без предупреждения, бросая автомобиль в очередной корвет. Но, какая разница? Дворники работали без перебоя, равно как и фары, то и дело выхватывающие на просёлке медленно тащившуюся машину или дерево, а то и что похуже. Благо, тут не было особо много простора для того, чтобы джипы прижались по бокам и зажали её, а то и вовсе выбросили за обочину. Проблему представляли собой только стрелки, и то лишь в силу того, что по Гэбриэлу так или иначе, а всё-таки могли попасть. Но опять же, даже прикрыть она его не могла, а вызывать Бернадотте не хотелось в силу разных причин. В основном потому, что места двоим, так или иначе, а в заднике машины совсем не будет. Приходилось чем-то жертвовать. Однако, охотник на нечисть и так прекрасно справлялся: мощный взрыв сзади заставил "Хаммер" вильнуть, но Серас опытной рукой удержала его ровно посредине дороги, покосившись на стекло заднего вида. Чудесно, двое выбиты и похоже, что мотоциклисты немного потеряли удаль и боевой дух. Не удивительно, враг же фактически разобрался с их основным козырем!..но, они не были бы сектантами, имей мозги. Потому как истовые религиозные идиоты с искренней миной фанатизма на лице набрали скорость, кружась по самым запутанным траекториям и стараясь хоть как-то обогнать мощную машину, ведомую вампиршей. Это удалось только одному - либо самому тупому, либо самому удачливому. Но парень водил лихо, одной рукой держась за руль, а другую используя, чтобы стрелять из ТТ. Серьёзно?..пули даже не были серебренными, так что и вреда особого не принесли. Тем не менее, Серас не понравилось иметь пару дырок от пуль в теле, и, крутанув руль, она смела мотоциклиста с пути. Тот, этакий ловкач, поспешил ухватиться руками за дверь автомобиля, лицом лицу столкнувшись с кошмаром. Острые клыки дракулины, количеством ровно тридцать три, оторвали ему голову. Кровь брызнула на большую часть "Хаммера", обезглавленное тело рухнуло в снег, следом за своим неудавшимся драндулетом. Виктория была на взводе, и потому промолчала в ответ на подобную жестокость, совершённую мимоходом. Только продолжила выжимать всё, что только возможно, из машины. Быстрее. Ещё быстрее.
Но даже самому быстрому автомобилю, самому резвому мотоциклу и безумно спешащему смертному не дано было опередить кошмар и ужас, что уже спускались на Лондон. Едва только двое охотников на нечисть въехали в пригород этого славного города, чья история была полна крови, как Ад начал сходить на грешную землю. Трафальгарской площади не было видно отсюда, но исходящий с её центра багровый луч энергии, бьющий в сами небеса, можно было увидеть почти из любой части столицы. Огромный, бесшумный. Ощущения были такие, словно ты смотришь на взрыв ядерной бомбы: тихо так, что даже снега и рёва мотора не слышно. Шок и осознание того факта, что вы опоздали. Луч становился всё сильнее и сильнее, разрывая на части реальность, время и всё то, о чём обычно говорят в сериалах в подобные моменты. Огромных размеров дыра, кроваво-красная по краям, раскрылась в небе на высоте примерно километра над Лондоном. Оттуда лилось пламя, и чёрные потоки демонов летели вниз, вооружённые чем попало. Но каждый не похож на тех, о ком вещают христиане. Современное оружие, даже превосходящее то, что уже имели на вооружении смертные. Но это не остановило "Хеллсинг". Орден королевских протестантских рыцарей Англии оцепил Трафальгар, стоя насмерть в самой Преисподней, развернув смертоносные установки и раструбы РПГ вверх. Арсенал был собран немаленький, и демонов встречали потоком пуль, дроби и ракет последнего слова нынешней техники. Однако очень быстро Трафальгар превратился в пылающий лимб, преддверие Ада на Земле. И, несмотря на весь кошмар, оцепенение не слишком долго властвовало над Викторией Серас. Полицейская отважно завернула за угол, мчась стрелой уже по прямому пути, снеся по пути несколько брошенных легковушек. Люди бежали из столицы, помня, в какой заднице пребывала она всего-лишь восемь лет назад. Такое трудно забывается, и дракулина не винила жителей в массовой панике. Совсем. Лишь сцепила зубы, скалясь так, что страшно смотреть, достаточно быстро доставив и себя, и Хельсинга на площадь. "Хаммер" замер у оцепления королевских рыцарей, дымя и чихая на последних крохах жизни в своём двигателе. Полицейской было наплевать - она мигом выскочила наружу, оценивая быстрым взглядом обстановку. Дерьмо. Минут пятнадцать-тридцать они продержатся. Может, сорок, но общая ситуация плачевна. Покосившись в сторону сектантов, накрытых неким магическим щитом, похожим на бесконечный океан красных цветов, вампирша злобно выругалась в старом-добром стиле "Диких Гусей". Привычки Бернадотте были неистребимы.
- Займись тем, чтобы пробиться через их оборону. Я сейчас,- бросив то Ван Хельсингу, девушка незамедлительно скрылась у ближайшего оружейного склада, быстро вооружаясь рацией и меньшими калибрами. Бегло, осматривалась по сторонам, достаточно скоро сообразив, где находится её главная игрушка. Ради такого Ада пришлось расчехлить кое-что серьёзней, чем первая модель. Уже через минуту над головами "Хеллсинг" засвистели выпущенные из "Харконнен-II" снаряды. Серас вооружилась, став похожей на настоящую башню ПВО. Два огромных блока с патронами, два "Владимира". И, конечно, два непомерно громадных ствола, как раз прошедших модернизацию в прошлом месяце. Пришла пора их испытать.
И, как и восемь лет назад, дракулина встала напротив надвигающихся на неё врагов. Бесконечный дождь снарядов и крови.

+1

22

Глядя на следы крови, что появились по всей кабине водителя к тому времени, как Ван Хельсинг вернулся, он посмотрел на Серас даже несколько осуждающе. В прочем, его виной на дороге, по которой они с Викторией ехали, уже разлито намного больше, так что не ему было жаловаться - да и машина была не их.
Ситуация в Лондоне оставляла желать лучшего. Как и говорил Ван Хельсинг раньше, он обычно не занимался полномасштабными столкновениями с чудовищами, работая предпочтительно с выскочками один на один. Причин на то было несколько: таких огромных столкновений обычно и не было, стараниями Святого Ордена, и к тому же такие события были слишком видными. Как ни крути, но Орден является секретной организацией, был ей и будет еще очень долго. Его агенты обычно не мелькают на телевиденье, как иногда рискуют мелькать те же представители "Хеллсинг".
Глядя на алый луч, что устремился точно к небесам с Трафальгарской площади, Ван Хельсинг перекрестился, пробормотав себе под нос короткую фразу на латыни. Определенно, это было очень похоже на локальную войну, в которой участвовали "Хеллсинг", как обороняющая сторона, и демоны Преисподней, как наступающая. Разница была в том, что люди на обороне имели свои лимиты, а вот у демонов их, кажется, не было, ведь они не прекращали сыпаться из огромной дыры в небесах, и с каждой секундой их было только больше. Совсем скоро даже оружие последнего слова земной техники уже не будет помогать против таких орд. Надежда была лишь на то, что совсем скоро на помощь королевским протестантским рыцарям придет армия Великобритании. Уж если что Ван Хельсинг знал о этих ребятах, так это то, что воевать они умеют еще как. Но в то же время был и риск. В конце концов, Великобритания - одна из стран с ядерным оружием в рукаве. И, если управляющие круги сочтут, что ситуация безнадежна, они могут забросить сюда боеголовку - уж тогда достанется всем, вот только демонов это, увы, вряд ли остановит. Во всяком случае, надолго.
Машина остановилась и Ван Хельсинг с Серас выскочили из нее тут же. Как это часто бывает, надо действовать, и действовать быстро, пока ситуация в конец не вышла из-под контроля - она была уже опасно близко к этому. А Серас здесь была за главную, судя по всему, пока не подъехала армия. Так что и Ван Хельсинг выслушал ее указания вполне терпимо.
- Пусть так. Удачи, - кивнул охотник. И они с дракулиной разделились вновь. Зная Викторию хотя бы чуть-чуть, Ван Хельсинг мог сказать, что она наверняка сейчас наложит руки на какую-нибудь особо мощную пушку для уничтожения всего живого, но у него арсенал был в каком-то смысле неизменен. Револьверы, лезвия и собственные везение с меткостью.
Достав из кобур свои стволы, Ван Хельсинг поднял их и хорошенько настроился. Демонов, летающих и пеших, было так много, что, кажется, он мог бы стрелять куда-попало, а все равно в кого-то да попадет. Один выстрел, другой, третий. Демоны падали на землю, как живыми, так и мертвыми, хотя было это не только заслугой вигиланта - бойцы "Хеллсинг" тоже из кожи вон лезли, дабы защитить свой город. Надо было ускорить темпы. Охотник шел вперед, стреляя из обоих стволов. Стоило ли говорить, что в большинстве случаев одного точного попадания освященной серебряной пулей на одного демона хватало? Все же не все они были регенераторами, а только особенные. Залпы, которые выдавала Серас, превращали большинство вторженцев в мясное пюре, от чего начинало казаться, будто атака демонов вот-вот захлебнется, но Ван Хельсинг прекрасно понимал, что это только иллюзия. Людей здесь было не бесконечно, а вот числа демонов никто не знал. У тварей из Ада было огромное преимущество в этом, так что надо было как можно скорей придумать, как прервать ритуал призыва, иначе вторжение будет уже не остановить. Выскакивать вперед к защитному полю сектантов через линию обороны Хеллсинг и под падающих с небес демонов - не вариант решения проблемы, а скорее самоубийство меж двух огней. Нужно было придумать способ удара не в лоб, но в тыл. И, вспоминая надпись на алтаре в том самом поместье Адского Пламени, Ван Хельсинга слегка осенило. Что же он, обречен на успех?..

План действий вигилант придумал, и действительно весьма хитрый. Правда, вонючий и неприятный. В свое время Ван Хельсинг излазил лондонскую канализацию тут и там, так что от части посещение этого места вновь вызывало странную ностальгию. Здесь многое изменилось, конечно, но ничего совсем критического. Разве что, стало намного темнее. К счастью, при себе у Ван Хельсинга был фонарик, но были и другие проблемы, похуже освещения. Со сводов канализации то и дело периодически осыпалась пыль и грязь под тряску и звуки тяжелых ударов. Это Ад тряс поверхность и, соответственно, все пространство под ней. Но пока что земля держалась, хотя и рисковала несколько раз обвалитлся с особенно сильным грохотом. Ван Хельсинг спешил, пока этого не случилось. Здесь трудно было ориентироваться, но из того, что охотник расчитал, он понимал, что должен находиться, если не прямо под ногами у ритуалистов, то хотя бы очень близко к ним. Он уже подошел прямо под один из люков, что вели на поверхность, оставалось лишь выбраться и устроить призывателям "небольшой сюрприз".
В этот момент произошло нечто непредвиденное. Как если бы по земле где-то между оцеплением и ритуалом произошел огромной силы удар, который на сей раз обрушил все-таки землю. Последствия были очень ощутимыми, даже на таком расстоянии, на каком Ван Хельсинг был от произошедшего. Канализация ходила ходуном, обломки стен и потолка падали повсюду. Вытерпев несколько ударов по себе падающего мусора, Ван Хельсинг поспешил ухватиться за выступающие ручки подъема. Надо выбираться отсюда!
Люк вылетел со своего места и приземлился с металлическим грохотом. Вылезший из дыры в земле Ван Хельсинг не стал медлить, так как оказался точно под куполом, который сектанты наколдовали вокруг себя. Он выхватил револьверы вновь и быстрыми выстрелами милосердно покончил с демонопоклонниками, обступившими обелиск со всех сторон. Оставалось лишь разобраться с самим обелиском...
Но тем временем на поле боя появилось нечто посерьезней рядовых демонов. Это стало угрозой побольше.

+1

23

Завершающая тема

Противостояние с демонами - это бой на совсем другом уровне, нежели было с "Миллениумом". Безумные нацисты, недоделанные вампиры, каждый из которых был опасен лишь для неподготовленных жителей Лондона да ещё слабых бойцов, завязанных на рукопашный бой. Но с тех времён прошло уже почти десять лет, у ордена королевских протестантских рыцарей было достаточно времени, чтобы подготовиться к сражению с новыми угрозами. Арсенал был обновлён, состав даже больше, чем нужно, и каждый прошёл через тренировку с Викторией Серас. Но к этому Аду их нельзя было подготовить. Демоны явились из Преисподней, они спускались на землю прямо в Лондоне, городе, стоящем на крови и трупах своих жителей. Большая часть парней была родом отсюда же, и они дрались особенно отчаянно, понимая, что если они проиграют, то тут никто и никогда уже не будет жить. Но даже это отчаяние, даже весь опыт и техническое оснащение не могли помочь "Хеллсинг" в сражении с тварями из другого мира. Нет, они не гибли сотнями, а упорно стояли в собственной крови, окружёнными трупами и врагов, и друзей. Сражались, пытаясь не отступить, но даже с поддержкой дракулины это было действительно подвигом, на который они не были способны. Но бежали ли они, сломя голову, от осознания этого факта? Нет. Рыцари смотрели в лицо врага, отважно и безумно.
- Прорывы в пятом, седьмом и десятом секторах. Первый и третий едва держатся,- разрывалась от докладов рация Виктории Серас, которая стояла в самом центре этого ада, в окружении демонов и гор тел. "Харконнен" успешно справлялся со всеми этими легионами, и один снаряд, в отличие от обычного оружия, не останавливался только в одном лишь демоне, а пробивал как минимум пятерых из этих уродов по прямой линии. Учитывая, как быстро стреляла вампирша, это было похоже на бесконечный град всепроникающих пуль. Достаточно, чтобы взорвать целый флот дирижаблей, учитывая последний апгрейд вооружения. Но увы, тут были только эти демоны, которым было попросту плевать на потери. Даже нацисты исхитрились, потеряв большую часть своих солдат, ощутить страх или беспокойство. Это же были звери. Очень умные и очень любящие умирать звери. Оставалось лишь бессильно стискивать руки на винтовках и в бессильной злобе скрипеть зубами. И сражаться, сражаться, сражаться, ловко маневрируя в этой толпы и используя любые более-менее крупные предметы, чтобы крошить приближающихся к оцеплению тварей из Пекла. Пока это выходило.
- Где правительственные войска? Мы не сдержим всю эту толпу,- во время одной из передышек, Серас исхитрилась перекинуться несколькими словами по рации. Стрелки из ордена были рядом, успешно поливая монстров, которых не сразу и серебро со святой водой брали, потоком смертоносных пуль. Выходило недурно, несмотря даже на наличие у них способностей к регенерации.
- Двадцать минут до подхода танков и авиации,- рация ожила не сразу, передавая ответ очередной вышестоящей шишке в министерстве обороны, знавшей о том, что жизнь немного сложнее банальной политики кучки стран, возомнивших себя пупом всей планеты. Скрип зубами продолжился. Двадцать минут они не вытянут. Даже будь у них ядерное оружие, всё равно не вытянули бы. Остаётся только бессильная злоба. Что же, не удивительно, но полицейская была не из того разряда жителей ночи, что просто так сдаются перед превосходящими силами. Её верные спаренные винтовки были ещё полны патронов, а демонов столько, что бойня в Лондоне десять лет назад ничто перед нынешними событиями. Определённо, предстоит весьма сильно повеселиться. Только немного жаль, что она не смогла этого предотвратить. По крайней мере, свести потери к минимуму - её обязанность.
Бой продолжился, хотя его впору было называть бойней, ведь несмотря на все свои плюсы, "Хеллсинг" уже не выдерживали этого бесконечного потока монстров. Будь Серас одна, в бою против этих созданий, без необходимости заботиться о ком-то ещё - она могла бы выкинуть. Дракулина это понимала, но приходилось отвлекаться на собственных подчинённых, расстреливая всю нечисть, что только мечтала подобраться очень близко. Но даже так, у этих ребят были не тупо бойцы ближнего боя, но и стрелки. Те, как водится по всем канонам Библии, расстреливали всё из дробовиков и кидались огненными шарами, взрывая всё вокруг себя. Иные вообще были вооружены, казалось, магией, и тут приходилось прицельно выносить их, кося заодно целую пачку уродов рядом. В бою против огромных пушек они явно пасовали. Тем не менее, даже у Преисподней были те, кто мог соперничать с Серас в разрушительной мощи. Один из них как раз сейчас проходил через портал, широко разведя его края в стороны. Он было песчано-тёмного цвета с рогами, вполне себе классический монстр, но с одним исключением: одну руку и одну ноги заменяли протезы, которые иначе как кибернетическими не назовёшь. Правда, левая рука была скорее похожа на ракетницу, нежели полноценную конечность, но это нисколько не радовало Викторию. Рухнувший прямо на Трафальгар монстр был похож на небоскрёб на козлиных ногах, который был куда опаснее ряда его противников. Во всяком случае, залп пущенных им ракет, полетевших сразу после безумного бычьего рёва, уничтожал и своих, и чужих, достаточно быстро обратив площадь в пылающий лимб. Серас осталась стоять в окружении умирающих и израненных бойцов, вырастая из обломков и трупов. "Харконнен" не был задет, а сама дракулина успешно регенерировала, в удивлении глядя на это нечто. Стоит отдать должное Аду - они знали, кого прислать, дабы расширить брешь в рядах защитников Лондона. Стоит отдать должное смертным - на их стороне было настоящее чудовище. Виктория Серас, сразу же закрепившаяся на мостовой, уже готовила оружие к выстрелу. Со скрежетом, два непомерно огромных снаряда закрепились на пусковой части винтовок, развёрнутых в сторону кибер-демона (название само пришло в голову, при виде таких-то особенностей). Улучшенные в весовой категории и осадной мощи две ракетно-фугасных зажигательных гранаты площадного поражения "Владимир" вылетели вместе камнем из пращи, обходя целый поток ракет из оружия демона. Обошли, облетели, и детонировали в его развороченном кем-то брюхе в фееричном взрыве пламени.
То, что осталось от Трафальгара, нельзя было назвать даже мостовой, сплошные хлам и крошево да поднявшееся облако дыма, прозрачное для глаз истинной вампирши. Она отбросила в сторону винтовки, ставшие бесполезными и израсходовавшими все боеприпасы, вместо этого встав в знакомую боевую стойку. Обе руки лопнули, обрастая знакомой материей тени самой Виктории Серас - из спины вырвались, обнажая себя во всей красе, множество шипов-щупалец, подвластных лишь одной воли. Давненько не случалось такого, даже в Баварии, что вынудило бы девушку выступить против могущественного врага во всей красе. Она видела - он жив, и даже не упал, но "Владимир" солидно его изувечили. О активной подвижности можно забыть, а это вампирше только и было нужно. Она не ждала, согласная с тактикой, предложенной Бернадотте. Вперёд и в бой, прямо по трупам, беззвучно крича от досады, от ярости, от ненависти.
Вперёд, навстречу Аду, в глотку этого демона. Девушка действовала быстро, преодолевая разделявшее их с кибером расстояние за мгновения. Ракеты, от которых было легко увернуться, нисколько её не замедлили. Одну она даже исхитрилась, ухватив щупальцами, развернуть обратно во врага. И пролететь прямо через облако огня, встретившись грудь на грудь с демоном, не особенно гуманно используя шипы. Под раздачу доставалось всему, что было в самом сердце Трафальгара. "Хеллсинг" повезло, они были далеко. Демонам не очень.
Портал всё ещё был открыт.

+1

24

Трафальгарская площадь уже утопала в хаосе. И отвага "Хеллсинг" едва-едва удерживала эти силы, лишь бы они не излились за края, захлестнув собой весь Лондон, за ним всю Британию, а за ней... Возможно, даже целый мир. Кто знает, сколько демонов еще ждет своего часа, чтобы ступить сквозь портал на Землю и сеять разрушение со смертью. Важно было лишь то, что твари из Ада были едины в своем стремлении уничтожать все на своем пути. Люди - не настолько же едины в стремлении защищаться. У каждого государства свои приоритеты, свои цели, и наверняка не все они к этому времени узнали о вторжении, что развернулось пылающим цветом посреди Лондона.
Всего несколько минут назад Ван Хельсинг наблюдал за боем со стороны обороняющихся, за линией фронта. Но теперь, пробравшись в тыл врага через канализацию, вигилант наконец свершил задуманное. Трупы сектантов, поддерживавших ритуал, лежали вокруг него, истекающие кровью, со взглядами, исполненными ужаса и направленными куда-то в пустоту. Даже если они были людьми, они совершили нечто, достойное худших из монстров, которых Ван Хельсинг обычно убивал. Когда охотник вернется в церковь в Ватикане, он неприменно исповедается, как он делал это машинально каждый раз после очередного задания. На его плечах лежали и эти жизни, и жизни тех, кого он убивал в Клубе Адского Пламени, хотя в том поместье Серас постаралась побольше него - уж ей-то исповедоваться было не обязательно.
Как и ожидалось, кровавый барьер, защищавший ритуалистов от воздействий извне, растворился в воздухе очень быстро. И перед глазами Ван Хельсинга предстало зрелище битвы с совершенно другого ракурса. Отсюда его не видели ни демоны, ни агенты "Хеллсинг" - они были слишком заняты столкновением между собой, и напряжение этого конфликто казалось материально ощутимым даже на таком расстоянии.
Это необходимо остановить.
Ван Хельсинг убил ритуалистов, но портал, тем не менее, все еще был открыт. Обелиск был объят темной магией и явно не собирался прекращать свою работу ключа меж измерениями. Гэбриэл знал, что защитники Лондона не выиграют, добавься к ним просто один меткий стрелок. Он не должен возвращаться к сражению и тратить боеприпасы, зато, пока его никто еще не заметил, он может повлиять на ход битвы намного сильнее. Ван Хельсинг сузил глаза, посмотрев на обелиск. Охотник не знал, как работает этот адский артефакт, что делали с ним сектанты, чтоб его задействовать, и у него было совсем не много времени, чтоб разобраться во всем этом. Пелена подвижных теней, сравнимых по плотности с водой, закрывала обелиск, а потому возникал закономерный вопрос: удастся ли ему хоть коснуться этой штуки? Ответ не узнать, пока не попробуешь. И тогда, протянув свою левую руку к поверхности артефакта, Ван Хельсинг зачитал молитву. Вигилант надеялся, что в кой-то веки тот, на чьей стороне он сражался, поможет ему. Он хотел быть уверен, что Левая Рука Господа - это не просто красивое прозвище.
И вот тень расступилась. Даже не просто расступилась, но вблизи руки Ван Хельсинга темную пелену как будто бы обожгло. Подобно жидкости, покров расплылся, освобождая обелиск в одной точке. Чем дальше Ван Хельсинг с решительным выражением лица протягивал свою ладонь, тем больше тень расступалась перед ней, издавая шипящие и воющие звуки. Затем, наконец-то, пальцы вигиланта коснулись поверхности артефакта. В этот момент все вокруг стихло, как если бы за спиной Ван Хельсинга не было никакого сражения криков погибших, звуков пальбы и рева адских тварей. Был только он и эта ужасная вещь. Через одно только прикосновение Гэбриэл уже ощутил, сколько злобы вложили в создание обелиска. Проведя по его поверхности пальцами, Ван Хельсинг ощутил, как темные символы прошлись по коже. Внезапно, один из них зацепил несколько сильнее, чем должен был. Колющее чувство было неприятным - это определенно порез. Но капелька крови, что в этот же миг оказалась на обелиске, поменяла все слишком внезапно. Сияние, которым обелиск лучился сквозь обволакивающую тень, сменило свой цвет прямо у вигиланта на глазах, заставляя его отступить. Секции поверхности артефакта стали вращаться, как если бы с усилием нескольких человек одновременно, стоявших рядом. Как если бы ритуалисты, знающие, как с этой вещью обращаться, были еще живы. Но это не так. Земля дрогнула, когда артефакт, казалось бы, начал отключаться - луч, который он поддерживал, наконец ослаб и вскоре исчез совсем. А, не поддерживаемый лучом, портал, разверзшийся прямо в небе, потерял стабильность. Его контур сжался один раз. Другой. И вот, на третий раз, портал сжался до маленькой точки, исчезнувшей так же незаметно, насколько заметен был портал в своем развернутом состоянии.
Так, вторжению пришел конец.
Во всяком случае, на короткое время...

+1


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Город на Крови


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC