Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » Pick-Ups & Re-Shoots » [AU] Время теней


[AU] Время теней

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.factroom.ru/facts/wp-content/uploads/2012/07/312.jpg

Время теней

LYTA ALEXANDER,  SUSAN IVANOVA


Всякий, стоя перед лицом тяжелого выбора, жаждет, чтобы его решение будет верным. Каждый надеется, чтобы оно, по меньшей мере, не оказалось непоправимо ошибочным. И, если уж ошибка совершена, любой будет хотеть, чтобы ее последствия не оказались невыносимыми.
Человек имеет право надеяться до последнего, но иногда наступает такой момент, когда все надежды оказываются попраны, все выходы - перекрыты, решение одного приводит к гибели миллионов, и уже нельзя ничего исправить.

+1

2

Когда убивали второго ворлонского посла, Лита стояла за дверью в коридоре, вжавшись спиной в угол, чувствуя, что уйти не может, пусть даже больше не нужна. Когда все было кончено, она, никем не замеченная, потащилась в свою каюту. Она и не ждала, что кто-нибудь к ней подойдет и спросит, все ли в порядке, разумеется, их всех – и Деленн, и Иванову, и Гарибальди – больше волновал Шеридан, приходящий в себя после битвы, во время которой из него вытащили Коша. Чтобы Лита могла увидеть его еще раз на одного мгновение и снова потерять, теперь уже навсегда.
По-видимому, они получили, что хотели. Лита выполнила уговор, мавр сделал свое дело – мавр может идти. Она убеждала себя, что это и ее дело в не меньшей степени, чем Шеридана, и уж конечно, она пошла на предательство второго Коша не для Шеридана, а потому что, как и он, думала, что иного выхода нет.
И все же ей хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и утешил, но никто не пришел. Безучастная, она добрела до кровати (единственной мебели в комнате, которую ей оставил этот несносный ворлонец), кое-как разделась и забралась под одеяло. Ей и раньше было здесь неуютно с пустыми стенами, но до сих пор эта комната словно одушевлялась им – ей вечно казалось, что он смотрит на нее свои единственным красным глазом, и этот взыскательный взгляд не давал покоя, раздражал, заставлял бодрствовать и надеяться. Теперь же на Литу смотрела только непроглядная пустота.
Она повернулась на бок и подтянула ноги к голове, съежившись в позе эмбриона. Все внутри словно застыло, превратилось в одну неподвижную глыбу льда, и даже пальцы рук не разгибались, скованные почти физическим холодом, а слезы замерзли в глазах, и ни одна из них не скатилась по щеке. И страшное, глубокое и чистое, как ледяная вода в незамерзающем колодце, душевное страдание поглотило ее, не оставляя места ни для каких других мыслей и чувств.
«Все, что мы сделали, останется с нами навсегда, для чего и для кого бы мы это ни сделали».

Видимо, Лита все же заснула, потому что проснулась посреди ночи от внезапного и четкого ощущения: они здесь. Тени здесь. В первые несколько секунд ей показалось, что это продолжение сна или рассудок ее помутился от переживаний, но следом раздался крик корабля Теней – отвратительный, вытягивающий нейроны из мозга, и пусть он прозвучал только в ее голове, сомнений быть не могло: это настоящий корабль, и он несомненно рядом.
Инстинкт «спасайся!» включающийся поблизости с Тенями, пробудился быстрее, чем здравый рассудок, пытающийся сонно пережевать полученное телепатическим путем известие, и Лита вскочила, оделась и выбежала в коридор быстрее, чем поняла, зачем она это делает.
Может быть, стоило наоборот, вернуться в каюту и сообщить по связи, что здесь Тени? Она не успела обдумать как следует эту мысль, как вопль раздался громче прежнего, а ее саму скрутило и распластало по стенке – корабль, как видно, пролетал прямо возле сектора, и она прочувствовала его мерзкую сущность всей силой своего неотключенного телепатического чувства.
И ясно было, что никого предупредить Лита уже не успеет, да это и не нужно – корабль, по-видимому, уже заметили и начали стрельбу.
Только что могут обычные земные орудия против крейсеров Теней, явившихся так внезапно? Сильный толчок тряханул сектор, Лита удержалась на ногах только потому, что уже держалась за стенку, до ушей докатился отдаленный грохот откуда-то слева и снизу. С потолка от удара посыпалась труха, включилась система, оповещающая о тревоге, и заунывно завыла. Из дверей посольских кают выскочили напуганные существа.
Еще один толчок, сбросивший всех на пол. В ухе звенело, словно и там включили какую-то дополнительную сигнализацию, сообщающую что-то вроде: пииз-дец,  пиииз-дец. «Стой. Сосредоточься. Развернись». Лита не задумывалась о том, кому принадлежит этот голос, заговоривший так громко и внятно, вероятнее всего, ей просто слишком хотелось жить. Повинуясь безотчетному чувству, она уперлась ладонями в стену и принялась шарить мысленным взором в пространстве, нащупывая корабль Теней.
«Соберись же, ты уже делала это. Только тогда ты видела его – подумаешь, разве это важно?» От напряжения у нее полопались сосуды в глазах, и струйка крови потекла от уголка к щеке. Кто-то попытался было оторвать ее от стены, думая, что ей просто дурно и нужна помощь, Лита отмахнулась от него локтем, а тот, увидев затянутые черной пеленой глазницы, отшатнулся и отпустил руки.
Черная пелена затянула ее взгляд и переменила все кругом. Она больше не видела ни стен, ни пола, ни людей кругом, переместившись почти целиком в другое пространство, где в обнаженное сознание бились совсем иные импульсы. Нечеловеческим усилием воли она поймала чужую жизнь, бьющуюся внутри вражеского корабля, и пригвоздила ее к одному месту, лишая возможности двигаться и соображать.
Станцию снова тряхнуло, что говорило о том, что здесь был не один корабль Теней.
- Разгерметизация помещения, разгерметизация помещения, - заговорил бесстрастный компьютерный голос из динамиков, и люди, вперемешку с прочими дышащими кислородом существами помчались вниз по коридору, спасаясь от клубов ядовитых газов, вырывающихся из «инопланетного» посольского сектора.
Лита слушала, как стучит в висках ее собственная кровь, судорожно вдыхала едкий газ, пытаясь одновременно не выпустить корабль, который, по-видимому, был совсем рядом и собирался стрелять ближе всего к ним. И Лита вспомнила и возблагодарила ворлонцев, которые дали ей возможность дышать вот такой вот смесью.
А вспомнив про ворлонцев, вспомнила и о том, что только вчера помогла убить последнего ворлонского посла, и страшная мысль пронзила погруженное во тьму сознание.
Ворлонцы и Тени, Тени и ворлонцы. Они на станции убивают ворлонского посла – и в эту же ночь прилетают Тени, чтобы убить их всех. Они боялись, что им будут мстить ворлонцы, но надеялись, что тем будет не до того. А что, если присутствие ворлонца на станции было единственным, что не позволяло Теням открыто атаковать эту досадную занозу, какой был Вавилон?
Странные неписанные правила игры, о которых им никто не догадался сообщить. Ворлонцы отправляют корабли на помощь младшим расам – Тени в отместку убивают Коша, люди убивают второго посла – Тени отправляют свои корабли уничтожить станцию, словно убийство было сигналом «мы никак не связаны с Ворлоном, Ворлон не имеет к нам никакого отношения. Ваши руки развязаны».
Лита закричала от ярости, ударила по стене кулаком, и там, за многими сотнями метров отсеков и обшивки, внутри темного, обросшего щупальцами корабля, множество нейронов в мозгу живого центра машины разлетелось на части. Корабль потерял управление и полетел зигзагом, цепляясь отростками за корпус станции.
Лита почувствовала, что на другом конце ментального каната ее больше никто не держит, потому что ее собственная телепатическая сила словно отскочила назад, оглушив и затопив ее целиком. Нахлынул новый, незнакомый еще страх: ей казалось, она превращается в нечто иное, и уже не сама ходит, смотрит или читает мысли, а какая-то совершенно другая сила позаимствовала ее тело и движет им, как марионеткой. Сила отбросила ее от стены, заставила подняться и посмотреть на дверь в конце коридора, откуда валил дым – уже именно дым, не газы. И под ее взглядом дверь опустилась, плотно сомкнув створки.
«Кто я? Что я?» - в смятении спросила себя Лита, и тот же голос, который заставил ее прийти в себя и вцепиться в корабль Теней, ответил: «Если будешь раздумывать сейчас об этом – умрешь, так никогда и не узнав!»
Она побежала вперед, просто потому, что нужно было куда-то бежать от огня, прорывающегося из соседнего отсека, но было совершенно неясно, есть ли хоть где-нибудь безопасное место. Станция гибла.
Надо прорваться к мостику, чтобы помочь отстреливаться команде, удерживая темные крейсеры – если только кто-то из команды жив, если Тени не уничтожили мостик и переднюю часть станции первыми же ударами.
Лита добежала до лифтов, и поняла, что дальше не сможет прорваться: лифты перестали работать, а каким еще путем можно спуститься, она сообразить не могла. Да и представить, куда именно двигаться – карты станции она в голове не носила, и пусть помнила примерный план, сейчас, среди грохота и дыма, ни за что не смогла бы найти нужный выход.
Лита отчаянно потыкала кнопки связи на стене возле лифта, но кто б сомневался, что отключило и их. Хорошо хоть, гравитацию не отключило, а то бы летела она сейчас вверх тормашками под потолком. Что ж – если нет возможности докричаться до людей простым путем, она пойдет своим.
«SOS, SOS, это зеленый сектор, 7й уровень, пожалуйста, помогите! Кто-нибудь меня слышит? Вытащите меня отсюда!»
Если только ее телепатические способности действительно так сильны, чтоб уничтожать корабли и закрывать двери – кто-нибудь непременно услышит ее мысленный вопль. Вопрос только, придет ли кто-нибудь. Захочет ли, сможет ли, и есть ли вообще кто-нибудь живой и в сознании.
Лита закрыла глаза и сползла на пол.

+1

3

Просто прижимайся к стене и будь так незаметна, насколько ты можешь, Сьюзан. Просто иди. Доберешься до доков - возьмешь Белую Звезду. Она точно там. И не смотри на трупы, черт тебя дери, ты уже не поможешь..Ни одному из них. Пусть путь их будет светел, а твой - легок, беги.
Некоторые лица ты вспомнишь потом, и если выживешь - будешь вспоминать каждую ночь. Но сейчас - беги. Общение с ворлонцами, вся эта история - она многое тебе дала. Ты можешь управлять звездой без стада телепатов, да, это тяжело, но ты можешь. Давай, Сьюзан. Просто отвернись, им ты не поможешь. Беги.
В этом наверняка был смысл, просто ты его пока не видишь. Что-то пошло не так - черта с два, Джон, все, что могло пойти не так - пошло не так. Стоило ли ввязываться в заведомо проигранную войну и подставлять всех? Впрочем, это сейчас неважно. Сейчас одно важно- беги, Сузочка, два отсека от доков, ты прорвешься, на поясе есть еще один бластер. Беги.
Телепатический крик - иначе не назвать - затормозил Иванову в метре от дока - она буквально расплавила дверь, чтобы прорваться.
Кто-то выжил? Телепат?...Такой силы? Знаю одну.
Я очень рассчитываю найти тебя живой, так что соберись, тряпка. Я иду.
Снимать бластер с трупа - это нормально, это ситуация. Тебя простят. Ты жива, он нет - значит ты чем-то лучше. Значит, для чего-то нужна. А до седьмого уровня, да еще и зеленого сектора - половина станции. А стоит ли оно все того? Но ты беги, Сьюзан, не отвлекайся. Стоит, раз бежишь.
только попробуй умереть только попробуй я сама убью тебя дождись
Бежать, пытаясь еще и докричаться до пусть и очень сильного телепата, но быть очень слабым телепатом, - удовольствие сомнительное, но ты беги, командор, беги. Ты не можешь покинуть станцию, пока на ней есть живые. Ты капитан. Ты идешь ко дну вместе с кораблем, но не сбегаешь.
Ты никогда не любила телепатов, ворлонцев и Тени, не так ли? К чему привела эта нелюбовь? Ну да, зато ты предупреждала, конечно. Беги, Сьюзан.
А ведь знала же, когда - уже после начала войны, неофициально, летала к Драалу. Поговорить за жизнь? Когда машина показывала такие ужасы, которые ты сейчас видишь. Знала.
Не стоит брать всю вину на себя, каждый в чем-то ошибся, а ты беги. Этот грохот - это отшвартованные шлюпки расстреливают, почти вплотную. Тени и ворлонцы - странные существа. Наверняка они обладают какой-то системой ценностей, но постигнуть простым смертным ее нереально. Да и не нужно.
Почему-то вспоминается Морден, с вопросом "чего же ты хочешь?" Сейчас - и это наверное один из редких моментов просветления и ясности - Сьюзан точно знала, чего хочет. Найти одну взбалмошенную телепатку-монстра живой
А раз хочешь - делай, не так ли? Ты беги, Сьюзан, пока до этого сектора не добрались Тени. Ты ведь знаешь, как из посольского сектора срезать до доков. Значит шанс есть. Беги.
Сьюзан рассмеялась, и ее смех причудливо сплелся с сигналами тревоги. Она успела потерять больше, чем у нее в принципе было, и теперь стоит в руинах своего маленького Иерусалима. Как и положено праведной еврейке.
Рыжие волосы видно издалека - и Сьюзан остановилась, потому что сделать еще пару шагов было чудовищно страшно.
Потому что пробежать столько, вероятно лишить себя главного шанса на спасение -и все ради еще одного мертвеца, который вечно будет с ней? Нерадужная перспектива
Сирены сводили с ума, да и предупреждать было в принципе, больше некого - набрав на наладонном передатчике - забавно, все еще носит - команды резервного управления Иванова отключила систему.
-Лита?
если ты умерла - я буду разочарована.

Отредактировано Susan Ivanova (07.10.2016 13:25:53)

+1

4

Мысли Ивановой Лита услышала еще раньше, чем ее голос, и, еще не поднимая головы, встряхнулась внутренне, собрала остатки концентрации, чтобы поставить блок - потому что почувствовала, что меньше всего на свете хочет знать, что думает Иванова о случившемся, что клокочет сейчас в ее сознании. Меньше всего хочется сейчас брать на себя чужие раздирающие душу чувства в дополнении к своим собственным. Хорошо, что первое, чему учат телепатов - это блокировать собственные способности, и этот навык остается с ними всегда, как умение говорить и глотать.
- Я здесь, я жива! - она поднялась навстречу Ивановой, цепляясь за стенку.
Все вокруг никак не хотело принимать четкие очертания, все двоилось и таяло в дыму. Она слышала голос Ивановой, спешащей на помощь - уже наяву, не в мыслях, но не видела ее и не могла сообразить, как далеко она находится.
- Осторожно, здесь газы, - ведь правда же, Иванова не дура, и сообразит надеть кислородную маску, прежде чем соваться в сектор, где произошла утечка? Даже несмотря на то, что в этом самом секторе находится вполне живой и дышащий человек.
Полуживой, точнее.
Может быть, и на Литу дым действовал удушающе - ведь жабры были приспособлены для дыхания в некислородной, но нормальной, среде, а не в дыму от горения газов и пластмасс. Или внезапная и неконтролируемая вспышка способностей, о которых она сама не подозревала, отняла столько сил.
Все еще не понимая, стоят ли они в густом дыму, или она наполовину ослепла, Лита сделала несколько шагов навстречу к маячевшей впереди фигуры, и вцепилась ей в рукав.
Хорошо, их теперь двое. Лита, наивная, надеялась, что еще не все потеряно, что авось они как соберутся и как дадут отпор Теням - выстрелят из какой-нибудь огромной пушки, о которой никто не подозревает, кроме самого верхнего командования Вавилона. Но вот, одна из этого командования стоит сейчас перед ней - разве бы она сбежала с мостика, покинула бы пост, если бы там можно было хоть что-то сделать?
- Шеридан? Гарибальди? Кто-нибудь? - никогда не задавай вопросов, на которые не хочет услышать ответ. Зачем же она сейчас спрашивает это? - Можно еще хоть что-нибудь сделать?
В глазах просветлело чуть-чуть, теперь она ясно видела лицо Ивановой, и на этом лице было ясно написано: все пропало.
- Как же так, - проговорила под нос Лита, чувствуя, что в ней просыпается мерзкая, ей самой противная истеричность. Которую меньше всего хотелось показывать перед Ивановой: будь на ее месте мужчина, он бы еще понял и простил телепатке рыдания и крики, просто как женщине. Но не Иванова. И что толку твердить себе "я же не военная, я же не военная, я на это не подписывалась". Мирозданию, в сущности, плевать, на что ты подписывалась - а твое дело или выжить, или погибнуть.
Так что соберись, Лита. Сделай еще одно невозможное усилие по концентрации и держанию себя в руках, вытри кровь, размазанную по щеке, встань на ноги прочнее и иди, куда покажет твоя внезапная спасительница - так хотелось верить, что именно спасительница, а не последний товарищ в гибели.
Но ей хотя бы не придется сейчас думать, в какую сторону бежать. Иванова же лучше знает эту станцию, вот пусть и ведет.
- Они близко, - лицо Литы против ее воли изобразило еще больший ужас, чем был до этого - если только это возможно. - Бежим!
Но они не успели выскочить из коридора, как им преградила путь сбившаяся кучка до смерти перепуганных и ошалевших граждан других миров, возглавлял которых дрази с огромной трубой в руках, оторванной взрывом от чего-то.
Лита отшатнулась прежде, чем умом успела сообразить, чего именно стоит опасаться.
- Это они, - крикнул дрази, поблескивая безумными, злобными глазами. - Это все они виноваты! Это они пошли против теней, и вот что мы получили! - и он взмахнул трубой в сторону Ивановой и Литы, словно призывая остальных расправиться с ними.
В этом не было никакого смысла, но смысл мучительно умирал в серии взрывов и огне, пожиравшем все пространство, и в ком-то он умер быстрее.

0


Вы здесь » Retrocross » Pick-Ups & Re-Shoots » [AU] Время теней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC