Retrocross

Объявление

Люмия пишет:
- Прекрасная работа, генерал Хакс, - ещё никогда его звание не звучало так сладко, так подчеркнуто-заслуженно, как сейчас. Темная леди умела карать и хвалить, сегодня Армитажу досталось последнее, а Трауну… Трауну то, что осталось.
Она даже не стала поправлять его о гарантиях безопасности, в конце концов, он мог отвечать за своих людей. К коим Люмия не относилась. Сама женщина намеревалась разнообразить свой вечер очень личной беседой с чиссом… очень личное, настолько личной, насколько позволяла кибернетическая рука, сжимавшая ваши внутренности и пытающаяся выломать вам поясничные позвонки через брюшную полость.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Черный Бал


Черный Бал

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://cdn.metacafe.com/contents/videos_screenshots/7746000/7746012/preview.jpg

Черный Бал
Музыкальная тема

Gabriel Van Helsing, Victoria Seras


Прошло два года с адских событий в Лондоне, и злодейка-судьба надолго разлила сплочённую и странную команду вампирши и охотника на нечисть. Но обстоятельства складываются не лучшим образом для Ван Хельсинга: задание от Ватикана оказывается невероятно сложным. Он должен проникнуть на слёт вампиров в Трансильвании, забраться в охраняемый замок и без убийств достать древнюю христианскую реликвию из разряда "спрятать и никогда не вспоминать". С учётом требований папы и отсутствия возможности вломиться с шумом и плясками, как он привык, Ван Хельсинг вынужден проработать другой вариант - прикинуться своим и вписаться в клыкастую братию. Правда, для этого ему придётся вломиться в один частный особняк, принадлежащий организации "Хеллсинг", и проявить свои навыки красноречия. Но, даже так, это приключение определённо стоит того, чтобы в нём участвовать: бал в Трансильвании в честь Хэллоуина даёт знаменитая Кровавая Графина Батори, известная вампирша семнадцатого века. Не грех и поприсутствовать.

+1

2

Осенняя прохлада была приятным попутчиком по дороге до особняка рода Хеллсинг. Ревел мотор и опавшие листья разлетались по дорожке, рассекавшей небольшой лесок. Небо было укрыто туманом всю ночь, и сейчас солнце уже восходило, его лучи пока что так и не достигнут английской земли. Ван Хельсинг должен был добраться до поместья через каких-то минуты две. Понятное дело, что на его макушке не было сейчас той шляпы, которую он носил повсеместно, а покоился головной убор позади, надежно закрепленный. Но темная "грива" Гэбриэла не развевалась позади на такой скорости, пока шляпу заменял шлем мотоциклиста. Ван Хельсинг был большим любитилем скоростной езды, однако безопасность никто не отменял, даже если ты Левая Рука Господа - от укуса оборотня же это не защищает. К счастью, вигилант не встречал по дороге другого транспорта. "Хеллсинг" - секретная организация, так что простые туристы сюда, как правило, не едут. Вот только Гэбриэл не был простым туристом, а спрятано поместье было не настолько надежно, как подземелья церкви в Ватикане. В конце концов, будто кто-то станет обыскивать святое место, не рискуя нарваться на скандал.
Ван Хельсинг не был в восторге от того, что ему нужно ехать к "Хеллсинг". И все же кардинал обычно предпочитал не выслушивать вигиланта с его недовольствами, просто махая ему рукой, мол "Иди, выполняй". На деле выполнять следующее поручение Ван Хельсинг должен не в Англии, а в далекой отсюда Трансильвании. Но так уж сложились обстоятельства, что сперва придется заглянуть к "Хеллсинг". Миссия на сей раз была не в духе "войди в старый замок и убей всю нечисть, какую найдешь". Целью стала уже в четвертый раз графиня Батори - вампирша, избегающая поимки уже очень долгое время. В свой час Батори разбогатела на войне, и с тех пор преследовать ее и пытаться убить - задача особенно сложная. Но не все было безнадежно, ведь графиня не изменяла старым привычкам. Она аристократка по своей натуре, стервозная и самовлюбленная. В этом году Батори собралась устроить маскарадный бал в своем личном замке в Трансильвании. Для Святого Ордена это не было секретом, ровно как и то, что на бал сбежится нечисть со всех уголков Трансильвании. Кто-то придет парами, а кто-то со своими жертвами - потанцевать и заодно поужинать. Все бы ничего, да только попали к Ордену в руки сведенья, будто в руках Батори оказался христианский реликт, доступ к которому имеет она одна. Значит, просто убить ее - не выход. Придется проникнуть и выкрасть. А убить Ван Хельсинг всегда успеет, он-то бессмертен. Только это не делало его вампиром, его сердце все еще ровно стучало, так что приди он туда один - будет больно подозрительно. С вампиршей? Другой разговор. На службе у Святого Ордена вампиров не было, нет и быть не может. А вот у "Хеллсинг" такие есть. И, раз на то пошло, Гэбриэл знал их лучшего агента лично. Опираясь на это, план задания разделился на два пункта: 1 - заручиться поддержкой Виктории Серас; 2 - выполнить поручение в Трансильвании. Прошло уже два года с тех пор, как вигилант повстречал дракулину впервые в лесу. И за это время видеться им приходилось периодически, сплошь на заданиях. Если раньше Ван Хельсинг и сомневался в настрое Виктории, то сейчас он относился к ней не так скептично. Скорее, как к хорошей знакомой или даже подруге. Хотя это все равно были те еще отношения. И сей факт не мешал послушнику Августу отпускать в последнее время шуточки о сидящих на дереве Ван Хельсинге и Серас. Бред бредом, разумеется, за что подзатыльник Август ловил уже не первый раз.
А вот и поместье. Сперва Ван Хельсинг только ускорился, от чего мотор заревел сильнее. Но затем впереди показались фонари, и в утреннем полумраке охотник мог видеть, как к забору сбегались люди. Их было много, ничего не скажешь, и все явно при хорошем оружии. Ван Хельсинг стал сбавлять скорость, показывая, что он не агрессивный ездок. Медленно на мотоцикле он подъехал поближе, опустил опору и слез. Как только Гэбриэл снял свой шлем, не успел он его повесить, а уже был окружен. Охранники не спешили целиться в него, но явно были готовы к этой угрожающей функции.
- Это частная территория, сэр. Я буду вынужден попросить Вас уехать. У Вас нет здесь дел, - заявил более-менее молодой парень внушительного телосложения. Явно какой-нибудь капитан или вроде того.
- Ошибаешься, сынок. - сказал Ван Хельсинг и повесил свой шлем на мотоцикл. В глубине души его даже забавляло вот так обращаться к подобным парнишам. Ему-то можно, он ходячий музейный экспонат, - Мое имя - Ван Хельсинг. Приехал повидать Викторию Серас.
Вигилант надел свою ненаглядную шляпу, завершая привычный образ. Некоторые охранники тут и там переглянулись, кто-то перешептался. Некоторые были все-таки знакомы с этим именем. И капитан выглядел так, будто Гэбриэла узнал. В какой-то момент охотник даже понадеялся, что его пропустят без лишних вопросов.
Не тут-то было.
Оружие охранников нацелилось точно на Ван Хельсинга. И повели они вигиланта, не снимая с него прицелов. Вел себя Гэбриэл спокойно и как-то непринужденно. Даже когда пришлось пройти пункт контроля безопасности. Там его попросили сдать все оружие, что он с собой взял. На столе оказались две пары пистолетов, один автомат, пара ремней гранат, саботажные устройства для вывода из строя электроники, несколько банок глицерина-48, ножи и небольшой меч. Пришлось так же сдать остальные устройства, вроде тросс-пистолета или когтистых перчаток. Как будто Ван Хельсинг не в гости, а на войну идти собрался. С таким впечатлением настрой охраны только ухудшился, но они с каменными выражениями лиц все же повели его дальше. Утро потихоньку вступало в свои права, а это значило, что Серас сейчас, вероятно, ложится спать в какой-нибудь "уютный" гроб. Даже у вигиланта разок сон проскочил перед глазами, пока его лишний раз обыскивали на предмет оружия, которое он мог посметь не сдать. Но встреча должна была состояться. Когда охранники довели Ван Хельсинга до места назначения, они позволили ему зайти за дверь самому. Люди "Хеллсинг" все же знали, на что способна Виктория Серас. Они не считали, что один человек способен представлять ей угрозу.
Дверь отворилась и стук сапогов по полу разошелся по комнате.
- Доброе утро, - придержался приличия Гэбриэл, поправив шляпу, еще до того, как вообще увидел дракулину, - Мечтала когда-нибудь попасть на бал, Серас?

+1

3

Неделя. Целая неделя прошла с того момента, как она последний раз спала в своём мягком, шёлковом гробике. Чёрный, лишённый неприятного запаха лака, только свежесть и холод подземелья, с ужасно мягонькой обивкой. Дьявол, это был чудесный гроб. И целую неделю Серас в нём не спала, вынужденная сидеть в засаде на группу кровососов, затеявших кровавые оргии. А почему в засаде? Потому что вышли в свет мерзкие "Сумерки", в результате чего количество поклонников и особенно поклонниц вампиров и прочей нечисти выросло в разы. А дети, особенно двинутые и ничем не сдерживаемые, устраивали такие гулянки, обрядившись кровососами, что...кошмар, в общем. Её хоть не причисляли к этой колде, толпе непостоянных и странных подростков. Конечно, ей...хм, не так уж и много лет, Виктория в этом плане хорошо сохранилась из-за собственной природы. Но опять же, работать стало намного труднее. Голливуд сошёл с ума и штамповал идею за идеей, все одна другой клешированней, в связи с чем пришлось отказаться от массового ТВ в пользу старых-добрых фильмов двадцатого века. Либо совсем-совсем первых годков двадцать первого, ибо, увы, но новое было паршивым куском вонючего дерьма, который даже дракулине трудно было переварить, не отравившись. Потому она с явным наслаждением, узнав о липости так называемой группы вампиров, появилась там и молча показала отличия между истинными вампирами и сияющими мальчиками. Это ужас, это кровь, это безумие. Всю банду сдали в психушку на лечение, благо что ни один не пострадал физически, но вот умственно отделался неслабо. Будет уроком на будущее, хотя и этого было мало. Потому от полицейской, ввалившейся в особняк, шугались большинство людей. Она даже не шла, а просто ползла, наполовину пребывая в тенях, стараясь всё быстрее и быстрее добраться до своей комнаты. Глубоко в подземелье. За несколькими лестницами и ступенями. Сил на то, чтобы протечь через пол, уже не было, и Серас едва сдерживалась от почерпнутых у Бернадотте ругательств. Витиеватых, трёхэтажных. Сдерживалась, силы нужны были для того, чтобы проползти в комнату. Прошла лишь пара минут, а для неё как минимум одна вечность, прежде чем входная дверь открылась перед глазами, а сама дракулина перекатилась перекати-полем к гробу. Крышку удалось открыть, и, явно довольная собой, вампирша заползла внутрь, чтобы поспать недельку-другую. Увы, но отдыхать ей тоже требовалось, особенно ввиду отсутствия какой-либо работы. В конце-концов, люди тоже могут повоевать, заместо неё. Но, как оказалось, кое-что они сделать не в состоянии - встретить Ван Хельсинга. Ибо, когда он заявился уже непосредственно в её покой, ответ он получил не сразу. Сначала сопение. Потом чертыхание. В конце-концов, крышка гроба отодвинулась, и оттуда зомби выросла Виктория Серас, бледная и растрёпанная. Краше только в...а, ну да, в общем, не такая животрепещущая, как и всегда. Прищурилась, и, будь живой, жилка бы на виске уже вовсю дёргалась. Но этого убийственно-раздражённого состояния лица хватало с лихвой и без физических показетелей. Дракулина была зла просто до уровня катастрофы.
- Бал? Серьёзно? Ты притащился в такое время, чтобы позвать меня на свидание? Кризис среднего возраста накрыл, Гэбриэл? Ох, Гэбриэл, ты не мог подождать пару часиков, пока я хотя бы ухо придавлю?..подай девушке выпить после засады. Маленькие своевольные ублюдки, визгливые свиньи под юбками своих мамаш, жрущие нечистоты из грязной дыры Голливуда,- последние фразы, в основном связанные с ругательствами, произносила хрипло, цепко и очень отвратительно, словно и не она говорила. Вполне может быть, что и не она, ведь дракулина пребывала в состоянии между сном и явью, а потому, едва ей преподнесли хотя бы той же кровушки из здорового и изысканного холодильника - домашняя кружка с летучей мышью - полицейской немного полегчало. Но только немного. Во всяком случае, она не стала прибегать к киданию всем, что под руку попадётся, и даже могла слушать. Правда, попеременно прикладываясь к кружке. Интересная группа крови попалась, между прочим. И не поймёшь, положительная или отрицательная. Как жизнь.
Виктория Серас понимала, что её сейчас проберёт на философию.

+1

4

Уж кто-кто, а Ван Хельсинг за последний год получал массу удовольствия от своей работы, когда дело заходило о вампирах. С вышедшими "Сумерками" популярность кровососущих чудовищ подскочила до небес, так как фанатов... Верней, чаще все же фанаток было уж очень много. Когда сам Гэбриэл посмотрел этот фильм на каком-то из перерывов (успешно скрыв это от коллег (чисто из интереса истребителя нежити, разумеется)), то закончил он с ощущением, будто посмотрел комедию, а не дешевую мелодраму. Особенно смешно это стало, когда он пару раз сталкивался с реакцией на фильм вампиров, которых преследовал. Ван Хельсинг даже почти ощущал к ним жалость, вот только вовремя останавливал свой полет ироничной мысли, вспоминая, какие преступления и беспредел совершают настоящие кровопийцы. В общем, не только теперь вампиров преследовал лучший охотник на нечисть, какого видел свет, так они еще и были унижены. Такой расклад вигиланта абсолютно устраивал. И он точно знал, кто, в свою очередь, наверняка уже выведен из себя - Виктория Серас. Что правда, он не думал об этом, когда ехал сюда, в поместье рода Хеллсинг за дракулиной, ибо фильм вышел уже давненько. Ван Хельсинг не обращал внимания на людей, до сих пор корчащих из себя вампиров, не так уж было сложно отличить одного от другого при желании, должной экипировке и простой внимательности человека, живущего чуть больше столетия. А задача Гэбриэла - думать о деле и активно действовать с целью его выполнения. Так были устроены поручения всегда. Просто сейчас впервые ему предстояло прихватить с собой Серас по поручению кардинала лично, а не случайно по пересечению дорог - это было необычно.
- Лучше поздно, чем никогда, - ответил Ван Хельсинг, снизойдя до сдержанного шутливого тона. Пока Виктория, очевидно, готова была рвать, ругаться и метать в раздражении, вигилант предпочитал сохранять свой образ, так что на ее фоне он выглядел, как минимум, джентельменом. Поэтому, как джентельмен, он среагировал на запрос девушки, открыв холодильник. Попутно Гэбриэл снял свою шляпу и повесил ее на ближайший крючок. Что он ожидал увидеть внутри хранилища продуктов, то и увидел - приличный запас медицинской крови. А было и что-то не совсем ожидаемое... Ван Хельсинг передал кружку с кровью дракулине.
- Так вышло, что дело не терпит отлагательств, - говорил вигилант, пока тем временем достал все из того же холодильника большую такую бутыль вина, глядя на нее, как профессиональный оценщик, - Я "оказался в списке приглашенных" на бал графини Батори в Трансильвании. Только она этого пока еще не знает... Зато я знаю, что у нее есть при себе особо важная реликвия. На бал слетятся вампиры со всей Трансильвании, и чувствую я, что причиной тому не только Хеллоуин...
Охотник перенесся мыслями к прошлому. К 1888-му году, когда ему было поручено убить Владислава Дракулу. Это было яркое приключение, и многое с тех дней Ван Хельсинг помнил, как сегодня. В том числе Анну. Но Гэбриэл давно уже не предавался печали по ней. Его стараниями Анна попала в лучшее место, чем та земля, по которой он ходит уже незнамо сколько лет. А Ван Хельсинг пока не собирался идти на покой, и вряд ли вообще соберется - люди нуждаются в защите всегда, даже тогда, когда дело не касается мистики и нечестивой магии. Так уж выходит, что все еще, сколько бы не существовало на свете кошмарных тварей прямиком из Ада, главную угрозу для человека будут представлять не они - а сам человек.
Так или иначе, а о Трансильвании вигилант говорил даже несколько задуманно, хотя старанно пытался это скрыть. Старые раны давно зажили. А следы их показывать иногда не стоит даже друзьям. Помимо всего этого не помешало бы позаботиться о скрытности. Виктория была идеальным кандидатом для этой миссии не только в виду прекрасных внешних данных, с ней не был знаком румынский народ. С Ван Хельсингом дела обстояли хуже - в некоторых странах о нем могли давно забыть, но если кто о нем помнил прекрасно, так это заправские европейские вампиры, особенно те, что живут в тех районах близ Трансильвании. Придется маскироваться.
- ...поэтому мы проникнем туда вместе. Твое приглашение уже подделано. А я пойду в качестве твоего кратковременного партнера. Увы, всех их выжечь солнечной бомбой - не вариант, так что дальше будем действовать по обстоятельствам.
Ван Хальсинг предпочел умолчать о том, что вовсе не занимался приглашением лично, а его заранее приготовили для Серас агенты Святого Ордена. Чем меньше дракулина знает, тем меньше будет ворочаться в своем гробу.
- Так что собирайся, Золушка, и подбирай наряд. Сегодня я твоя фея-крестная и прекрасный принц в одном лице. Поспишь в дороге, - сказал охотник, взяв в руку свою шляпу. Другую руку бутыль вина так и не покинула. Ван Хельсинг просто посмотрел на Серас с немым вопросом, мол, "Возьмем?".
Впереди предстояла дорога в далекую Румынию. И, к счастью, на сей раз Ван Хельсингу не придется плыть туда по морю и скакать через горы верхом. Человечество давно изобрело самолеты. Там уже и вигилант бы покимарил немного.

+1

5

Голова раскалывалась исключительно страшно, в основном из-за банального недосыпа, но кружка с холодной кровью немного успокаивала нервы, и постепенно лицо Серас приобретало из зелёного - нормальный бледный вид. Во всяком случае, под конец распития она зажмурилась с удовольствием, характерным обычно только для котов, всё ещё держа приятную прохладу руками. Нежно, ласково. Как же приятно. Кровь сработало как надо, и Виктория, пускай и ненадолго, но всё же приобрела боевой вид, преисполнившись обычного внимания и подозрительности. Рассказываемое Ван Хельсингом имело определённый смысл, и, похоже, требовалась ему помощь просто позарез, иначе бы он не пришёл. Нет, после Лондона охотник немного потеплел, да и она не бросалась с нему с пулемётами наперевес, но их...скажем так, отношения были и будут весьма непростыми, этого уже не изменить. Но вот так, сразу, взять в помощницы? Хотя кое-что в выстраиваемой картине краайне раздражало дракулину, и этим фактом было то, что её просят о помощи без каких-либо активных предложений. При этом просят не орден, а конкретно её, что наводит на определённые мысли. Тем не менее, мысль о том, чтобы поубивать пару сотен кровососов и показать средний палец Батори - исключительно приятная мысль. О последней, "Хеллсинг" знали, пускай эта дрянь в основном территориально завязана на Трансильванию. Просто трудно не знать престарелую суку-вампиршу, любящую купаться в крови молоденьких девок уже которую сотню лет, притом исключительно со зверствами, в не самом благоприятном районе Европы. Не сказать, чтобы Серас знала её лично, но любви особо и не испытывала. Хотя, некоторые прения могут быть, учитывая её собственный статус и силу. После исчезновения мастера, полицейская автоматом вышла на вершину пищевой цепи. Не все были довольны и выбором, но, как и Алукарду, ей было наплевать. Придётся разыгрывать благовоспитанную вампиршу. И безнравственно пить первую попавшуюся кровь. Какой позор.
- Бочка медицинской крови второй группы, и я закрою глаза на то, что ты не обозначил мою плату за помощь тебе в этом опасном предприятии. Европейские вампиры не торопятся меня обнять при встрече,- устало потирая виски, Серас улеглась в гроб, отказавшись от закрытой крышки. Недовольно ворча, протянула руку к столику с телефоном, перекладывая его к себе на грудь. Размеры позволяли. Набрала номер, серым голосом начиная долгую игру объяснений с начальством, сэром Интегрой и просто банальным заявлением, что она берёт отпуск на неделю. Да, в Трансильванию. Да, с Вен Хельсингом. Нет, без "Харконнена". После последнего заявления все вопросы разом пропали, и разговор, длившийся минут пятнадцать от силы, в ходе коего девушка глазами дала согласие на изъятие винной бутылки, был закончен. Аппарат вернулся на столик, а сама вампирша начала закрывать крышку гроба. В конце-концов, в той же комнате был удобный катафалк на колёсиках именно для таких целей, как перевозка лежалища Виктории Серас, из которого уже доносилось недовольно ворчание,- вези меня в аэропорт, разбудишь уже в отеле по ту сторону Ла-Манша.
Исключительная лень, собственная усталость и банальное нежелание как-либо вступать в полемику сделали своё жестокое, коварное дело, и пришлось, увы, перевозить дракулину прямо в гробу. Конечно, в багажнике сначала грузовика, потом перевозить через таможню - "Хеллсинг" в этом плане выручил, организовав всё это дело - а потом располагать уже в отделении самолёта. Туго обмотанный ремнями и зафиксированный, груз сладко похрапывал, повернувшись на бочок и прикусив клыками губу, переживая явно светлый и приятный сон, где девушка истребляла фанатов недо-вампирских сериалов, радуясь этому факту. Полёт длился, между тем, достаточно долго, чтобы выпить не одну бутылку, а заодно рассмотреть десятый сон. Так или иначе, в пути не было ничего интересного, о чём следовало бы говорить: никто не беспокоил ни вампиршу, ни охотника на различного рода чудовищ. Правда, уже по приходу в выбранную гостиницу была проблема в связи с характером груза, но деньги разрешили и эту неловкость.
Потому, спустя очень долгие часы путешествия, стоило только грузчикам уйти и расположить место упокоения Серас достаточно ровно, как она выросла из гроба, потягиваясь и зевая. Было хорошо. Ещё бы денёк поспать, и будет совсем хорошо. Но, судя по запахам, иным голосам за улицей и прочим признакам, они были уже не в Лондоне. Придётся работать, а потом медленно, пешочком, ползти через всю Европу. Неделя, в конце-то концов, только начиналась, и полицейская была спокойна. Ну, почти: сразу же бросилась к окну, заинтересованно глядя на окружающий быт, в основном румынский, совсем немного венгров. Тыргу-Муреш, северная Трансильвания, отличался невысокими зданиями и приятным, радующим глаза жёлтым сиянием фонарей. Не оранжевым, а жёлтым, хотя и не белым. Как же приятно. Но, похоже, работать явно придётся не здесь, а заметив, что Хельсинг слегка соизволил намекнуть на необходимость выбрать наряд, девушка не сдержалась от шумного, недовольного вздоха, уже строя из себя этакую бледноликую вампиршу с отвратными манерами современной молодёжи.
- И даже не перекусить, не поужинать. Ты с собой не захватил каких-нибудь запасов, или я могу поймать кого-нибудь?- отойдя к просторному шкафу и закрывшись дверью, а заодно самой банальной тёмной ширмой, девушка взялась за изучение гардероба. Не то, чтобы она собиралась прямо-таки одеваться, но легче сымитировать платье, если видишь его перед собой. Так что, все дальнейшие разговоры шли в основном из-за непроглядной ширмы, которая пропускала разве что багровое свечение от многочисленных трансформаций. Серас, бледнея и краснея, а иногда тихо хихикая, откидывала десятки платьев, останавливалась на одном, а потом заменяла другим. Иначе говоря, шопинг был долгим, длился не один час, но его интенсивный результат был налицо, ибо когда ширму оказалась сдвинутой в сторону...можно было пожалеть, что на тебе джинсы, и хвала всем богам, их не было. Но, если кратко говорить о выборе, то он являлся чудесным: природа явно вовсю игралась с Викторией, щедро наделив её подходящей внешностью. Конечно, тренированность тела слабо можно было скрыть, но оного и не требовалось, поскольку выбор был, мягко говоря, сшибающим с ног. Низкий подол платья, которое держалось на плечах благодаря солидной груди с широкими разрезами по бокам, открывающими вид на ноги в крепких туфлях, затянутых чулками почти до бёдер и сами крепкие бёдра. Перчатки с кружевами на концах, а заодно глубокий вырез декольте, поверх коего украшение в форме чёрного креста Анкх. И, конечно же, весь наряд был чёрным, с неуловимым намёк на багровый.
Бал обещал быть убойным во всех смыслах этого слова, но один вопрос так-таки беспокоил. Куда же Серас спрячет пулемёты?..

Виктория Серас на Чёрном Балу.

http://savepic.ru/11734131.jpg

+1

6

- Найдешь себе обычной крови в замке Батори, сколько хочешь. Обнимать-то тебя и я не спешу, зато большинство из них, включая Батори, вряд ли знает тебя в лицо. Не то, что меня, - отмахнулся Ван Хельсинг от Виктории как-то больно легко, - А в награду я помогу тебе распить это чудо.
Вигилант легонько похлопал по бутылке ладонью и сложил ее в сумку. Разговор вампирши с начальством Ван Хельсинг благополучно пропустил, не став его слушать. Гэбриэл просто подождал. Когда же его взгляд упад на катафалк - явно для гроба - было уже слишком поздно. Крышка закрылась.
Конечно же, Ван Хельсинг не стал надрываться за этим делом. Он был силен, но гроб с содержимым весит обычно не так уж и мало - здесь нужно хотя бы двое людей, чтоб поместить вообще этот гроб в катафалк. А в идеале - вообще четверо. Вот Гэбриэл и воспользовался помощью ребят из "Хеллсинг". Да, вывезти дракулину было нужно ему. Но, в конце концов, она ведь их командующая, а не его.
Перелет самолетом - удобное и быстрое путешествие. Но, когда речь заходит о приготовлениях, о таскании тяжелых сумок, прохождении проверки безопасности и паспортного контроля, затея лететь на самолете хоть куда-то всегда казалась Ван Хельсингу излишне долгой. Даже скучной. Мужчина имел свой запас терпения, но и он не был неиссякаем. Порой, когда охотник занимался всем этим, он даже задумывался о том, сумел бы добраться за это время до места верхом или нет. Конечно, нет, однако, сидя в аэропорту без дела, думать начинаешь в обратном направлении очень быстро. Все это с учетом того, что вигилант проходил контроль не как все. Какой нормальный таможенник пропустит на самолет вооруженного до зубов убийцу нечисти, желающего к тому же перевезти с собой целый гроб с кровожадной обитательницей?
К счастью, для таких вопросов Святой Орден имел свои пальцы во многих местах, в том числе в аэропортах. Да и люди "Хеллсинг" немного помогли, чего таить.
Уже на борту Ван Хельсинг ощутил удовлетворение. Несколько часов скуки и ожидания самолета того стоили. Хотя бы потому что разница между положением Ван Хельсинга с Серас стала еще очевидней, чем раньше - Гэбриэл угодил в не очень людный сегодня бизнес-класс, где мог в полной мере отдохнуть, пока Виктория спала в своем тесном гробу в отделе груза скорее, как пленница упаковки, чем почетный пассажир. Такое положение вещей вигиланта вполне устраивало. Вовсе не потому что он не хотел находиться в компании дракулины - все же за последние два года эта компания показала себя не такой и плохой. Больше потому, что Гэбриэл сам хотел спать. И уснул на своем месте с чистой совестью.
Уже на месте Ван Хельсинг проснулся при посадке. Так и не скажешь, что на выходе он заморачивался больше или меньше, чем при посадке, зато на сей раз люди Ордена успели взять некоторые вещи в свои руки. Так многие таксисты у аэропорта были неприятно удивлены, когда рядом с их машинами кто-то запарковал катафалк. А спустя недолгое время туда действительно погрузили гроб. Охотников отвезли в заранее подготовленный номер отеля, и уже здесь Ван Хельсинг столкнулся с первой внезапностью - номер им выделили один на двоих. С этим пришлось мириться, так как все соседние номера оказались заняты. Тем более, эта новость стала терпимей, когда Гэбриэл обнаружил просторную двухместную кровать и понял, что на ней он может хоть звездой валяться при желании - у Виктории есть ее гроб. Который, между тем, как раз занесли, куда надо. Стучать по крышке не пришлось, и дракулина показалась достаточно быстро. Уже хорошо.
- Добрый вечер, "принцесса", - с едва уловимым оттенком шутки молвил охотник и, не получив ответа, продолжил, - Бал начнется ровно в полночь. Через три часа сюда за нами подъедет машина и заберет к замку Батори. Так что выбирай наряд. Чем быстрее, тем лучше.
Последнее было сказано, вероятно, даже из стереотипа о женщинах. Ван Хельсинг редко заставал Серас не в ее форме "Хеллсинг", похожей на полицейскую, от того он не был уверен, сколько может эта девушка торчать в гардеробе. Получив ответ, Ван Хельсинг отошел ближе к окну, глядя на улицу, за которой было уже очень даже темно.
- Мне сказали, что ужин принесут скоро. И тебе достанут кровь второй группы, - ответил он честно, не глядя в сторону девушки. Пожалуй, во всем этом был свой определенный смысл. Даже если Ван Хельсинг и Серас не были парой, обстановка должна была заставить их почувствовать себя таковой, для большей реалистичности образов. В том числе один номер на двоих. Вот только Ван Хельсинг пока еще не был уверен, что это действовало на его подсознание правильно.
Когда Гэбриэл понял, что Серас будет примерять наряды достаточно долго, он задумался о том, что пора бы достать свой собственный - этот он в сложенном виде тащил с собой еще пока был в Лондоне.
- Выбирай что-то темное, - говорил вигилант Виктории за ширмой, пока сам достал из сумки свои вещи, - Мне что-то подсказывает, что у Батори будет меньше претензий к тем, кто придерживается традиций.
Ван Хельсинг разложил на кровати элегантный фрак. На вид он смотрелся совершенно неудобно, в сравнении с одеждой, которую охотник носил каждый день. Но здесь уже ничего не поделаешь. Приди он на бал в фирменном плаще со шляпой и в маске - вампиры либо разбегутся, либо осмелеют и попытаются его убить. К тому же, во фраке не пронести много оружия, та же солнечная бомба - объемная штука, выпирать будет. Пока Серас была за своей ширмой и тихо хихикала, Ван Хельсинг воспользовался этим временем и переоделся, оставив вещи на крючках. К счастью, фрак казался тесным только на первый взгляд. Подобран он был отлично и сидел не хуже. Оставалось только привести себя в порядок: подровнять уже прилично отросшую щетину, к примеру, а еще важней - расчесать гриву, при этом убрать ее в низкий хвост. Ужасно старый тип прически, но в обществе долгоживущих вампиров это было, можно сказать, чем-то обыденным. Теперь Ван Хельсинг выглядел хотя бы... Аккуратно что ли. Финальным штрихом была маска. Не та, что закрывала нос и рот, а скорее глаза и нос. Без каких-либо узоров, крапинок или украшений. Простая большая черная маскарадная маска, которая неплохо вписывалась под фрак. В одной руке Ван Хельсинг держал маску, в другой - шляпу. С ухмылкой на лице он качнул головой. Сегодня придется старой шляпе отдохнуть.
Ширма сдвинулась в сторону. И, как минимум, Гэбриэл был поражен увиденным. Он жил уже непозволительно долго для обычного человека, но ни разу еще за всю эту жизнь не видел чего-то такого. Казалось бы, черный цвет и бледная кожа должны ассоциироваться у людей с трауром. Но Ван Хельсинг жил в мире нечисти слишком долго, чтоб принимать это за что-то эдакое. Все это время он даже не обращал должного внимания тому, как с каждым поколением девушки становились все более красивыми. Подобно вину, что хорошело со временем. И Виктория была тому ярчайшим примером. Или... Темнейшим? Куда уж ему было замечать в погоне за чудовищами? Однако дракулина теперь предстала в глазах вигиланта в ином свете - не как вампир в полицейской форме, но как тот самый темный цветок, чья мрачная природа и бросала в дрожь, и привлекала. Уж что-что, а наряд Виктория выбрала действительно сногсшибающий. Будь ситуация иной, Ван Хельсинг бы остался профессионален. Но на сей раз эта задача была Гэбриэлу не по силам. Так что вместо сухой реакции он просто резко опустил руку со шляпой к штанам. Сделать это "как бы невзначай" почти вышло. Почти.
- Кхм... Серас. Знай, это подло. Как минимум - по отношению ко мне.
И этим было все сказано. Да что еще было сказать, учитывая то, что девушка стояла совсем рядом, явно довольная своим выбором и его результатом. Еще бы она не была довольна. Ван Хельсинг понимал, что попал в, мягко говоря, неловкую ситуацию, когда девушке в кой-то веки удалось приковать его внимание целиком к себе. А это уже было большим достижением. И, чтоб в такой ситуации не оставаться, необходимо было перевести внимание на что-то другое. Не долго думая, Гэбриэл кивнул в сторону стола, куда за время переодевания Виктории уже успели принести ужин. Хороший отвлекающий маневр? Возможно. Помогло это Ван Хельсингу отойти от впечатления? Да ни чуть.

+1

7

Улыбка, больше смущённая, чем довольна, расцвела на лице вампирши. Конечно, она ожидала какого-то подобного результата, ведь на её внешность мужской пол реагировал всегда одинаково: распускали слюны до колен и вели себя очень глупо. Но то, что даже Ван Хельсинг скатится до подобного состояния - это было сюрпризом. Значит, даже у нашего железного мальчика есть сердце и инстинкты? Очень любопытная информация, наравне с той, что в кои-то веки принесли ужин. Судя по приятному пластиковому запаху, вторая группа, просто чудесно. Правда, вот так, лакать как суп, она совсем не могла. Увы, но в платье особо не поешь в такой форме, поскольку смотрелось бы крайне дико. Требовалось быть всё время в образе высокородной кровососущей твари, привыкшей командовать и кусать, кого только захочет. Неприятно, но что же поделать, а потому, стоило только по-кошачьи милому, смущённому выражению оставить лицо Серас, она незамедлительно добралась до еды. Пакет оказался безнадёжно вскрыт, а содержимое разлито в здоровущий бокал, нашедшийся в местном аналоге буфета. Недурно, хорошо, даже по-своему аристократично. Во всяком случае, закинувшая ногу за ногу Виктория, попивавшая кровь едва ли не из кубка, смотрелась весьма органично, если не сказать естественно. Даже утончённо, хотя знай Гэбриэл, НАСКОЛЬКО его неожиданная спутница неуклюжа, он бы явно заподозрил, что сейчас напротив сидит её двойник. Но, чему не быть, того не знаешь: несмотря на общие сферы интересов и встречи на операциях, дракулина мало что рассказывала о себе - ещё меньше делился охотник на чудовищ. Так, мелочи, некоторые незначащие ничего детали, из которых не сложишь картины цельной и полной. Только определённое отношение позволит сформировать, не более. Разговора по душам не выходило, хотя, впрочем, зачем вообще это нужно? Но, так или иначе, а эта миссия была особой, и предполагала к несколько более близкому контакту, чем обычно. А после показа гроба, Хельсинг был попросту обязан купить ей выпить! Что уж поделать, традиции и забавы. Правда, отсутствие обычного арсенала предполагало ограничение в боевой мощи, но, с этим как-то удастся справиться. Попивая кровушку, вампирша поднялась с кресла к своему лежбищу, проводя рукой вдоль деревянных украшений непомерно толстого гроба. Кто сказал, что таким образом нельзя перевозить оружие? Один чёрт свинцом можно экранировать много небольших вещей, а поскольку "Харконнен" остался в Англии, придётся использовать другую любимую игрушку. И вовсе не стоит удивляться тому факту, что у Серас найдётся несколько лишних стволов, которые она также обожает. Пистолеты, пулемёты, винтовки - да, разнообразие велико, но все виды оружия роднит одна общая черта: убойная мощь. Как вампир, полицейская могла не беспокоиться об отдаче даже из 120ММ пушки, зажатой в руке, а потому выбирала перспективные стволы и сдавала на доработку. "Хеллсинг" были известны своим новаторством в области оружейных технологий против вампиров, так что сейчас, Ван Хельсинг мог созерцать один из плодов их работы: дракулина достала из потайного отделения два револьвера, больше похожих на маленькие ракетницы. РШ-12, приобретённый из хмурой России, был игрушкой просто уникальной: не ломался ни в дождь, ни в град, даже космос пережил. К тому же, обладал такой мощью, что из него можно было завалить слона. Калибр пятнадцать миллиметров, вес запределен для человека, а типы пуль от разрывных до тяжёлых бронебойных. С одним таким пистолетом, можно было натворить делов на близкой дистанции. С двумя, развязать маленькую перестрелку. Кобура, сменные обоймы в виде барабанов с патронами, ремень с патронташем. Арсенал был солидный, но иного оружия не предвидится. Что уж поделать, работая на орден королевских протестантских рыцарей, Виктория Серас порядком полюбила оружие, достаточно быстро научившись и различать, и определять характеристики большинства пушек. Вдобавок, после "Харконнена" ей особенно хорошо удавались пистолеты. Сказывалось влияние.
- Люблю такие вещи. Несмотря на все причуды, у русских в большинстве оружие выдерживает всё. Увы, придётся обойтись только этим, больше с собой нет. И где же мне спрятать?- задумчиво покосилась вниз, на собственное декольте, размышляя относительно того, куда же деть оружие. Нет, один ещё можно было бы пронести таким образом, но не два. Пришлось поступать по старинке: с каменной миной пихать прямо в платье и наблюдать, как ткань, словно живая, поглощает оружие. В конце-концов, оно было частью Серас, фактически ей самой, так что в этом не было ничего удивительного. Но определённые вопросы возникали, однако от них дракулина попросту отмахнулась, состроив невинное выражение лица. В конце-концов, имеет она право быть загадкой? Поэтому и предпочла заострить внимание на других деталях: оценила по справедливости фрак охотника, кивнув ему, а после добралась до приглашения в конверте. Судя по печатке, его и не читали, так что Виктория первой с ним и ознакомилась. Прочитала. Моргнула пару раз, прочитала снова. И не сдержалась, захохотав в голос, перемежая смех с драгоценной кровью. Вампирша развеселилась до крайности, лукаво поглядывая на Гэбриэла, предпочтя пока что скрыть весёлость в их билете на бал Батори: буквально скрыла конверт с ним в платье.
- Значит, ты со мной как приглашённый? Одна беда, твоё сердце услышат все, и увы, но тебе придётся побыть в роли любовника-закуски. Не подумай, что я против, ты мне очень даже по вкусу, гемоглобин у тебя в порядке, ну и...- девушка, ожесточённо жестикулируя и издавая не самые переводимые звуки, кашлянула, выбегая из словесных дебрей,- в общем, лучше не разделяться, заподозрят, и будь немножко не таким спокойным. Тогда сойдёшь за деликатес,- примиряюще подняла руки, понимая, как возмущён будет охотник такой бестактностью, но что уж поделать, их время на пререкания окончились. Отельный телефон задрожал, звоня на весь свой механический голос, сообщив тем самым о прибытии ждущей их машины. Подобравшись, полицейская поднялась с подлокотника кресла, на котором просидела очень долго, и достаточно церемонно вышла из номера сразу после звонка. Главное не споткнуться и не сломать всё по пути. Да, вот так, ровно, покачивая бёдрами, видными сквозь глубокие вырезы в платье. По крайней мере, есть ещё время, чтобы выпить весь мини-бар в машине: вряд ли до замка Батори слишком мало миль. Остаётся надеяться, что мини-бар там будет.
Час с небольшим поездки сначала по процветающему европейскому городку, потом уже его окраины и, в конце-концов, уютная горная дорога, ведущая в неизвестном лично для Серас направлении. Тем не менее, девушка была спокойна, уверенна в себе и постоянно поглядывала в окно, скрывая тревожившие её мысли, которых было невероятно много. В основном по поводу грядущего мероприятия, поскольку все взаимодействия Виктории с остальными вампирами ограничивались таким баналом, как их убиение, и ничего больше. А сейчас придётся разыгрывать из себя утончённую дамочку с клыками. И пытаться не дать вырваться обычному нраву полицейской, которой она всё ещё была. Не удержалась от вздоха, но постаравшись сделать это незаметно для Хельсинга, предпочтя наблюдать за окрестностями. Поддержка душ была ободряющей, но при виде грозного готического замка всё равно было не по себе: так она не чувствовала себя с Лондона. Но почему-то здесь, на самом севере Трансильвании, поневоле занервничала. Чувствовала, понимала, что с её напарником скучать не придётся. Обычный слёт вампиров превратится в бойню, апокалипсис, и это только самые невинные события, которыми окончится бал. Да. Определённо, следовало быть готовой, а сейчас собраться. Машина уже остановилась у входа, миновав очередь из остальных экипажей разных мастей и видов. Двор был пышным, ворота массивными и изящными, а из окон лился мягкий свет. Серас не позволила себя обмануть, выходя из машины достаточно элегантно, опираясь на руку Ван Хельсинга. В конце-концов, он должен также играть свою роль, а не она одна отдуваться. Повезло, что маска из чёрно-багровой материи на лице, которую дракулина успела создать на подъезде к замку, скрывала лицо. Можно было спокойно улыбаться, показывая обилие клыков. Достаточно неспешно, и охотник, и чудовище прошествовали ко входу, где у них дородный типчик - человек - незамедлительно спросил приглашение. Театральным жестом, вампирша выхватила из ниоткуда титульный пригласительный лист, вложив в вытянутую руку. Брови читавшего, этакого конферансье, поднялись в удивлении, если не шоке, отчего он прямо-таки расшаркался перед ними.
- Графиня, мы рады, искренне рады видеть вас на светском мероприятии госпожи Батори, как и вашего спутника. Проходите, всё лучшее - только для вас,- примерно к этому сводился смысл слов человека, который вернул им приглашение. Серас не преминула шансом полюбоваться на выражение лица Хельсинга, ткнув ему едва ли не в лицо их ключ на бал. В общем-то, тот, кто составлял бумагу, явно позабавился. Так, обычная полицейская Виктория Серас внезапно превратилась в Викторию Цепеш - опять же, графиню, хотя и без земель, что странно, дракулина уж точно не забыла бы про свой замок; тогда как Гэбриэл Ван Хельсинг стал Уильямом Ван Джекманом, достаточно прославленным человеком в областях бизнеса, имевших слишком сложные названия. По возвращению в Ватикан, какому-то послушнику явно грозит распятие, но сейчас вампирша искренне веселилась с молчания своего спутника: такой подставы он явно не ожидал. Но, дело сделано, они проникли на весьма старомодный бал, где быстро вошли в фокус внимания. Не в силу того, что их раскрыли, но по иным причинам. Всё сводилось к самым банальным фактам - большинство кровососов были уже в таком зрелом возрасте, среди них было мало молодых юношей и девушек, зато хватало детей. Все они, так или иначе, но уже долго были нежитью, так что и располагали соответствующей аурой. В отличие ж от них, Виктория ещё была полна задора, этаких повадок хищницы, чувствовавшихся в движениях, улыбке, кроваво-красных глазах, что сегодня были заметней обычного. Так что не было удивительным факт желания многих близко сойтись с новой фигурой на бале. Ну, а что же до Хельсинга, то тут опять же всё обошлось баналом: на него косились конкретно вампирши, в виду гастрономической ценности человека, да и видной внешности. В конце-концов, найти спокойного и ладного человечка было трудно в наше время, но в зале он был не один: многие из мертвяков притащили с собой человеческие половинки либо банальную закусь для себя, в виде представителей обеих полов. Хотя бы детей не было, и на том хорошо, равно как и хозяйки. Но это пока.
Чёрный бал начался.

+1

8

Да, у Ван Хельсинга были причины делать себе мысленные замечания в этот момент, но с другой стороны - а что поделать? Внешняя привлекательность вампирши выделялась еще в момент их знакомства, пусть даже в тот момент они готовы были пристрелить друг-друга на месте. Просто тогда вигилант не придавал этому никакого значения. Все вампиры, так или иначе, внешне красивы, а некоторые и просто смазливы. Чем бы Серас выделялась среди этой их злосчастного вида? Что ж, теперь, когда Виктория сменила свою имидж, Ван Хельсинг видел, чем. Благо, стоило Гэбриэлу сесть за стол, как нужда в прикрытии шляпой отпала. Уже легче. В такой, уже не напряженной, обстановке охотник спокойно поужинал на пару с дракулиной, сколько бы иронии в этой картине не было. Придираться к принесенной еде Ван Хельсинг, даже будь у него такая возможность, не стал, бывали ведь случаи, когда в тяжелых условиях приходилось питаться ужасной походной кашей из консервов. После такого вигилант потерял ту малую долю привередливости, какая у него оставалась где-то в глубине души. Что же было действительно странно, так это трапезничать на пару с кровососом. Казалось бы, Ван Хельсинг должен пресекать питье крови, как темное и отвратительное действо. Но так уж распорядилась судьба, что вампирша стала ему своего рода другом по работе. Хотелось бы, чтоб ощущения и от этой миссии оставались исключительно в профессиональных рамках, вот только Серас умудрилась перейти заветную черту еще до начала самого задания. Удивительно. Один черт, но поэтому Ван Хельсинг не спешил заводить разговор за столом, лишь бы ничего не испортить в сложившейся атмосфере. Он просто наблюдал Серас, лишний раз про себя оценивая ее. В конце концов, очень немногим женщинам за всю его долгую жизнь удавалось вот так эффектно заставить вигиланта почувстовать себя дураком. Батори в этом списке резко перекочевала на второе место. А пока Ван Хельсинг ждал, когда наконец приедет машина, Виктория вовремя подошла к теме оружия.
- Неплохо, - сказал он, вставая с места и подходя ближе (без шляпы на свой страх и риск), - Большая мощность и много шума, отдача тебе ни по чем... Да только перезаряжать не очень удобно, и патронов в барабане не много.
В этот момент в Ван Хельсинге проснулся маленький эксперт и ценитель огнестрельных радостей человечества. Он было думал налить себе из прихваченной у Виктории бутыли вина, да только вовремя одумался - не гоже ему пить перед такой важной миссией, и даже на балу будет лучше не пить. Во всяком случае, много не пить. Бутыль, вестимо, придется оставить в номере, тогда как обсуждение оружия стало неплохого рода отвлечением.
- Есть у меня на примете кое-что другое. - сказал Ван Хельсинг и подошел к своим штанам, висящим на стуле вместе с оружием на них - нельзя же брать все это на бал Батори, больно заметно будет. С характерным щелчком Гэбриэл достал два пистолета, которые ему предоставили совсем недавно, - Познакомься, два "близнеца", каждый с гордым именем "Крестоносец". Умеренный вес, большая скорострельность и неплохая точность. Вместительный магазин, часто перезаряжать не нужно. Все пули пробивающие, посеребрены и освящены. Уникальные, больше в мире ты таких не увидишь.
Это Гэбриэл мог сказать точно, так как сделана пара стволов была четко для него в оружейной Ордена из лучших доступных материалов. Обо всем этом дракулине знать было совершенно не обязательно, так что о том, где Ван Хельсинг достал такие, она не услышит. К ним он носил боеприпасов достаточно, чтоб наверняка перестрелять всех приглашенных вампиров. Раз уж солнечную бомбу с собой не взять, то "Крестоносцы" можно было хоть спрятать во внутренних карманах фрака, что Ван Хельсинг и сделал, пронаблюдав попутно, как Виктория скрыла свои РШ-12. Когда в руках дракулины оказалось приглашение, охотник только хмыкнул. Он предпочел не открывать конверт, так что и само приглашение не видел - зачем оно ему, в конце концов? Там не было его имени, вот что главное. Правда, когда Серас прочла оное приглашение, не сдержав смеха, Ван Хельсинг внезапно для себя понял, что поводы для напряжения еще не исчерпаны. И прежде, чем он успел спросить, приглашение скрылось там же, где и пистолеты Виктории.
- На это и был расчет. - ответил вигилант дракулине, все еще недоверчиво поглядывая в то место, куда она затолкнула заветную бумажку. Заминку Серас в словах Ван Хельсинг принял неоднозначно. В слове любовник-закуска два значения, так что и выражение "по вкусу" тоже было слышать, как минимум, забавно. Гэбриэл усмехнулся слабо, - Что поделать, буду притворяться богатой игрушкой богатой вампирши. Но предупреждаю - я профи в убийстве нечисти, а не актерском мастерстве. Меньше смейся, больше подыгрывай.
И вот зазвенел телефон. Ван Хельсинг позволил Серас выйти первой. Чтоб вжиться в роль. Чтоб соблюсти приличие. Ну и посмотреть за походкой девушки вслед тоже.
Уже в машине Ван Хельсинг предпочел не нарушать тишину до поры до времени. На протяжении всей поездки он пребывал в размышлениях, пытался себе представить, как все может выйти в итоге, попутно поглядывая, как за окном машины проносились виды на вечерный город. Город, что будет спать, пока нечисть устроит свое торжество. И так же Ван Хельсинг посматривал на Серас время от времени, по нескольким причинам. Нет, оценить этот новый образ он уже успел, еще как. Но теперь Гэбриэл пытался представить, какие мысли в голове Виктории прямо сейчас. Какую картину она представляла, когда думала о бале? Из того, что знал вигилант, Серас для вампирши была молодой девушкой, и вряд ли когда-нибудь была на настоящем балу. В отличии от того же Ван Хельсинга. Он застал еще то время, когда балы проводили часто, в качестве развлечения. А ныне это считалось пережитком средних веков. Какая ирония, однако, что графиня Батори была иного мнения на этот счет. Когда машина уже стала ехать не так быстро, приближаясь к готическому замку Батори, Ван Хельсинг положил руку на пистолеты в карманах фрака, как бы убеждаясь, что его верное оружие все еще с ним, на пороге Ада в торжественных и праздничных цветах. Двигатель заглох, а это значило, что пора была начинать. Ван Хельсинг посмотрел на Викторию, как бы убеждаясь в ее готовности действовать, и кивнул. Он первым вышел из машины и в первую очередь окинул местность вокруг взглядом. Чего и следовало ожидать - вокруг стоит множество роскошных черных машин, подобных той, на которой они сюда подъехали только что, а тем временем к высокому дверному проему замка стекались приглашенные. Кто-то парами. А кто-то парами пар. Но не было, кажется, никого, кто шел бы на бал один. Следовало помнить, что если не все приглашенные вампиры, то, по крайней мере, большинство из них. Где-то три четверти из них, а то и больше, наверняка слышало его имя и половина видела фото. Единственное, что отделяло теперь величайшего охотника на нечисть в мире от опознания - созданный наспех образ и черная маска на лице. Рисковано, как никогда. Все эти мысли скопом пронеслись в голове вигиланта всего за пару секунд, вслед за чем он повернулся назад и помог Серас выбраться из машины, дабы не отклоняться от своей роли. Только руку вампирши охотник не выпустил, а тут же завел себе за локоть. Как никак, а сделать убедительную видимость пары было очень важно, и это казалось правильным решением. Когда они приблизились ко входу, Ван Хельсинг с трудом нацепил на лицо улыбку, едва удержавшись, чтоб не превратить ее в оскал. Человек-дворецкий в доме графини-вампирши был интересным явлением, но не редким, так что и удивляться тут было нечего. Дабы ничего не испортить в первые же секунды, Ван Хельсинг не стал ничего ему говорить - приглашена была Виктория, не он.
А вот реакция принимавшего бумагу Гэбриэла смутила. Благо, это было не так хорошо видно за маской, но Серас уже могла наверняка ощутить, как желание вигиланта посмотреть на приглашение растет. Вот они продолжили свое движение внутрь, проходя в первый просторный коридор, где наконец-то приглашение попало Ван Хельсингу в руки.
- ...что.

Дорогу к главному залу найти было совершенно не трудно, по большей части в виду указателей, развешенных тут и там. И по пути Ван Хельсинг какое-то время не мог выкинуть из головы случившуюся неожиданность. Зря он таки не читал приглашений, ох зря.
- Уверен, видел бы это Дракула в Аду, он умер бы в третий раз от смеха... - не удерживался Гэбриэл, все так же шагая рядом с Серас неспешно, не отпуская ее руку. Он знал, что Викторию забавляло это, и ведь она знала о тексте еще до выезда из гостинницы, подумать только, - ...какой еще Джекман. Я что, должен танцевать и рекламировать чай?..
Однако тихое возмущение пришлось прекратить, и очень резко, так как большой зал был уже за порогом. А в нем уже толпились тут и там приглашенные. Куда не глянь, а вампиров Ван Хельсинг видел очень четко, как бы некоторые из них не пытались маскироваться для приведенных для кровавого пиршества людей. Все бы ничего, ведь именно этого Гэбриэл ожидал, но неожиданно на него и Серас стало смотреть слишком много народу. В основном на Серас, и совсем скоро стало ясно почему - не трудно было заметить, как кровососы перешептывались о чем-то друг с другом, поглядывая на нее. Видать, новость о прибытии кого-то из рода Цепеш разлетелась даже быстрее позволенного, так что теперь Ван Хельсинг ощущал себя так, будто стоял рядом с ядерной бомбой - все вокруг уже сочли девушку весьма опасной, и только гадали, выкинет она что-то или нет, и, если да, то когда. Чтоб избавиться от дискомфорта, Ван Хельсинг решил сосредоточиться на главной функции своей роли - он глупо улыбался всем окружающим, как если бы был польщен вниманием к своей особе, но в то же время в тайне волновался. Жаль только, что его сердце все так же стучало ровно, и изменить он этого не мог. Оставалось только пройти дальше и кое-как слиться с толпой, пытаясь попутно игнорировать голодные взгляды некоторых вампирш. Их он еще накормит. Серебром. Сейчас они вдвоем находились фактически на территории врага. И от их аккуратности зависело не мало. Народу было много, и почти каждый говорил с кем-то о чем-то, так что Гэбриэл не пренебрег возможностью разговора, который никто не сможет подслушать с таким шумом.
- Виктория, это не было частью плана. - сказал охотник так, чтоб слышала это только его напарница. Ей-богу, будь рядом Август, Ван Хельсинг уже придушил бы его, но теперь придется играть с теми картами, что есть, и не жаловаться.
Лишний раз Гэбриэл снова осмотрелся вокруг. Помещение очень просторное, с высоким потолком и разноцветными полотнами на стенах. Чего уж говорить о традиционных украшениях к Хеллоуину. Где-то вдали, на другом конце зала, была отдельная сцена, где музыканты уже заняли свои места. Но в остальном не видно было, где могла еще появиться Батори, как хозяйка бала, чтоб привлечь к себе достаточно внимания, чтоб все ее могли видеть. Верней, не видно было, пока Ван Хельсинг не зацепился взглядом за примечательный балкончик, так же на другом конце зала, над той же сценой. Внимательно присмотревшись, он увидел там микрофон - видимо, вещать графиня будет оттуда.
- Мы не должны были привлекать внимания, а теперь ты стала его эпицентром. Ты теперь почетный гость, так что мы можем угодить на отдельный танец и...
- Дамы! Господа! - внезапно раздался тоненький голосок откуда-то прямо со сцены, где Гэбриэл буквально только что никого не видел, кроме музыкантов. Это была на вид очень молодая девушка, бледная. И это была не Батори, уж Ван Хельсинг узнает гарпию сразу, как увидит, - Мы начинаем!
Нужно собраться. После этих слов толпа приглашенных стала перемешиваться сама с собой настолько неудобно, что большого труда стоило не потерять друг-друга во всем этом движении - повезло, Ван Хельсинг просто не отпустил руки Серас, чтоб не разделиться с ней так сразу.
Музыка заиграла. Медленная, мрачная, но в то же время по-своему красивая и ненавязчивая в самом начале композиции, какой и должна быть музыка для самого обычного вальса. Танцевать пустились не все, ведь по традиции начинали это только несколько пар - приближенные хозяйки, ее самые доверенные лица. Вот и можно было за ними наблюдать отсюда, как они неестественно красиво, медленно кружились чуть дальше, ближе к сцене. Ван Хельсинг засек время. Ведь начинали только несколько пар, но совсем скоро все остальные должны были перенять их модель движений, выстроившись в четкие ряды. С местом в ряду проблем уже не было. Оставалось лишь подготовиться и приступить. Бесцеремонно Ван Хельсинг вытянул руку Виктории в своей ладони в сторону, а другую уложил ей на талию. Перед началом этой миссии Гэбриэл освежил свою память подобными танцевальными па и сейчас он очень надеялся, что его напарница тоже смыслит в этом деле хоть что-то. В противном случае из замка охотник рисковал уйти с отдавленными ногами. Девушка на сцене подняла руку, как бы подавая всем сигнал о готовности - и резко ее опустила. Момент истины. И Гэбриэл начал движение, ровно как и несколько десятков пар вампиров вокруг него и Виктории. Самой сложной здесь задачей было двигаться с ними хотя бы частично синхронно.
А дальше действовать придется по обстоятельствам.

+1

9

Музыкальная.тема
- Он смеялся бы уже от самого факта нашего сотрудничества, но отдал бы тебе должное. Редко встретишь такого человека, который столь яростно рекламирует чай,- в тон Хельсингу ответила Серас со знанием дела, не сдержав улыбки, притом скорее вампирской, нежели человеческой. Шикарный набор клыков, пускай изменились лишь верхние ради такого-то эффекта. Да, выглядит знатно, а сама дракулина идёт непринуждённо под руку с убийцей всяческой нечисти, особенно не вертя головой. Нет, Виктория сосредоточилась на роли высокомерной и кровожадной стервы, которой и должна быть, в общем-то, любая из рода Цепеш. Вероятно. В конце-концов, сама по характеру она была другой, не настолько...высокомерной, что ли. Нет, подобно остальным кровососам, она также страдала от избытка жажды крови, да и банально была ужасно жестокой по отношению к врагам. Зато за друзей и соратников стояла горой, в чём уже успел убедиться Гэбриэл, всё ещё негодовавший по поводу приглашения. Поблагодарить за это стоило только того, кто их составлял, явно без особого знания дела. Иначе нельзя назвать подобный промах, ведь из-за такого проходного билета на этот бал они окажутся в фокусе внимания. Притом она чисто из-за родословной и силы, а Хельсинг в основном из-за гастрономической изысканности. Учитывая голодные взгляды большинства вампирш, большинство уже оценило по достоинству его спокойное сердцебиение, да и банальные физические показатели. Ценители есть повсюду. Правда, полярность взглядов, направленных уже на истинную дракулина, приобретала более опасливый характер. Жаль, что она никого тут не знала, и не могла завести непринуждённый диалог, попивая кровушку из перекушенного горла какого-нибудь бедолаги. Придётся возиться с тем, что есть. Но исходя уже из самого факта их пребывания тут, всё будет даже сложнее, чем обычно. Выход в свет, фокус внимания предвещали множество проблем. И, потому, стоило только Хельсингу заговорить с ней, как Виктория достаточно убедительно разыграла мину недовольной девочки, которую чем-то разочаровала её игрушка. Нет, ну сколько можно её учить?..может, ей и не сотня лет, и даже не пятьдесят, но эй, полиция, "Хеллсинг", хватит убеждать всех в том, что у тебя вместо мозгов "Липтон". За движениями ведущих пар она наблюдала также внимательно, как и человек, запоминая их движения. А на память она никогда не жаловалась, даже до перерождения в кровожадную дракулину. Так что, когда начались танцевальные па, Серас не преминула воспользоваться возможностью оттоптать Гэбриэлу одну из его драгоценных ног. Будь это армейские ботинки, понадобился бы врач, а так страдай, Гэби, страдай. Нет, конечно вампирша не знала этого танца, поскольку мало кто занимался её воспитанием в таком направлении, особенно после отправки в приют. Но, достаточно быстро, буквально за секунды, дракулина закружилась по запомненной модели движения с Ван Хельсингом. Такт, не выходить из такта, и танцевать непринуждённо, глядя сугубо в лицо охотника на монстров, самого разыскиваемого по всей Европе, в своё время. Смотреть, прямо из-за старомодной багрово-чёрной маски, и улыбаться одними клыками. Выходило недурно, стоит отдать должное наследственности и самой банальной удаче.
- Расслабься, голову тому идиоту ты оторвёшь сам. А на нас, похоже, все смотрят. Целоваться сможешь на глазах, зная, что целуешь?- любопытство было самым обычным делом, и Серас стоило большого труда, чтобы не покраснеть. Благо, из-за обычной бледности вампирши и маски даже сами эти старания нельзя было различить, не говоря уже о румянце. В конце-концов, до сих пор она оставалась в душе самой обычной девушкой, с самыми обычными проблемами и комплексами. Ну, может и не полностью обычными, учитывая её природу, и тем не менее!..Поводов задуматься было много. Вдобавок, танец лишь набирал обороты, теперь кружились уже все пары под музыку излишне готическую и несколько неторопливую. Хотя стоит отдать ей должное, в сравнении с большинством современных веяний она была очень даже ничего. Однако, общий антураж, учитывая их задание, несколько беспокоил. Обмануть древнюю кровососущую тварь будет затруднительно. Но пока, на несколько минут, можно и отвлечься. Благо что они оба в этот момент проплывали мимо одного из огромных зеркал, расположенных в комнате. Не совсем понятно, с какой целью, всё же вампиры не отражаются в подобной поверхности. Также было и с Серас: любой бросивший взгляд на то место, где были она и Хельсинг, увидел лишь последнего, танцующего с воздухом. Занятная картина, которую трудно не прокомментировать.
- Мы неплохо смотримся вместе,- острая шутка, которая всё же была немного избитой с учётом многочисленных повторений, прозвучала шёпотом и на ухо. Грех не воспользоваться шумной атмосферой, благо что все вокруг были заняты лишь собой да представлениями, которые запланировала Батори на этом балу. Жонглёры и чудики всех мастей, развлекающую толпу в полётах над залом или жонглируя градом огненных шаров, лениво покатываясь на неудобных велосипедах. И парочка гимнастов. Вполне себе соответствует средневековым вкусам. Танец постепенно замедлялся, но не прекращался. Определённо, излишне увлёкшаяся питьём крови хозяйка уже скоро покажется.

+1

10

Определенно, Ван Хельсинг в этой ситуации чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. Когда бы это ему еще приходилось выплясывать в окружении десятков кровожадных вампиров, как потенциальной жертве? При этом с минимумом вооружения при себе, да так, чтоб никто из кровососов еще и не заподозрил в "безобидной, но привлекательной закуске графини Цепеш" грозу всей нечисти, какая только есть. Сколько бы Ван Хельсинг не работал за свою насыщенную приключениями жизнь, такое было, пожалуй, впервые.
Вот и начался бал. И все вокруг казалось Ван Хельсингу от чего-то неизменным - как будто эту картинку он где-то в далеком прошлом уже видел, и не раз. Секрет был в том, что и графиня Батори такого навидалась, прекрасно ведь знала, как обставить все в лучших традициях прошлых веков. Не считая современных костюмов, более строгих масок и других небольших атрибутов последних лет, это было сродни путешествию в минувшее. Воспоминания, которые внезапно ожили. Увы, у Гэбриэла с одним из таких балов воспоминания не самые приятные, так как в результате танцевать, конечно, не пришлось, но побег от беснующейся толпы вампиров - занятие неблагодарное.
Теперь сопоставим ситуации. Старое поместье - есть. Бал - есть. Не сосчитать, сколько вампиров вокруг - есть. Риск быть обнаруженным и преследуемым - о, да. Не хватало только старого-доброго Дракулы, который вдруг появится изнеоткуда с издевательской клыкастой улыбкой и тыкнет, куда надо. А ощущение такое создавалось, что он уже засел где-то в темном уголке, выжидая своего часа. Пожалуй, подозрительность Ван Хельсинга в такой ситуации уже почти граничила с паранойей, ничего хорошего. Но надо было как-то держать себя в руках... Верней, Серас в руках, ведь формально он все же держал ее за ладонь и талию. И параллельно двигался в танце. Одну ногу в сторону, другую. Одну, другую. Вигилант никогда не был танцевальным талантом, но что-то настолько банальное и простое в исполнении для него повторять было не трудно. Во всяком случае, было не трудно, пока внезапно кто-то - не будем лишний раз тыкать в имена - прямо-таки не совсем случайно наступил ему на ногу. В этот момент плавность движений охотника очень опасно дрогнула, как и его голова, просто от резкого ощущения боли, еще и не шуточной. Ван Хельсинг не захотел разбирать, специально это сделала Виктория или нет, важно было то, что она чуть не сбила его с ритма окончательно. А ведь пришлось еще придержать болевой оскал в форме улыбки, тоже задача непростая. Оставалось лишь надеяться, что в этот момент никто не смотрел на них двоих, но что-то Ван Хельсингу подсказывало весьма настойчиво, что эти надежды тщетны. Даже тогда, когда большинство пар вокруг увлеченно танцевало, взгляды и вампиров, и людей время от времени скользили по Гэбриэлу с Викторией.
Вопрос вышел несколько неожиданным.
- Тебе щетина не понравится, - ушел охотник от ответа сперва.
Не хорошо. Вот тогда приблизительно вигилант и ощутил, что крепеж маски разболтался, рискуя очень неудобно отвалиться прямо посреди пляски, в самый неподходящий для этого момент. Этого ни в коем случае нельзя было допустить, ведь, как только это случится - солнечная бомба уже не спасет, ее в арсенале не было. Не было просто, куда ее поместить, чтоб не вызвать подозрений окружающих. И вот тогда уже упомянутый Дракула в Аду зальется смехом, как Батори обычно заливается кровью. Благо, уже прошло какое-то время, и танец продолжался достаточно, чтоб сейчас подходить к завершению. Движения замедлялись, но ведь это были все те же самые вращения, а вместе с ними крепеж только больше разбалтывался. Маска могла отвалиться с секунды на секунду, а руки, увы, заняты - о, еще и как заняты. Отрывать их и отвлекаться от бала прямо сейчас, посреди целой оравы постоянно движущихся танцоров чревато последствиями в виде еще большего количества казусов - не удобно выходит. Но с маской надо было определенно что-то делать, пока еще не слишком поздно. Музыка на фоне начинала играть тише, однако Ван Хельсинг начинал сомневаться, что все пройдет гладко с завершением этой клоунады. Еще и нога до сих пор побаливала.... Спасибо, Серас.
- Мы неплохо смотримся вместе, - сказала Виктория, и охотник ухмыльнулся даже несколько скептично. Слишком ему помнилась эта фраза. К тому же, глядя сейчас в зеркало, он увидел не только себя, но и немногочисленных людей, которых остальные вампиры привели сюда на закуску. Они кружились так же, как он - будто бы танцевали сами с собой. И, видя их рядом, Гэбриэл уже подсознательно причислял свою фигуру к рядам невинных жертв, какая бы это ни была ирония.
- Где-то я это уже слышал...
...и еще раз спасибо, Серас Так как, вернувшись мыслями к девушке, кружившейся с ним (вместе с поскакиванием рядом двух самых важных женских аргументов, это тоже бросалось в глаза), Гэбриэл вспомнил ее слова. Осознание пришедшей в голову идеи было не самым приятным, но выбор, увы, не велик. Черная маска медленно сползала по лицу охотника, он это чувствовал - да и Серас сама наверняка могла заметить. Вот он, финал композиции.
- ...что ж, придется!.. - едва слышно сказал Ван Хельсинг, выствляя ногу так, чтоб сделать финальное движение и остановиться, вместе с ним едва-едва наклонив дракулину вперед.
Именно тогда маска взяла и слетела.
Ван Хельсинг ощутил спокойные удары своего собственного сердца в эту долю секунды, когда расстояние между лицом и поверхностью маски увеличивалось со считанных милиметров до сантиметров, будто бы в замедленной съемке. Но вместе с тем он все же чудом не растерялся. Его лицо подалось вперед за падающим прикрытием - точно к лицу Серас, пока наблюдательные окружающие ничего не увидели. И-и...
Столкновение. Во всяком случае, так это выглядело бы, не будь Виктория Серас вампиршей, которой такие мелочи были, как легкое дуновение ветра. Но по сути это было грубой стычкой. Ван Хельсинг зажал слетевшую маску между своим лицом и маской, что была на дракулине - благо, материал оказался покрепче, чем крепеж.
Вот только беда заключалась в другом. Со стороны это выглядело бы ужасно странно, не прибеги Ван Хельсинг к крайним мерам. Все произошло очень быстро и отступать было некуда - вместе со столкновением лиц Гэбриэл дотянулся устами до губ Виктории, создавая для окружающих иллюзию страстного поцелуя. Сейчас было немного не до реакции самой Серас, к сожалению, но Ван Хельсинг знал, как минимум, то, что она не была дурой - то есть, если она не собирается рушить весь и без того шаткий план, как карточный домик, то не станет реагировать слишком живо и возмущенно. С мыслью об этом, когда все пары наконец стояли на местах, не двигаясь, Ван Хельсинг как можно быстрее нацепил крепеж обратно, да так, чтоб выглядело это, будто он поправляет волосы. Только тогда, наконец-то, вигилант оторвался от губ Виктории, облегченно выдохнув. Слишком рисковало происходящее рухнуть в никуда. Более того - чтоб иллюзия оставалась правдоподобной, вигиланту пришлось поднапрячься, чтоб выдавить на лице мягкую улыбку, какой обычно люди одаряют друг-друга после подобных поцелуев. Хотя Серас наверняка могла бы заметить с такого небольшого расстояния наигранность этой невинной улыбки.
Одно было хорошо, о чем Ван Хельсинг подумал практически сразу. Если у кровососов вокруг и могли быть хоть какие-то подозрения, то после случившегося вряд ли они будут брать что-то в голову - скорее всего, в их понимании Ван Хельсинг, целующий "наследницу самого Дракулы" это что-то слишком невообразимое, чтоб быть правдой.
- Добро пожаловать, гости дорогие!
Вместе с этими словами атмосфера зала внезапно изменилась, как по щелчку пальца. Словно искра, что опасно пробежала рядом с заполненный газом местностью. Ведь все внимание тут же приковалось к тому месту, откуда прозвучали слова. Как и ожидал Ван Хельсинг, все гости, старшие и младшие вампиры, смотрели на балкон над сценой. И на этом балконе, стоя в откровенно-небрежной позе, была пышная женщина в ярко-алом платье, что знатно подчеркивало ее фигуру. Даже отсюда, снизу, Гэбриэл мог поклясться, что видит на лице вампирши самодовольную, игривую, даже немного манящую улыбочку. Он видел такую уже не один раз, но так у охотника до сегодняшнего дня и не удалось стереть клыкастую лыбу навсегда.
Графиня Батори наконец объявилась, купаясь в лучах своей же известности среди других кровососов. Без сомнения, она была предметом обожания многих, и некоторые мужчины-вампиры, возможно, пришли на этот бал со своими парами только ради нее.
По залу прокатилась пауза драматической тишины.
- Это так прекрасно... Наблюдать всю нашу семью в сборе этой чудесной ночью, - сказала Батори, и не было тех, кто осмелился бы говорить параллельно с ней, даже тихо, - Славьте же Дьявола, братья и сестры... Наш бал ведь только-только начался. И мы еще успеем вдоволь повеселиться.

+1

11

Серас тихо хмыкнула в ответ: кто же знал, с какими вампиршами, помимо неё, Гэбриэл пытался крутить шашни пару сотен лет назад? Она явно не хотела знать, а потому отделалась лишь этой маленькой, банальной реакцией. Правда, последующие действия охотника её несколько удивили. Нет, он серьёзно решил испытать пределы её самообладания? Иначе нельзя было назвать то, как нежданно Ван Хельсинг наклонил её назад и, похоже, намеревался чмокнуть. Конечно, прямо-таки взять и насадить его на самый большой и острый кол она при всех не сможет, но впоследствии же явно отомстит. Он же должен был это понимать?..казалось, что нет, но полицейская, прищурившись, отметила такую печальную новость, как отвратительность в выборе крепления для маски. Её состояла из неё самой, так что сидела на лице куда надёжнее, чем у кого-либо, да и явно отличалась большей красотой исполнения. Но конкретно её спутнику не повезло, ибо пришлось скрывать её поправление за банальным в своём исполнении поцелуем. Однако даже этого банального касания губ хватило, чтобы добиться двух вещей: ввергнуть Серас в лёгкий шок и заставить Бернадотте крутиться волчком. Определённо, после подобного Гэбриэл проживёт с целым лицом недолго, но пока удалось как-то заглушить, не поддаться самой обычной привычке и залепить пощёчину. Ситуация была слишком неоднозначной, а как боец "Хеллсинга", дракулина имела недурное самообладание. Так что, когда оба уже распрямились, на лице девушки была заметна клыкастая, вовсю сияющую улыбка, отдающая задором и ехидством...а, судя по клыкам, заодно и обещающая любому, кто тявкнет против неё, близкое знакомство с этим оскалом. Прямо на шее. Однако взгляды быстро ушли в стороны, стоило только появиться хозяйке дома и, фактически, самой обычной светской ведьме, устроившей этот приём ради потакания своему самолюбию. Серас, подобно всем, подняла голову, с непроницаемым уже лицом глядя снизу вверх на Батори. Ярко-алое платье, единственной заслугой коего было лишь то, что оно подчёркивало фигуру. Пышновато. Кто-то не отказывал себе в молоденьких девочках на ужин. Но, в остальном, лично по мнению самой Виктории, смотрелось подобное платье несколько аляповато и не на своём месте, словно флаг на корове. Но собственные мысли дракулины были закрыты, а сама она улыбалась так, как и положено той, кто обладает властью и именем самого Дракулы. Отчасти, тут всё же было кое-что правдивым, относительно её связи с этим персонажем. Однако в последнее время столько развелось этих графов, что хоть вой хоть плачь. Иными словами, Виктория держалась так, как может лишь истинная дракулина. С достоинством, лёгкой улыбкой и некоторым пренебрежением в позе. А тем временем Батори уже вовсю изголялась на тему Дьявола, смерти и этого бала, что не было удивительным. Важно лишь то, что среди танцевальных движений наступил этакий перекур, чем незамедлительно воспользовалась Серас. Надо было чуть-чуть отвлечься и послать кое-кого на разведку - местные вампирши клюнут на Хельсинга, как пчёлы на мёд.
- Уильям, принеси мне выпить, неизменно вторую группу. О, это не положено? Но я хочу выпить!- не повышая голоса и недовольно сморщив носик, как подобает любой богатой твари с манией к питью крови, Серас незамедлительно продемонстрировала и собственное умение к удержанию созданного кем-то другим образа. Надо будет сказать ему пару ласковых. А пока лишь играть самую последнюю стерву-девочку и стараться побольше улыбаться клыками. Как вели себя знатные вампиры, того Виктория не знала, приходилось как-то выкручиваться,- неси! И не заставляй меня выглядеть глупой, позволив кому-то из гостей поиграть с тобой!- однако прежде, чем кавалер графини Цепеш соизволил удалиться, Серас ухватила его под локоток, резко притянула к себе, чтобы лицо оказалось максимально близко. Потянула на себя, не оставшись в долгу за его выходку с маской. Коснулась губ, делая это достаточно резво, чтобы со стороны казалось, будто дракулина его не зацеловать, а сожрать хочет. Определённо, сейчас многие ощутили тесноту в нижней части своего костюма. Тем же временем, вампирша скользнула губами по лицу Ван Хельсинга, прошептав на ухо,- третий стол официантов в тени, неси оттуда. Там болтуны.
И только после этого Виктория, которой было отвратительно играть себя в таком амплуа, отстранилась. Проводила взглядом Ван Хельсинга, который, умей он краснеть ещё больше, был бы цвета варёного рака, и, даже оказавшись в окружении кавалеров из кровососущей братии, не теряла из поле зрения своего спутника, всем видом показывая другим: она бдит.
Поначалу весёлый, Бал резко перестал нравится обычной в своих нравах полицейской. А то ли ещё будет...

+1

12

Ван Хельсинг не собирался как-то откладывать случившееся на отдельную полочку в памяти. Он просто сделал то, что посчитал необходимым, чтоб не раскрыться - а это означало бы провал всего задания и, скорее всего, его смерть. Несомненно, случившееся наверняка взбесило Викторию где-то в глубине ее черной души, так что Ван Хельсинг не надеялся на пощаду. Спасало лишь то, что в этом окружении выходить из ролей - непозволимая роскошь. Пусть дракулина поистерит о произошедшем позже. Пока что надо было как-то выманить к себе Батори и разобраться, что с ней делать, лишь бы она указала, где спрятала тот самый артефакт, за которым оба охотника приехали в Румынию, вырядились и стали участвовать во всей этой клоунаде.
Когда сама графиня Батори наконец показалась на балконе, Гэбриэл напрягся, глядя точно на нее. Ровно, как и все остальные присутствовавшие. Она была хозяйкой этого бала и атмосферу создавала весьма соответствующую. Власть держалась в ее руках с такой легкостью, как будто она была рождена с ней. Но Ван Хельсинга беспокоило вовсе не это. Пока никто не видит его лицо и все думают, что он под защитой "графини Виктории Цепеш", вигилант в безопасности, но как много у него с ней времени?
- Ох, конечно, вторую группу. Я не забыл о твоих предпочтениях, моя леди, - изобразил Ван Хельсинг очень теплую реакцию, как если бы они говорили о чем-то в конец обыденном, то есть, не о крови, а о тыквенном соке, например, - Для тебя - что угодно. Я не разочарую.
Учитывая то, что Ван Хельсинг никогда особо не общался с дамами вот в таких тонах, это было одной из самых сложных частей задания. Но почему-то Гэбриэлу казалось, что именно таким должен быть людской слуга вампирши - очарованный существом, которому он служит для любовных утех и полностью ей покорный. Отвратительно, с какой стороны не посмотри, но, в конце концов, это была просто роль.
А вот поцелуй, который инициировала на сей Виктория, все же стал неожиданностью, от чего мужские инстинкты охотника сделали резкий скачок и кувырок на месте. Ужасно неловко, еще и от того, что, казалось бы, это не такое обязательное движение для того, чтоб передать короткое сообщение. Однако Ван Хельсинг внял ему и все же доверился напарнице. Им нужно больше информации о происходящем, если они хотят прийти к успеху в этой миссии. Конечно, разделение даже на такой небольшой период времени - риск, но он непременно оправдан.
В последний раз Ван Хельсинг бросил взгляд Серас точно в алые глаза - хоть в таком обществе они не были чем-то особо выделяющимся. Не знай Гэбриэл, что тут к чему, этот взгляд был бы даже обвинительным. Тогда он развернулся и просто ушел в толпу. Здесь, конечно, не было настолько много вампиров, что охотнику не протиснуться, но Ван Хельсинг ощущал себя даже несколько тесно, сопровождаемый голодными взорами кровососов, собравшихся со всей Румынии. Он шел туда, куда Виктория и указала. Вигилант не был уверен, что услышит у того стола что-то особо важное, но, возможно, попробовать стоило.
К удивлению Ван Хельсинга, когда он подошел ко столу, первое, что бросилось в глаза - то, что кровь была действительно рассортирована по группам, как простые люди сортировали темное и светлое пиво. Только хмыкнув с этой детали, Гэбриэл набрал в бокал крови второй группы, после чего обнаружил и автомат для разлива дорогого алкоголя - возможно, даже такого же старого, как сама Батори. Немного подумав, Ван Хельсинг предпочел снова отказаться от риска - ситуация и без того шаткая, не хватало еще, чтоб Гэбриэл шатался вместе с ней. Осталось лишь изобразить занятость и навострить уши.
- На той неделе попался один мужчина. Он был настолько вкусный, что, кажется, я оставила его в конец сухим. Ха!
Не то.
- Ох, ну посмотри на себя, растяпа. Уже умудрился испачкать кровью такой костюм!
- Не смотри на меня, женщина! Это не я размахивал своим бокалом, как ненормальный!
Не то.
- Мне кажется, или это платье меня все-таки полнит?..
- Милая, ты задала этот вопрос уже пятый раз за вечер. Поверь, я считаю. Тебе кажется.
Тем более не то.
- О, могла я где-то Вас раньше видеть?
Ван Хельсингу понадобилась пара секунд чтоб осознать, что этот вопрос был задан ему. Он тут же развернулся и встретился глазами ни с кем иным, как с хозяйкой этого бала - графиней Батори!
В этот момент Ван Хельсинг понял, что задание подошло ко грани срыва.
- Мое почтение, о прекрасная графиня, - поспешил охотник ответить с поклоном, - Ваге внимание делает мне честь, но, боюсь, мы не виделись раньше.
Глаза вампирши сузились.
- Действительно? Что ж, может, мне показалось. Как же Вас звать, аппетитный молодой человек?
...сказала старая вампирша человеку, что был технически на половину тысячелетия старше ее, ирония.
- Уильям Ван Джекман, миледи. Я прибыл сюда в компании несравненной Виктории Цепеш.
Как Ван Хельсинг и ожидал, это стало переломным моментом всего разговора, ибо реакция Батори не заставила себя ждать. Эта вампирша терпеть не могла конкуренции в плане красоты. Сперва она промолчала, но ее лицо было можно читать, как открытую книгу.
- Как чудесно! Значит, мой посыльный сумел-таки найти хоть кого-то из потомков королевской крови! Превосходно, просто превосходно.
Внезапно рука Батори потянулась вперед. Не смотря на подозрения вигиланта, вампирша просто взяла из его руки бокал с кровью. Не долго глядя на содержимое, Батори сделала небольшой глоток - тем временем Ван Хельсинг успел заметить, что взгляды окружающих то и дело скользят по нему и хозяйке бала.
- Я полагаю, Вы это взяли для Виктории. Вторая группа... Отличный выбор. Уильям, окажите мне услугу и прводите меня к ней. Уверена, нам с юной Цепеш будет, что обсудить.
Ван Хельсинг с ответом особо не медлил. Он сработал неплохой приманкой, Батори и клюнула на него. Оставалось только "вытащить рыбку на берег".
- Непременно, миледи.
Путь назад к Виктории не занял много времени, так что Ван Хельсинг сильно надеялся, что Серас следила за происходящим и могла догадаться до того, что будет сейчас.
Прежде, чем вигилант успел хоть что-то сказать, Батори набросилась на Викторию с такой готовностью, с какой зверь бросается на кусок сырого мяса. Благо, не в буквальном смысле.
- Привет, милая Виктория. Ох, будь сейчас твой дражайший предок жив, он бы наверняка гордился тобой, девочка. Мы с ним оба имели эту страсть красочным балам.
О, да, уж это Гэбриэл хорошо запомнил.
- Он был великим вампиром, по-настоящему великим... Но не будем о грустном. Твое платье отлично вписывается, дорогая. Что скажешь о моем?

Отредактировано Gabriel Van Helsing (12.11.2016 14:04:13)

+1

13

Следить за Хельсингом было достаточно просто, всё-таки его манера держаться, несмотря даже на выбранную роль, сильно выделяла мужчину из всей толпы кровососов и их ходячих бокалов с кровью и мясом. Эта индивидуальность не особенно помогала ему скрываться в толпе, но здесь была немного на руку им обоим: редкий деликатес был поистине редчайшим, и многие уже отчаянно искали дружбы Виктории Цепеш. Дракулина отвечала им либо односложно, либо уводя разговор в сторону, уже успев, покуда Гэбриэл отсутствовал, разжиться подходящим бокалом с подходящей группой. Не сказать, чтобы она всегда была такой привередой, но из всех групп конкретна эта не вызывала безумного отторжения и кровавого похмелья поутру. Приятная мягкость, грубо говоря. То, что и требовалось, дабы расслабиться нервы и с улыбкой во все клыки отвечать очередному напыщенному князьку-вампиру о том, как она рада его видеть, а заодно извиняясь, что не может предложить чего равноценного. Всех заинтересовал мужчина, но, исходя из создаваемого девушкой образа, до большей части уже дошло, что Ван Хельсинг её и только её. Пускай они пока и не догадываются о его настоящем я, но полезно, когда вокруг твоего спутника никто не вьётся. Однако тем самым Серас преследовала и ещё одну цель: когда Батори вещала свою речь, дракулина не могла не заметить направленный на себя взгляд, далёкий от радостного. Нет, её не узнали, однако определённо возненавидели. Не удивительно, ведь рядом с зрелой старой вампиршей Виктория блистала красотой молодости, ещё не растраченным пылом, так что в сравнении выигрывала именно полицейская. Пускай ей и не понравился тот факт, что начинать пришлось именно на такой ноте, но на этом также можно было сыграть. Даже несмотря на малый опыт в общении с аристократией кровососов, Виктория не была дурой, и быстро сообразила, как можно привлечь внимание этой старой вампирши. Удлинить поводок, на которой болтался её ухажёр и гвоздь гастрономической программы. Искусить, заставить сделать шаг первой, а потом перейти к обороне. Старые вампиры также были предсказуемы, в отличие от мастера. Но это была уже другая история.
А сейчас следовало лишь сосредоточиться на разговоре, благо ей попались две особенно болтливые женщины неопределённого возраста, но неизменно холодные и властные. Рядом с ними болтались два мешка тестостерона, которые были безумно влюблены в своих мёртвых повелительниц...хотя и встали в стойку, завидев Серас. Да, платье она выбрала чудесное, а природа наградила достаточной красотой, чтобы большинство мужчин, если не они все, начали ощущать неудобство в штанах. Жуть, что было бы, надень она бикини. По счастью, тут не было никого, кто мог бы умереть от инфаркта или кровоизлияния прямо из носа...если не считать Ван Хельсинга, который уже возвращался и, что стоит отметить особенно, без бокала. Так что дракулина вполне законно надула губки, уже входя в роль недовольной самодурки, но успешно разыграла радость при виде Батори, едва ли не под руку идущей с охотником на нечисть, едва только оба подошли ближе. Иначе говоря, инцидент с бокалом был благополучно пропущен между ушей, и теперь можно было сосредоточиться на беседе. И неизменной улыбке.
- Ох, графиня, Вы мне льстите - он больше гордился бы вами, нежели мной, за организацию такого чудесного маскарадного бала, достойного нашего дворца в Будапеште,- склонив голову, но существенно ниже, чем делали иные вампиры из знати в присутствии Батори, Серас ответила с неизменной сдержанностью и осторожностью в выборе слов. В конце-концов, она прекрасно подучилась за эти несколько лет, кое-что раскопав и на старого, более известного Дракулу, нежели её мастер, а заодно и на Ван Хельсинга. Именно в его сторону в основном и была направлена эта шпилька про дворец,- я тем же похвастаться не могу, слишком привыкла к тишине, покою и приятному времяпрепровождению,- красноречивый взгляд в сторону Джекмана был до ужаса красноречив, но играть эту роль безумно раздражало Викторию Серас. Всё же, это немного не её - быть кем-то другим. Хорошо хоть каблуки не догадалась вырастить. В ответ же на заданный вопрос полицейская, как и водится в подобных церемониальных случаях, ответила как следует,- о, оно несомненно подходит Кровавой Графине.
Козырнув прозвищем, Серас не успела отбить уже готовую сорваться с губ графини подачу, когда короткий перерыв был прерван продолжением празднества и новым танцем. А потому, откланявшись, Виктория незамедлительно уволокла за собой Джекмана, "грязно" его облапав. Следовало поддерживать репутацию эгоистки-собственницы, да заодно и дать понять, что уж такого человечка она не уступит даже Батори. Забавно, но интриговать в обществе этих кровососов было на удивление...просто.
И это настораживало.

+1

14

Пожалуй, происходящее было даже хуже, чем события в 1888-м году. В тот раз, будучи на похожем балу, Ван Хельсинг хотя бы не был обязан спускаться в саму толпу кровожадных вампиров и танцевать. Костюм тогда был нужен лишь для того, чтоб пройти на праздник, но не скрываться прямо среди танцующих. Как ни посмотри, а сейчас было сложней, ведь и оружия с собой не много, и Карла нету под рукой, и нет понятия, что Гэбриэлу с Викторией вообще делать дальше. По правде говоря, Ван Хельсинг надеялся, что Серас проявит удачную инициативу и каким-то образом сумеет перевести темы разговора одну за другой, чтоб добраться до самого сокровенного секрета Батори - того самого, за которым охотники и пришли сюда. Жаль только, что вампиры не могут гипнотизировать друг-друга, да и если б могли, то Батори, скорее всего, намного опытнее Виктории в этом плане.
- А, вот как, - не скрывая фальши своей широкой улыбки, смотрела Батори на Серас, не моргая, - Что ж, у нас у всех разные понятия "веселья".
Старшая вампирша захихикала в своей манере, переводя взгляд с Виктории на ее "кавалера" и обратно. Встретив весьма сухую реакцию, графиня посерьезнела слегка, от чего Ван Хельсингу внезапно стало немного не по себе. Особенно, когда Кровавая Графиня протянула руку прямо к его лицу! Все инстинкты взвелись в один момент, когда внутренний голос внезапно завопил о том, что их раскрыли. Одна ладонь вигиланта уже было потянулась к пистолету, который он прятал во фраке, пока другой он собирался остановить Батори. Но все произошло слишком быстро...
...и вампирша ухватила Гэбриэла за его небритую щеку, потрепав ее, как это обычно делают каноничные старушки, утомленные своим собственным увяданием.
- Должна сказать, дорогая Виктория, даже в маске твой спутник такой очаровашка. Я надеюсь, ты привела его на мой бал, чтоб сделать вампиром. Все же будет ужасно жаль, если ты решишь просто выпить этот чудесный экземпляр...
Ван Хельсинг ощутил, как рука Батори в перчатке перекочевала с его щеки на плечо, плотно его сжав и погладив немного. Теперь-то Гэбриэл наконец понял, от чего все людские посетители этого "праздника жизни" выглядели такими счастливыми и беззаботными, при этом фанатично преданными своим вампирским хозяевам. Что тут скажешь, вечная жизнь за счет чужих сил льстила многим глупцам. И только Ван Хельсинг в полной мере ощущал на себе весь груз бессмертия, пусть даже не должен был питаться кровью. В этот момент в его голове проскользнула мысль о том, как же все-таки сама Виктория стала дракулиной. Каковы были ее причины? Насколько другой девушкой она была в то время, когда только соглашалась? Все эти вопросы могли, тем не менее, подождать, а Ван Хельсингу только и оставалось приветственно, даже уверенно улыбаться, как если бы он уже знал план действий Виктории наперед и не боялся последствий.
- И ты ведь помнишь, что я не давала третьего варианта для приглашенных? Просто не уводи его отсюда теплым и живым, Виктория, моя радость. И потом... Я разрешила некоторым гостям остаться на ночь в этом дворце, есть свободные комнаты. Одну я выделю специально для вас, раз ты намерена обратить его.
С этой фразой Батори вернула широкую ухмылку на свое лицо, повернулась куда-то назад, ко сцене, и махнула рукой, как бы подавая сигнал к тому, что бал продолжается. Еще секунда... И вигилант упустил Батори из виду. Он всегда ненавидел, когда вампиры проворачивают этот трюк, и графиня только что сделала это. Спустя несколько мгновений он уже зацепился за Батори глазами, просто глянув на балкон.
Музыка заиграла снова. Снова несколько ведущих пар показывали остальным, как следует двигаться дальше. Но это продлится от силы минуту, полторы. Серас постаралась и уже уволокла Ван Хельсинга с собой на то же место, где они были раньше, но при этом "уделила ему внезапно много внимания". Если дракулина пыталась неким образом разбудить мужские инстинкты вигиланта в каждом углу его сознания, то ей это даже почти удалось - не спасал и тот факт, что Ван Хельсинг прекрасно понимал темную натуру Виктории. Может, так она показала, какой была на деле собственницей, но в итоге Гэбриэл не был в восторге от цены - временной тесноты в брюках.
- Если ты все еще пытаешься мне мстить, оставь это на потом. Пожалуйста, - говорил Ван Хельсинг почти что непоколебимым тоном, дабы сохранять целосность картины, что у них была прикрытием одна на двоих, - После этих танцев приступаем к делу. Когда все разойдутся, мы застанем Батори врасплох. Твои предложения?
Еще до того, как Виктория успела ответить, сигнал был подан. Настало время продолжить бал. Десятки пар вновь неспешно закружились под медленную, мрачную, но красивую мелодию. И Ван Хельсинг с Серас были среди них.

+1

15

Да, дела складывались не очень-то хорошо, и в основном из-за малого опыта обоих охотников бывать на таких мероприятиях. Нет, Хельсинг может и разъезжал по балам в своё время, но опять же, вряд ли он участвовал в них как закуска, чей-то ухажёр или просто приглашённый гость. Что же касается самой Серас, то жизнь до ужаса была неблагодарной, когда дело касалось вечеринок. Из сиротского приюта тебя так или иначе, но никуда не пригласят. Так что опыта недостаток приходилось заменять импровизацией, однако один хороший момент во всём этом кошмаре был, и сводился он к банальной вещи: женщины. Серас, невзирая на юный возраст, достаточно споро разобрала, что из себя представляет Батори. Типичная властная дрянь с манерами старухи и попытками вернуть утраченную молодость. Как не старайся, а обличье менять - вне твоих способностей, вот и обмазывалась кровью молоденьких девственниц. Такой материал тратить на не самое качественное омоложение, да и сам факт мордования девушек ради подобной низости!..другим словом, Виктория достаточно успешно вставила графине шпилек во время словесной перепалки, ведя себя как избалованная, но умная фифа. Иначе говоря, когда хозяйка этого бала и последующего застолья уже протянула руки к её "обеду", Серас постаралась прищуриться как можно подозрительнее и заметнее. Конечно, руку обращать в лезвие она не спешила, обходясь только игрой лица, но и этого хватило, исходя из реакции Батори. Чудесно, наша жертва взяла приманку вместе с удилами и удочкой в придачу. Конфронтация определённо начнётся очень скоро, примерно в третьей части бала. Может, даже позже, если им повезёт. Определённо можно было вполне любопытно разыграть карты, загнав европейских вампиров из числа слишком активных в междоусобицу, используя собственное фальшивое приглашение. Отлично.
- Тебе надо чаще общаться с женщинами, Уильям, помимо меня и танцовщиц русского балета,- оскалившись в ответ на самый несправедливый упрёк из всех, ответила полицейская, уже исправно не пытаясь отдавить Хельсингу все ноги. Что? Мстить больше, чем следовало, не её метод, так что девушка не заостряла на подобном внимания. Напротив, сосредоточилась на движениях очередного старомодного танца, которых она не знала от слова совсем, пускай и быстро ориентировалась. Надо будет оторвать голову тому, кто придумал эти приглашения, фокус общего внимания мешал общаться тайно. Так что приходилось лишь энергично кивать и улыбаться очередной мелькающей мимо парочке кровососов, отслеживая общую ситуацию. Во всяком случае, пока дракулина могла гарантировать неприкосновенность личной тайны их разговоров, но это пока. Сильное напряжение сил в зале, полном вампиров, позже этим днём скажется,- Батори уже хочет вонзить клыки тебе в шею. Зачем мне искать встречи с нашей милой хозяйкой? О, она сама придёт ко мне отметить этот прекрасный вечер. Наслаждайся. Уверена, тебе понравится посмертие,- правда, на мгновение проявившееся в лике Виктории Серас явно говорил о том, что уж сама она явно выбрала такую судьбу не в силу каких-то приземлённых причин, вроде бессмертия и необыкновенных физических возможностей. Слишком уж грустной вышла мина, пускай и быстро сменённая обычным оскалом. Тем не менее, этот момент мелькнул, и изменить память о нём было невозможно. Оставалось только танцевать.
Нельзя сказать, чтобы бал отличался большим числом индивидуальных танцев, но неспешные готические движения были...скажем так, весьма скучными. Будь Серас чуть наглей от природы, а задание не столь важным, то местные кровососы уже бы страдали от её выкрутасов. А так приходилось успешно кружиться, пару раз передавая инициативу Гэбриэлу. Да, похоже, тому также не нравились обстоятельства, при которых они нагрянули на бал, а его излишняя сноровка как охотника на нечисть при недавнем разговоре с Батори едва их не погубила. Впрочем, объяснить это было достаточно просто для графини. В конце-концов, деликатес обязан быть живучим, особенно вдали от своей госпожи. Но уповать слишком долго на подобные "авось" не выйдет. Необходимо было действовать аккуратно и осторожно, в завершении вечера развеяв большую часть веселящихся клыкастых. Желание было очень сильным, хотя бы из-за того, что ей приходилось работать в одиночку, под таким прикрытием, в самой неприятной атмосфере. Да. Обычные жалобы. Хватит зря изводить себя, солдат, сосредоточься на деле. Губы сжаты, глаза уже не улыбаются, видны только кончики клыков.
И не обращать внимания на недовольство Бернадотте. Благо, и эта часть танцев уже наконец-то подходила к концу.

+1

16

Танцы все продолжались, но Ван Хельсинг теперь принимал участие чисто машинально. Все те движения, что были нужны для общего вида, воспроизводились из памяти телом в каком-то смысле автоматически, ведь один заход почти ничем не отличался от другого. Мыслями охотник на нечисть уже нырнул в ту задачу, которую ему поставил Святой Орден - ему не говорили четко убить Батори, но он должен найти реликвию у нее на хранении. К сожалению, только у вампирши есть знание, где хранилище. Так что придется каким-то образом выпытывать у нее секрет. В этот момент, слушая попутно Викторию, Гэбриэлу вдруг захотелось еще раз взглянуть Батори точно в глаза. Он был уже достаточно стар для того, чтоб читать людей - да и монстров - по взглядам, даже тем, что за масками. Вот только выражение лица Виктории вигилант пропустил, отвлеченный своим собственным ходом мысли.
- Я не в том настроении, чтоб проверять, - отшутился слегка Ван Хельсинг, хотя и вовсе не смеющимся тоном, уже который раз за этот танец делая несколько смелых движений, после которых наклонил Викторию совсем немного вперед. По счастью, на сей раз маска крепилась достаточно хорошо, чтоб Гэбриэлу не пришлось повторять неприятный для обоих трюк снова. Так что танец тут же вернулся в свое русло - медленно подходящее к концу.
- Она упомянула о комнатах для важных гостей. Раз уж нам позволено остаться - идем туда, ждем визита самой Батори. Графиня графиню наверняка захочет навестить.
Стоило придумать более хитрый план. Более продуманный и взвешенный. Но пока что на ум Ван Хельсингу приходило лишь устроить западню в гостевой комнате и под угрозами выпытать, где находится реликвия. Это, конечно, совершенно не праведный путь, но, к счастью, Батори сама не невинная монашка, так что Бог простит. Как обычно. Эта престарелая вампирша была почти одной категории с Дракулой, так что действовать придется предельно аккуратно - что-то подсказывало Гэбриэлу, что и Серас это уже поняла. Для такого калибра чудовищ Ван Хельсинг прихватил соответствующий калибр оружия - осиновый кол. Даже серебряный был менее эффективен, чем эта небольшая деревяшка, как ни странно. По-хорошему, такой и Викторию Серас можно убить, но Гэбриэл уже достаточно проработал с ней, чтоб не видеть в дракулине врага.

Бал окончился не громко и не тихо - под общие аплодисменты, но были они сдержанными и приличными. Аплодировали вампиры талантливым музыкантам, что задали им такую хорошую атмосферу этой ночью, аплодировали хозяйке дворца и, конечно же, друг-другу. Но все хорошее кончалось, так что прошло полчаса, прошло больше, и наконец гости начали расходиться. Большая часть выходила на улицу, к парковке, где забирала свои дорогие машины и уезжала в темноту ночи. Некоторые - остались. И Ван Хельсинг с Викторией Серас - в их числе. Батори заявила, что у гостей еще вся ночь впереди, чтоб обратить своих партнеров здесь в вампиров, ведь таков был посыл изначально. Романтика, становление кровососом и черт знает, какие извращения еще придут на ум этим чудовищам в телах людей. Вот только на уме у Гэбриэла было совсем не это. Уже находясь в комнате, он даже не обращал особого внимания на Викторию, лишний раз проверяя свои пистолеты и прислушиваясь ко звукам в коридоре. Западня должна была выйти не только внезапной, но и тихой, чтоб Батори не могла позвать себе на помощь других гостей. Их было сейчас намного меньше, чем на балу, но они все еще были опасны.
- Готова? - глянул Ван Хельсинг искоса на свою спутницу, хотя из-за маски это было плохо видно. Он был уверен, что Батори еще обязательно нагрянет к ним. Но теперь он задумался о том, как следует поступить, если вдруг она действительно оставит их наедине до утра. Или стоило действительно подождать до утра? Когда сила Батори ослабнет с уходом темноты. Удивительно, но именно сейчас ему не помешала бы своеобразная моральная поддержка решения, да только от дракулины он ее вряд ли дождется.
Утерев лоб, вигилант шумно вздохнул. Похоже, придется действовать спонтанно, как и в большинстве других случаев.

+1


Вы здесь » Retrocross » B-Roll Footage » Черный Бал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC