Retrocross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Retrocross » Sketch! Camera! Action! » "F" means "family"


"F" means "family"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://67.media.tumblr.com/a2ed5bd829efc361e2dd909e1602b2e6/tumblr_npd320MS8Z1tuovl9o1_1280.jpg

"F" means "family"

ERIK LEHNSHERR, WANDA MAXIMOFF


Рано или поздно это должно было случиться. Дети вырастают и внезапно выясняется, что у них давным-давно есть своё мнение по любому вопросу и чаще всего оно совершенно не совпадает с твоим. Так что будь готов отвечать на вопросы. А это в некоторых семьях ой как непросто...
[icon]http://storage2.static.itmages.ru/i/16/1018/h_1476755345_7767230_528d0407aa.jpg[/icon][nick]Erik Lehnsherr[/nick]

+2

2

[icon]http://savepic.ru/11906553.gif[/icon][nick]Wanda Maximoff[/nick][status]I remember everything[/status]
[sign]We used to say
That we were
Brother and sister
We used to think
Nothing was ever bitter
Today I break my promises
To stay out of the emptiness
Today let's make our promises
For tomorrow
[/sign]
- Ты спятил! - Ванда врывается в кабинет отца, совершенно не обращая внимание, на то, что он с головой ушел в какие-то бумаги. Лиловая сфера срывается с ее ладоней, бумаги взмывают в воздух, и часть из них сразу распадается в пепел, а часть оседает обуглившись по краям - на ковре, массивных креслах, возле книжного стеллажа.
- Ты. Не имел. Права. Так. Поступать. - сейчас она чеканит слова, произносит их отрывисто, и становится чем-то похожа на брата - хотя казалось бы, в мире сложно найти двух настолько разных людей, и по внешности и по темпераменту... И по их отношению к Магнето. - Черт возьми, речь идет о детях. О целых семьях.
Она взмахивает свежим номером "Нью-Йорк Таймс", на первой полосе которой свежая статья об исчезновении дочки одного и сенаторов.
- Когда несколько месяцев назад стали пропадать одаренные дети - я занервничала. - она цедит фразы сквозь зубы, словно ей сложно сейчас снова не сорваться на крик. - Пьетро... Он исколесил добрую половину Соединенных Штатов, пытаясь выяснить, что происходит. Господи ты боже мой, вся Школа для Одаренных была в панике. И все это время... Ты знал! Все здесь были в курсе! - она тычет пальцем в портрет девочки - в три четверти газетной полосы с такой силой. что ее ноготь грозит прорвать матовую белую бумагу. - Я встретила ее два часа назад в корпусе для сирот!

Не зная, как еще выразить свое возмущение - разве что разнести кабинет подчистую, Ванда оглядывается и тяжело опускается в кресло.
- Я ожидала такого от кого угодно, но не от тебя. Похищать детей! Разлучать их с родителями! Надо же было до такого додуматься. И это сделал ты! После всего, что ты рассказывал, после всего, что ты якобы пережил! Чем тогда ты лучше... - она останавливается, заикается, захлебывается словами, обрывая фразу на середине, но они оба прекрасно знают, что Ванда хочет сказать. Чем он, Эрик Леншерр, лучше тех других, взявших больше семидесяти лет назад право разлучать родителей и детей и вершить человеческие судьбы по своей прихоти.

Некоторое время она старается восстановить дыхание, но все еще смотрит - прямо в глаза, взыскательно и обвиняюще.

+2

3

[icon]http://storage2.static.itmages.ru/i/16/1018/h_1476755345_7767230_528d0407aa.jpg[/icon][nick]Erik Lehnsherr[/nick]
Эрик наблюдал за локальным ураганом по имени Ванда с подчёркнуто спокойным выражением лица. Проще отучить хорька кусать тебя за пятки и воровать носки, чем переделать взрывной темперамент старшей дочери. Вспылить в ответ означает устроить скандал на весь президентский дворец, к концу которого оба они уже десять раз забудут, с чего всё началось.
Эрик смахнул ладонью пепел от безвременно почившего отчёта министра энергетики со стола и снова поднял взгляд на Ванду. Первый порыв урагана явно остался позади, однако не стоило расслабляться - чтобы вновь вспыхнуть и уничтожить ещё что-нибудь важное в кабинете Ванде достаточно было пары не так подобранных слов.

- Между прочим, министр энергетики очень старался над этим отчётом, - укоризненно заметил Эрик, вытирая ладонь платком.
- Зря ты с ним так.
Он вздохнул.
- Дитя моё, объясни своему старому непонятливому отцу, зачем из любого разговора тебе непременно нужно устроить... вот это? Ведь ты всегда осуждала Пьетро ровно за то же самое.
Убедившись, что дочь пока что не собирается ничего ломать и только пристально смотрит на него, воинственно сузив глаза и сжав губы в нитку, Эрик продолжил.
- Да, ты права, речь идёт о детях. И именно поэтому мы поступаем так, а не иначе. Ты отлично знаешь, что есть ситуации, когда времени на раздумья нет. И смысла тратить его и силы на вытирание соплей и долгие разговоры о равенстве и всеобщем благе с родителями и учителями тоже нет. Дети, которых мы изъяли, объективно в этом нуждались. Нет ничего хуже, чем узнать, что от твоего бездействия чей-то потенциал не раскрылся или раскрылся слишком поздно. Или что кто-то ненавидит себя и все силы тратит только на то, чтобы соответствовать. Или попросту наложил на себя руки, а то и вовсе был убит не в меру бойкими борцами за чистоту человеческого общества.

Эрик снял очки и положил перед собой.
- Эти дети получают здесь всё необходимое и даже больше. Они получают свободу и гарантии безопасности. Гарантию того, что они могут свободно гулять по улицам, учиться, получать любую помощь и поддержку, лечение, заботу - и всё это без брезгливости или страха, без того, чтобы к ним относились как к чему-то ненормальному. Не все из них сумели бы добраться до Школы Одарённых. Не всех из них Чарльз и его команда смогли бы найти. Да и для тебя не секрет, что я далеко не во всём согласен с ним. Я не трогаю его Школу, не пытаюсь переманивать кого-то оттуда - разве что сами придут и попросятся. Но я считаю, что должна быть альтернатива. А будущее покажет, чьи идеи оказались вернее.

Он поднялся из-за стола и принялся не спеша собирать остатки многострадального отчёта.
- А что до того, чем я принципиально отличаюсь от тех - так разве ты видишь где-то бараки? Или может кто-то из детей уже стерилизован, заражён каким-нибудь интересным вирусом, обморожен? Я или мои подчинённые проводим над ними опыты, или может насильно меняем их внешность?

Эрик обернулся через плечо и взглянул на Ванду. Он не особенно делился с детьми подробностями того, что было с ним в Освенциме. Не потому что щадил их, просто это были не те воспоминания, которые ему хотелось лишний раз будить. Но они знали - без лишних подробностей, конечно, - что с ним проделали бесспорно умелые и талантливые хирурги доктора Шмидта, чтобы из типичного еврейского мальчика вышло то, что не стыдно было объявить новым арийским оружием.

- Они сыты, одеты, живут в комфортных условиях. С ними работают психологи, которые помогают им справиться с прошлым и внимательно следят за тем, чтобы никто из детей не впадал в депрессию. Вот этим мы и лучше тех. Я забочусь о своём народе, Ванда. О них, этих детях. И об этой девочке тоже.
Эрик взял из рук дочери газету.
- У меня некоторые счёты к её отцу. И так совпало, что у неё к нему тоже накопилось немало претензий. Так что то, что теперь она здесь выгодно и приятно нам обоим. Это ли не хорошо, как думаешь?

+1

4

- Да пошел он ко всем чертям со своим отчетом и ты тоже! - на ладонях Ванды снова вспыхивает алое сияние и тут же гаснет.
Она откидивается в кресле и смотрит на отца растерянно и как-то обреченно.

- Ты хотя бы понимаешь, что все это дает еще один повод для ненависти к нам? Не одна я могла видеть эту девочку, и даже если никому не придет в голову сообщить ее родителям, где она находится - из жадности или из жалости.. О, нет, не начинай, не говори мне что отвечаешь за всех и каждого из наших людей. Среди них достаточно тех, кто сдавал друг друга и за меньшую сумму, и я не буду вспоминать про Крида... Так вот, если даже этого не произойдет, и сюда не нагрянут некие люди в камуфляже, все равно следствие рано или поздно свяжет эти исчезновения с мутантами, в ФБР работают далеко не идиоты. А значит - будет снова принят какой-нибудь идиотский закон. Возможно по нему нас будут чипировать как скот, чтобы следить за нашими передвижениями, или что-нибудь похуже! Ты этого хочешь в итоге?
Ванда переводит дух.

Над креслом Леншерра висят тяжелые настенные часы с тяжелым бронзовым маятником, он мерно раскачивается, но иногда замирает, как и секундная стрелка - как раз когда в голосе Ванды проскальзывают истерические нотки, а по пальцам пробегают колючие искорки.
- Ты же знаешь, я не во всем согласная с методами Ксавье, иначе меня бы здесь ен было. Порой действительно нельзя прятать голову в песок. Но.. здесь... Если эти дети действительно подвергались травле - есть же законные простые методы, черт возьми. Есть опека, полиция. Черт возьми отец, сегрегацию отменили уже лет так пятьдесят назад! А ты действуешь так, словно Мартина Лютера Кинга застрелили не далее как вчера, и все, что можно сделать - это взять в руки двустволку или дреколье. Или стадион в твоем конкретном случае! Ты не можешь похищать или убивать всех, кто просто встанет на твоем пути. Нельзя же постоянно действовать с помощью силы? - Ванда, вслед за Эриком, переводит взгляд на обгоревшие куски отчета, и кажется даже смущается. Самую капельку.
[icon]http://savepic.ru/11906553.gif[/icon][nick]Wanda Maximoff[/nick][status]I remember everything[/status]
[sign]We used to say
That we were
Brother and sister
We used to think
Nothing was ever bitter
Today I break my promises
To stay out of the emptiness
Today let's make our promises
For tomorrow
[/sign]

+1


Вы здесь » Retrocross » Sketch! Camera! Action! » "F" means "family"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC