Уиллоу Розенберг ★ Willow Rosenberg

BUFFY THE VAMPIRE SLAYER


16+, человек; гик и ведьма; в отношениях с кодами и кожаными фолиантами, между делом мечется между оборотнем и сестрой по заклятьям
ВНЕШНОСТЬ: Alyson Hannigan

http://66.media.tumblr.com/40f000dc365578287c12fba4742c02ec/tumblr_inline_nc2o6qzXMc1rawgsk.gif


ФАКТЫ О ПЕРСОНАЖЕ


★ Хорошая девочка Уиллоу всегда носила клетчатые платьица ниже колена и была известна всему преподавательскому составу школы Саннидэйла как талантливый программист и математик. Одноклассницы знали её как ту фриковатую рыжую и подружку странного Ксандера.
В общем, типичный американский аутсайдер из маленького городка с не менее типичной безответной влюбленностью в лучшего друга детства.

★ Потом Уиллоу, по законам жанра, встретила бойкую блондинку, в блондинку влюбился друг детства, а Уиллоу попала в мир, населённый существами с гравюр и картинок.
Немного побродив по миру и не дав умереть Баффи пару раз, Уиллоу, через книжное червение, открыла в себе немаленькие колдовские способности. Несколько раз из-за этих способностей почти устраивала апокалипсисы.

★ Еврейка по происхождению и из религиозной семьи, этой самой семьи у Уилл, по большему счёту, никогда и не было; родители обращали внимание ровно под Ханукку, а то вдруг чадо случайно Рождество отметит?
Между прочим, Уиллоу рьяно ассоциировала себя с Санта Клаусом, и в будущем почти им и стала, обзаведясь способностью находить Истребительниц и преподносить им сиё знание в качестве подарка в бантике.

★ Нелепая, смешная, забавная, неуклюжая, наивная, открытая миру, добрая и сострадательная ко всем, Уиллоу никогда не стыдилась втыкать левитирующие карандаши в ладошки недоброжелателей или проявлять жёсткость. Эта её несколько тёмная wild side росла с уверенностью в себе.

★ Долго была в отношениях #всёоченьсложно с рок-гитаристом и оборотнем Озом. Оз пару раз пытался Уиллоу скушать, потом была луна и романтика.
Потом Уиллоу встретила ведьму Тару, влюбилась по уши, и Оз вернулся.
И всё стало совсем сложно.


ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ


Давайте же ещё раз устроим в солнечном Саннидэйле митинг за видовое разнообразие, пару раз попытаемся учредить (или предотвратить, как пойдёт) конец света, а тем временем я наколдую нам кошерные кексики.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

В один день Блу смиряется с уведомлениями на правильно расчерченных выписках, туалетным запахом покуцанных конвертов и собственным бессилием. У Орлы новый гвоздь в сердце, покрытый ожогами бородач из байкерской тусовки, и потому новый неоновый телефон, с небесно-голубым корпусом и ядовито-оранжевым кругом, не звонит. Перебирать листки Блу может под исполинский скалистый надрыв харлеев.

Стопки буклетов разложены аккуратно, уголок к уголку, а тонюсенький слой пыли танцует сквозь просветы ясеневых листьев. У университета Джеймса Мэдисона история женского пансионата длиною в шестнадцать лет, факультет пропагандисткой деятельности и пятнадцать стипендий для многодетных семей, в Олд Доминионе хвалят теологию и матчи рестлинга, в колледже Уэслианском под начальством методологической виргинской церкви поощряют путешествия и анализ. Буклеты бледные, выцветшие, непонятных грязных оттенков, и каждый для Блу — недосягаемая роскошь и непозволительное будущее.

Она соглашается не потому, что не может отказать Гэнси. Блу не податливая полимерная глина, чтобы слеплять её в цветочки, а Гэнси не умеет, и от ямочек в улыбках она не вздрагивает, и может закрыться раковиной в любой момент. Блу соглашается лишь потому, что рёв мотоциклов барабаном бьёт по перепонкам, а острые помятые углы брошюр врезаются под рёбра не хуже ржавого болта в сердце у Орлы.

Мама, конечно, не согласится. Блу собирает рюкзак быстро, пихает свитер, две футболки, зелёную обложку Бетти Фридан и проспект Аверетта. Не знает, зачем.

***

soundtrack

Первым делом ей хочется хорошенько приложить Ронана мордочкой о руль за приветствие, наполненное дружелюбием и мховой теплотой, но она знает, что раздражает её всё. Особенно Орла, умявшая три упаковки греческого йогурта за утро, а на йогурты ушло пять долларов и двадцать шесть центов, и больше карманных у Блу на неделе нет.

— Сколько, ты говоришь, нужно на эту экскурсию? — мама морщит нос, отрываясь от журнального скотча. Воняет изолентой —  сегодня у них чинят карты и мебель, больше —  карты.
— Пятнадцать — взнос, с собой —  тридцать, —  Блу оттягивает лямки рюкзака, смотрит матери на шею, сглатывает. Блу ненавидит врать, особенно так, чтобы было ясно.
Кайла, пожалуй, понимает, что БМВ повезёт её не до школьного автобуса и поедут они не на осмотр учебных заведений штата, но молчит. Ей тоже не нравится новая компания Орлы.
Мама поджимает губы, лезет под подушку, медленно отсчитывает. Начинается скидывание бумажек, и в итоге Блу всучивают пачку на шестьдесят пять. Напоминают всё не тратить.

Но Блу всё равно хочется долбануть Линча по головой пособием по этикету Эмили Пост и научить манерам. Ронан опережает на пять секунд — они проезжают как раз мимо несущейся стайки парней в кожанках.
Салон нагрет и кровоточит жаром, приходится опустить всё окна и прищуриться от солнца. Они едут в Орегон, и Блу, зажав бахрому браслета зубами, пытается отыскать на западном побережье. Карта глянцевая, жжёт пальцы, сгибается и сворачивается, не умещаясь на коленках. Приходится корячится. Чейнсо не вылетит из окна, а если да, то вернётся.
— Есть хочу, —  говорит Блу, упрямо не находя трассу I-84, и добавляет, —  очень.

Блу снова думает о том, что согласилась не для Гэнси. Даже не для себя, а для блестящего, жадного глаза Чейнсо, которая смотрит в перистые облака и ждёт.
По радио крутят роллингов.

Отредактировано Willow Rosenberg (05.11.2016 19:27:22)