Ванесса Ван Клиф ★ Vanessa VanCleef

WARCRAFT


20 y.e., человек; разбойница, глава ошметков Братства Справедливости, агент Некоронованных
ВНЕШНОСТЬ: Ally Ioannides

http://savepic.ru/11922639.png


ФАКТЫ О ПЕРСОНАЖЕ


★ Дочь главы гильдии каменщиков, бунтаря, благородного разбойника и героя Эдвина ван Клифа. Я сказала героя, а те, кто будут утверждать обратное, получат как минимум ножом по наглой штормградской морде.
★ Нет повести печальнее на свете, чем сказ о восстании Братства Справедливости, гибели королевы и прочих безобразиях, переросших в маленькую и совсем не победоносную гражданскую войну в Западном Крае (и порой и в Элвиннском лесу). В результате противостояния с королевской семьей Штормграда Ванесса таки осталась сиротой, наблюдала как ее отцу отрезали голову и затаила все что можно и нужно было затаить в таких случаях.
★ Сама она после смерти отца и разгона Братства не умерла от голода по чистой случайности - ее приютила семья фермеров и вырастила как собственную дочь. Свое имя Ванесса скрывала и в округе все знали ее как Хоуп Сальден.
★ В принципе, Хоуп была доброй, отзывчивой девушкой, заботилась о нищих, сирых и убогих, а заодно о солдатах из местного гарнизона. Убивать не любила. В том смысле, конечно, что не любила убивать понапрасну, но эту мелкую деталь тоже всем знать необязательно.
★ Где-то в период пребывания в гарнизоне на Сторожевом холме завела не только полезные знакомства с ограми и гноллами, но и каким то образом ухитрилась сойтись (злые языки утверждали потом, что межвидово, но доказательств нет) с воргеном Джеймсом Харрингтоном, более известным как адмирал Терзающий Рев - пиратом, авантюристом и просто отличным парнем.
★ Используя личную харизму, связи покойного отца, а также с помощью дозволенных и недозволенных методов и такой-то матери собрала Братство разбойников заново, спалила к импам Сторожевой Холм, освободила адмирала из колодок и пошла  дальше причинять справедливость и наносить возмездие королевской семье.
★ Но с окончательным и бесповоротным возмездием как-то снова не заладилось, и Ванессе пришлось инсценировать свою смерть (а заодно и смерть Джеймса, судя по его печальной судьбе на Вневременном Острове).
★ Бродила по миру, скрывалась под чужими именами и как-то незаметно оказалась в ордене Некоронованных в Даларане, где попыталась стать одной из Теней (опять же с помощью яда и эффекта внезапности).
★ Но подвел низкий ДПС не вышло, и чтобы сохранить свою жизнь, Ванессе пришлось согласится побыть штатным и внештатным агентом Ордена. Но как мы все прекрасно понимаем, с ее-то амбициями на этом сказка не закончится.
★ Неплохо владеет навыками ближнего боя и даже мастерством теней, но намного лучше разбирается в ядах. Еще, конечно, может готовить, шить и полоть огород, как хорошая дочка фермера и поливать репу в Пандарии, но с галлюциногенами все равно выходит лучше.
★ Помнит лицо своего отца!


ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ


ПРОБНЫЙ ПОСТ

[тогда]
Первые пару минут Хоуп видит перед собой только темноту. Земляной пол жесткий, сырой, и здесь пахнет намного хуже, чем даже в любой из уцелевших лачуг неподалеку от Сторожевого Холма - там где спят, едят, вступают в редкие драки и делят женщин толпы нищих.
Она смотрит наверх, и только тогда видит в широкой щели в крыше кусочек неба и звезду, а спустя еще одну минуту Хоуп осознает, что ее правому боку намного теплее, нежели левому. Рядом с ней находится... кто-то. Кто-то, кто гораздо меньше ее ростом. Глаза медленно привыкают в темноте, света неожиданно прибавляется - кажется потому что где-то там, на воле, из-за туч показывается луна, и теперь Хоуп может различить, что у того, кто лежит рядом, волосы цвета соломы и запекшаяся кровь на лбу.
Мальчишка дышит коротко и неровно, и она не может понять - в сознании ли он, и легонько пинает его босой ногой - ее башмаки (хотя какие это башмаки - одно название) либо остались где-то на ферме, либо слетели, когда эти отморозки тащили ее сюда.
- Эй, ты там живой?
Мальчишка открывает глаза, и в них отражаются звезды.
[сейчас]

У него удивительные глаза - они все время меняют цвет. Когда он спокоен, они серо-голубые, как утреннее небо. Глаза темнеют, когда он злится или гневается и их оттенок напоминает воду, что разбивается о волнорез возле причала в Штормграде. Теперь они похожи на стальное лезвие, покрытое патиной - может из-за усталости, а может из-за того, что сейчас в них отражаются не звезды, а мертвые огни Хельхейма.
- Это была ловушка, не надо было входить в то поселение. - прописная истина сводит скулы, как кислый виноград.
Ванесса понятия не имеет, кто из королевской охраны активировал хренов артефакт, но это сейчас и неважно.
Важно только одно - Некоронованные так и не успели до него добраться. Ни до артефакта, ни до принца. Губы Ванессы кривятся в странной, немного злой улыбке. Она до сих пор мысленно называет его "принцем", хотя он уже несколько месяцев как коронован. Он занял проклятый трон, и пока она не знает, что чувствует в связи с этим фактом, и что она должна чувствовать.
В любом случае ее миссия закончилась полным провалом, и, скорее всего, за это ей придется ответить перед Тенями. Если она вообще выберется отсюда.
Они выберутся.
Ванесса пинает носком сапога ближайшую кочку и та взрывается, выпуская из себя ил и зловонную жижу. Кажется здесь им не пройти. Ориентироваться по сторонам света здесь бессмысленно, но где-то на горизонте сквозь клочья зеленоватого тумана пробивается неяркий свет. Пусть это будет условным югом. На "условном западе" виднеются очертания то ли гор, то ли холмов, а вот на "востоке" есть кое-что поинтереснее - там проступают силуэты огромных кораблей. Когда-то давно ей рассказывали старые легенды, пришедшие с севера - и в них путь на тот свет почти всегда совершался по морю - на охваченной пламенем погребальной ладье. Может где-то там, на море, находится и дорога обратно?
Немилосердно ноет плечо - во время взрыва - или как там еще можно назвать зеленоватую смертоносную волну, сметающую все на своем пути - стальной обломок глубоко впился, разрывая мышцы. Она кое-как перетянула рану, но ее движения куда более скованы чем обычно.
Минус в том, что сейчас она понятия не имеет, как им выбираться. Плюс в том, что в этот раз у нее хотя бы есть при себе оружие, и свободны руки.
[тогда]

Жесткая веревка впивается в запястья, и Хоуп шипит и ругается такими словами, которые редко знают даже иные девочки с фермы.
- Повернись же, ну! - она слепо шарит руками за спиной, ее пальцы натыкаются на пальцы мальчишки, на секунду сплетаются с ними в каком-то отчаянном подобии рукопожатия, металлические заклепки на его поясе больно царапают кожу, пока она пытается распутать узлы на веревке, которой он связан. У нее неплохие шансы, в конечном итоге узел - это не замок на кандалах, с отмычками бы сейчас пришлось попотеть. Это кажется очень важным сейчас - успеть развязать именно мальчишку. Он неплохо одет, волосы намного чище и опрятнее ее спутанной шевелюры - холеный, не знавший голода и лишений дворянский сынок. Вряд ли он сможет продержаться здесь хотя бы несколько дней. И он младше. Это почему-то тоже кажется важным.
Хоуп не строит иллюзий насчет собственной участи - если за парня могут потребовать выкуп, с ней позабавятся всласть, а после вспорют брюхо и выкинут куда-нибудь на дорогу. Ну или отправят в котел. Им с Сальденом - почему-то язык не поворачивается называть его "отец" - попадались как-то остатки лагеря, где в кострище чернели человечески кости, а в воздухе стоял терпкий запах топленого сала.
Она едва успевает справиться с последним узлом, как дверь распахивается и на пороге появляется темный силуэт.
Ее хватают за волосы и тащат наружу.
Хоуп кричит, и старается уцепиться хоть за что-то - за землю, за порог, за колючую сухую траву.